Огонь по штабам

Днями я наткнулся на статью о месте, которое называется «Фемдача». Это расположенный в каком-то секретном месте дом, где фем-активистки могут отдохнуть. Отдохнуть от тяжелого повседневного труда и от профессионального выгорания. Так было сказано в статье. Которую я читал и думал: а чем же заняты эти самые фем-активистки? Ну, кроме ведения безумных дискуссий в Твиттере и бегания по Фейсбуку в поисках того, на кого еще можно было бы написать массовые доносы.
Почему-то именно эта статья сразу же вспомнилась мне, как только я прочитал о том, что беспощадная Русская Репрессивная Машина(тм) ввела ограничения на деятельность так называемых «Штабов Навального».

Нет, я тут вовсе не в защиту репрессивной машины и не в защиту здравого смысла. Я вот о чем: а «Штабы Навального» — это что?

Ну вот бывает, например, партия. Политическая партия. У нее есть программа, есть последователи, есть отделения в регионах. А самое главное — в эту партию можно вступить. Стать ее членом, платить членские взносы, разделять ее идеологию, голосовать за нее на выборах. Ну, скажем, отделение партии «Справедливая Россия». Или, если хотите, «ЛДПР».

Бывают еще благотворительные организации. Даже и с отделениями в регионах. Туда можно прийти и попросить о помощи.
«Штаб Навального» — это отделение чего? Навального? Допустим, это представительство Навального в регионе. Каковы его функции? Я страшно не люблю писать вопросительными предложениями, но тут иначе никак не получается.

В «Штаб Навального» нельзя прийти за помощью — ее тебе не окажут. Ну или приведите мне пример, когда такая помощь была оказана. В «Штаб Навального» нельзя вступить — можно только устроиться туда на работу, и то только после пристального разглядывания. У «Штаба Навального» нет устава, нет программы, он не занимается никакой видимой деятельностью, кроме печати листовок и тому подобной чепухи.

Ну ладно штабы. Вот, например, ФБК. «Фонд борьбы с коррупцией». В чем заключается борьба с коррупцией? Борьба с коррупцией заключается в публикации роликов на YouTube. Известен ли нам хотя бы один случай, когда публикация такого ролика действительно способствовала борьбе с коррупцией? Ну то есть кого-то задержали, арестовали, посадили. Разрушили какую-то схему. Нет, нам о таких случаях не известно.

Ну или вот еще такой «Фонд поддежки прав граждан» (с теми же бенефициарами). Покажите мне одного гражданина, права которого были бы поддержаны этим фондом. Одного. Ну, хотя бы из тех, которых ФБК выгонял на несанкционированные мероприятия под полицеские палки.

Нет, вы не назовете мне подобного гражданина. Потому что его не существует.

У Ильфа и Петрова такие заведения назывались «Рога и копыта». То есть, контора, заведенная для отвода глаз от основной деятельности. Остап Бендер собирал компромат на Александра Корейко. Чем занимаются «Штабы Навального», «ФБК» и «Фонд поддержки прав граждан» сформулировать посложнее, но, тем не менее, это не имеет никакого отношения к семантике их названий.

Вот и Александр Андреевич Проханов в одном из своих свежих эфиров прямо так и говорит: «я хочу понять, например, почему штабы Навального, которые покрыли всю карту России… Они повсюду, у них есть штат, есть информационные поля, есть местные сайты, есть огромная инициатива, они управляют либеральными процессами. Откуда они взялись? Это какие же деньги?! Вот я в своей газете «Завтра» не могу позволить себе иметь корреспондентов в городах».

Да, Александр Андреевич. Вы не можете себе этого позволить — а они себе могут это позволить. Несмотря на то, что вы теперь в мейнстриме, а они — на периферии общественного мнения. И нет ли тут какого противоречия?

Есть очень смешная в контексте историческая аллегория. «Огонь по штабам» — это лозунг Мао Цзэдуна, который однажды решил проучить свою бюрократию. Разнообразные идиоты, называемые хунвэйбинами, принялись крушить партийные отделения и администрации, крича «мы здесь власть». У них не было ни программы, ни цели, ни координации. Одна только пассионарность. Закончилось тем, что они стали драться друг с другом, а потом их стали бить местные жители. Ну, потому что кудри уже примелькались. А потом и власти решили пригасить политическую активность масс с помощью танков. Эта нелепая история вошла в историю под названием «Культурная революция».

Так вот главное тут вовсе не в том, что какие-то китайцы подрались с другими китайцами. А в том, что все самые прогрессивные молодежные выступления против власти в пресловутом 1968 году проходили именно под лозунгом… правильно! «Огонь по штабам»! Чем отвечали на это европейские правительства мы хорошо знаем.

Ну то есть мы с вами сейчас наблюдаем удивительную гримасу истории. Управляемые западными леваками (помните про «могут себе позволить»?) русские правые (а Навальный и его окружение, безусловно, правые) ведут себя, как европейские левые экстремисты конца шестидесятых и провозглашают огонь по штабам (призывы на несанкционированные мероприятия), при этом стеная, что их собственные штабы ограничивают в проведении избирательных кампаний.

Вы что-нибудь понимаете?

Лично я ничего не понимаю.

Но единственным европейцем во всей этой истории выглядит, как обычно, русское государство. Которое давит заразу в зародыше, не давая ей развиться в гидру, задушившую европейское самосознание до смерти.

Единственным европейцем не в России, нет.

Во всем мире.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Искусство иллюзии

Искусство иллюзии основано на том, что иллюзионист привлекает внимание зрителя совершенно не туда, где в данный момент происходит обман. Собственно говоря, именно на этом принципе основан практически весь мировой бизнес. И чем этот бизнес выглядит более честным и правильным — тем бОльший обман происходит там, куда сейчас не направлен взгляд наблюдателя.

Грета Тунберг, чтобы не оставлять углеродного следа, отправилась из Европы в Америку на парусной яхте. Экипаж этой яхты потом вернулся в Европу на оставляющем такой след самолете — но ведь внимание наблюдателя было сосредоточено на самой яхте.

Компания Google в прошлом году заявила, что стала абсолютно углеродно-нейтральной. То есть, ее огромные дата-центры больше не греют воздух и питаются электроэнергией, которую ниспослал святой дух. Потом выяснилось, что они просто купили нужное количество так называемых «углеродных зачетов» у тех стран, промышленность которых не так загрязняет атмосферу. Конечно, дата-центры Google от этого не перестали греть воздух. Но внимание наблюдателя было сосредоточено на другом.

И вот теперь компания Lundin Energy объявила, что добыла и продала первую партию, внимание, углеродно-нейтральной нефти. Вы спросите: как же так?! Ведь такая нефть попросту не будет гореть! И будете совершенно правы. Это действительно самая обычная нефть с низким содержанием углерода, при переработке которой используется некий «высококачественный природный проект по улавливанию углерода». Но самое главное — что некий, цитирую: «независимый специалист по испытаниям и сертификации» выдал этой переработанной нефти сертификат о ее углеродной нейтральности. Понимаете? Всё дело в сертификате. Который выдал непонятно кто.

Не отстает от всеобщей моды и компания Microsoft. В новой версии операционной системы Windows предусмотрен, внимание, экологический режим запуска приложений. Ну то есть такие режимы и раньше существовали во всех современных операционных системах — процессор замедлялся, всё ненужное выгружалось и за счет этого снижалось энергопотребление. И батарейка работала дольше.

Но раньше-то никому и в голову не приходило называть это экорежимом.

А теперь, вот увидите — режим энергосбережения переименуют в экологический режим попросту все.

И, хотя ничего не изменится — жить на нашей гибнущей планете станет чуточку легче.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Нечаевщина

В 1869 году революционер по фамилии Нечаев заставил своих соратников вместе расправиться со студентом по фамилии Иванов. Для того, чтобы повязать всех одной и той же ответственностью. Это преступление произвело глубокое впечатление на Федора Михайловича Достоевского, который по его мотивам написал роман «Бесы». А само явление получило название «нечаевщина».

Эта самая «нечаевщина», конечно, имела место и до самого революционера Нечаева. Имеет она место и сейчас, в наше время. Разве что ее теперь не стесняются.

Вот, скажем, глава европейской дипломатии Боррель призывает Сербию, цитирую: «активнее подключаться к санкционным режимам объединения в рамках приготовлений ко вступлению в ЕС». Понимаете? Если Сербия хочет в ЕС — она должна ввести санкции против России. Ну, другие-то ввели. А эти чистенькими остаться хотят. Совершенно не важно, чего они там хотят.

Ну или вот, например. Еврокомиссия требует, чтобы Швеция ужесточила свое законодательство в вопросах ксенофобии и дала официальное определение, внимание, отрицания Холокоста. Комиссар Евросоюза по вопросам юстиции Дидье Рейндерс прямо так и говорит, цитирую: «Проблема в том, что мы не видим в уголовном кодексе Швеции официального определения отрицания Холокоста или оправдания международных преступлений». Как вы говорите? В Швеции свой парламент и он решает? Да это не важно!

А уж что творится с вакцинами! Нет, не со всеми, конечно. А только с русскими. Госсекретарь при МИД Франции Клеман Бон осудил идею властей Прованса закупить российскую вакцину от коронавируса, назвав это решение безответственным и неравноправным.  «Это нехорошо и безответственно. Я хочу, чтобы вакцина была одинаково доступна для всех французов» — сказал этот человек, но так и не объяснил, почему в таком случае нельзя закупить вакцину для всех французов. Впрочем, я могу объяснить — потому что Евросоюз не дает. А чего там хотят французы — не важно.

Евросоюз заставил Литву закрыть атомную электростанцию, а потом и вовсе заставил все три прибалтийские страны отказаться от российской электроэнергии. А что жителям этих стран теперь придется платить за электроэнергию больше — это не важно.

Евросоюз потребовал у Ирландии отменить обязательный карантин для приезжающих из других стран ЕС. Потому что это дискриминирует жителей этих стран. А чего там боится Ирландия — это не важно.

Ну а про солидарную высылку русских дипломатов я уже не стану даже напоминать. Сказано — надо выслать. Значит — надо выслать. И совершенно не важно, хочет кто-то высылать дипломатов или нет.

Важно лишь, чтобы все были повязаны одной общей ответственностью.

И чтобы никто чистеньким не остался.

Ничего не поделаешь — Федор Михайлович Достоевский всемирно известный писатель.

Его все внимательно изучили.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Разные

Пока белый цисгендерный мир стонет под тяжелой пятой разноцветного мулькультурного феминизма, в некоторых тихих гаванях происходит немыслимое: родители, вступив в сговор с учителями, устраивают раздельное обучение мальчиков и девочек в начальной школе.

«Российская газета», например, пишет, что так происходит в одной из школ Санкт-Петербурга. Еще так происходит в одной из школ Белгородской области. Наверняка и еще где по всей нашей огромной стране.

Оказывается, девочки и мальчики, вы не поверите — разные. Причем не только физически, но и ментально. Девочки, например, быстрее включаются в учебный процесс. Мальчики же, наоборот, начинают соображать тогда, когда девочки уже устают. А все сливки хороших оценок к этому моменту уже собраны девочками. Почему и существует миф о том, что девочки лучше учатся.

Нет, не лучше. Просто если подавать девочкам и мальчикам учебный материал по-разному, то учатся они как раз одинаково. Почему, собственно, родители и учителя устраивают подобные эксперименты по всей стране.

Вы, конечно, спросите — а как насчет социализации и всего такого. А я вам отвечу: раздельно школьники только обучаются. Перемены и всякие внеклассные занятия они проводят совместно. Так что и социализация не страдает.
Ну то есть разумных аргументов в защиту такого как бы раздельного обучения предостаточно.

Есть, конечно, аргументы и против: все же, совместное обучение, при всей разности мальчиков и девочек, как раз и дает им возможность осознать эту разность во время совместной деятельности. В будущем и при создании семьи такое знание пригодится. Впрочем, даже экспериментаторы это понимают и обучают раздельно только до выпускных классов. А дальше уже как обычно — все вместе.

Словом, всё довольно разумно. Есть аргументы такие, есть аргументы другие, есть поиск компромисса при участии всех заинтересованных.

Но когда я читал про эту идеальную в моем понимании картину мира меня не оставляло ощущение некоторой парадоксальности происходящего. Ведь те самые радикальные феминистки, тяжелая поступь которых содрогает более прогрессивные земли, тоже мечтают о мире, где не будет вот этих вот цисгендерных гадов. Однако готовы ли они принять аргумент о том, что женщины и мужчины отличаются друг от друга не только физически, но и ментально? Ведь именно в силу этого аргумента в консервативных странах и создают элементы того самого, вожделенного мира, воспетого в одной известной польской кинокомедии.

Когнитивный диссонанс получается.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Было не было

Тридцать пять лет назад взорвался реактор четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции. Нельзя сказать, чтобы эта катастрофа хоть в какой-то момент была забыта. Но все же было какое-то десятилетие, а то и больше, когда она существовала на периферии мейнстрима. Писались книги, выпускались компьютерные игры, появлялись упоминания в произведениях великих — но все же это напоминало уже след кометы. Рассеивающийся след.

И вдруг что-то случилось в последние годы, когда о Чернобыле вдруг вспомнили все. Сериалы, кинофильмы, многочисленные ролики на YouTube. А министерство культуры Украины и вовсе заявило, что Чернобыль должен попасть в список мирового наследия ЮНЕСКО. Наряду с борщом и пампушками.

Причин тому можно найти сколько угодно. Тут и вялотекущая вот уже много лет авария на атомной электростанции Фукусима-1, случившаяся прочти точно через 25 лет после Чернобыльской. Тут и осмысление последствий в предыдущие, так сказать, юбилейные годы, когда вдруг оказалось, что предупреждение было гораздо более грозным, чем сами последствия. И что безвременье случившихся потерь для экологии оказалось сильно преувеличенным. А это как бы не совсем сочетается с общеевропейским курсом на зеленую энергетику, который играет весомую роль в политической жизни таких экономических флагманов, как Германия. И как тут признать, что отказ от атомных электростанций после чернобыльской катастрофы был ошибкой? И что вся эта зеленая энергетика мало того, что не окупается, так еще и приносит природе куда больше вреда, чем атомная энергетика. Пусть и не столь очевидного сразу.

Это далеко не первый текст за многие годы, который я пишу про Чернобыль. И каждый раз феномен этой аварии вдруг поворачивается другой стороной. Когда-то с технической. Когда-то с культурной. Когда-то с философской. А теперь вот и с политической. Вот уже и президент Украины Владимир Зеленский сравнивает Чернобыльскую катастрофу с ситуацией в Донецкой области.

То есть как-то так получилось, что Чернобыльская катастрофа, будучи обстоятельно отрефлексированной в массовом сознании к своей 35-летней годовщине, утратила свою техногенную сакральность. И превратилась в некий абстрактный символ, вокруг которого политики теперь будут выстраивать свои риторические конструкции.

А следствием этого непременно будет то, что конспирология, до того обсуждавшая причины аварии, неизбежно переключится на дискуссию о том, была ли вообще такая авария вообще. Или же все, как обычно, придумали русские.

О том, прав я сейчас или нет, вспомним через пять лет. В день сорокалетия.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Грузите айфоны бочках

Никто никогда точно не знает, что именно покажет компания Apple на своей презентации, очередная из которых пройдет как раз где-то сейчас.

Но зато все точно знают, чего именно она не покажет. И чего больше никогда не будет на этих презентациях. А именно — идущих в комлекте с устройствами проводных наушников и зарядных устройств. От наушников отказались уже очень давно, от зарядных устройств — недавно.

И вот компания Apple отчиталась об экономическом эффекте, полученном от отказа. Сэкономлены почти миллион тонн меди, цинка и олова. Снижено энергопотребление при производстве. А самое главное: коробки с айфонами стали меньше. И теперь в стандартный морской контейнер можно засунуть на, внимание, 70 процентов больше продукции. Что, конечно, снижает углеродный след за счет уменьшения количества рейсов. Но и, разумеется, еще больше поднимает и без того впечатляющие доходы компании Apple. Которая цены на свою продукцию отнюдь не снижает, а даже наоборот.

По следам флагмана идут и другие производители, отказывающиеся от комплектных зарядных устройств. И спорить с ними не хочется, потому что зарядное устройство, в отличие от смартфона, практически вечно. И их у каждого из нас скопилось уже столько, сколько не надо. А выбросить жалко.

То же самое касается и USB-кабелей. Хотя кабели живут недолго, но их все равно выбросить жалко. Поэтому копятся уже негодные кабели. Что вообще уже никуда не годится.

Не знаю, откажется ли Apple от кабеля в этот раз, но всякие международные организации уже говорят, что пора. Международное энергетическое агентство предупреждает, что в этом году выбросы углекислого газа вырастут сразу на 5 процентов. Это связано с тем, что в прошлом, пандемическом году, производство резко сократилось. А теперь восстанавливается. Но всё равно, такого резкого роста выбросов не было почти никогда. Но почти никогда — это все таки не никогда. И предыдущий раз такой рост выбросов был совсем недавно — в 2014-м году. И как мы с вами помним, ничего такого страшного не произошло.

Так что сокращения сокращениями, но все таки в первую очередь — прибыль. И если в коробке с айфоном не будет лежать ни наушников, ни зарядного устройства, ни кабеля — то тогда и коробка, получается, не нужна. Тем более, что она вообще используется только один раз. После чего отправляется в хлам, потому что красивая и выбросить жалко.

Так что айфоны предлагаю грузить бочками.

Без всяких коробок.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Декоммунизация кухни

Со слов Анатолия Луначарского мы знаем, что Ленин считал важнейшим из искусств кино. И, как и в некоторых других вопросах, вождь мирового пролетариата ошибался. Потому что важнейшим из искусств для всех нас является, конечно, национальная кухня. А если кто хочет поспорить о том, является ли кулинария искусством — то просто купите себе любую кулинарную книгу.

Впрочем, за прошедшие сто лет важность национальной кухни по сравнению с национальным кинематографом осознали уже, кажется, все. В международных организациях ведутся серьезные споры о том, где умеют готовить долма, а где не умеют готовить долма. Спорят и про лаваш. А с недавних пор возникли серьезные разногласия по борщу.

Но всё это, разумеется, частности. В спорах по-поводу отдельных блюд нет системности. Системный же подход предлагает украинский шеф-повар Евгений Клопотенко. Тот самый, который подал в ЮНЕСКО заявление о признании борща национальным достоянием исключительно Украины. И на этом не успокоился.

Теперь этот неугомонный шеф призывает провести, внимание, декоммунизацию украинской кухни. Причем речь не просто о переименовании, скажем, колбасы «Советская». А о том, чтобы никакой придуманной при советской власти еды вообще не существовало. Ни «Докторской», ни пирожного «Картошка», ни, разумеется, салата «Оливье».

Есть, правда, проблема с «Киевским» тортом, придуманным в 1956 году на Киевской кондитерской фабрике имени Карла Маркса. Ну да на то есть Украинский институт национальной памяти. Там разъяснят.

Метод контроля предлагается самый эффективный: взымать с рестораторов, которые кормят клиентов запретными советскими блюдами дополнительные 20 процентов налога.

Впрочем, проблемы вот прямо сейчас нарисовались не только у украинских рестораторов. Мировыми лидерами в предъявлении самых безумных претензий у нас являются, конечно, американцы.

Американская певица Деми Ловато обвинила какой-то магазин в Лос-Анджелесе вы не поверите в чем. В том, что по пути в кассу ей пришлось пройти мимо витрины с диетическими продуктами.

И это оскорбило ее чувства как человека, который не хочет питаться диетическими продуктами, а питается обычными. А вот это вот навязывание диетических продуктов заставило ее почувствовать себя неполноценной. Ну, потому что она их не хочет.

Вот это вот я понимаю — вызов общественному мнению. Вот это вот по взрослому. По настоящему.

И не признаться ли уже украинскому шефу в том, что народ с такой многотысячелетней историей не может строить свою национальную кухню на американских картошке, помидорах и кукурузе.

Хотя, впрочем, почему бы и нет.

Они же американские.

А это можно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Купи слона

Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъема денег у населения. Но вот чего Остап Бендер не знал — так это ни одного метода отъема денег у иностранных инвесторов. Зато эти методы известны нынешнему президенту Украины Владимиру Зеленскому — достойному продолжателю дела великого комбинатора. Достигшему, в отличие от учителя, куда как более серьезных высот.

Вот, скажем, есть на Украине предприятие, которое называется «Мотор Сич». Созданный еще в Российской империи производитель авиационных двигателей. Одно из немногих до сих пор работающих высокотехнологичных производств в стране. Но вот беда — после того, как жители Крыма решили вернуться домой, украинские власти запретили предприятию поставлять свою продукцию в Россию. Ну, в России пожали плечами и постепенно наладили собственное производство такой же продукции. А «Мотор Сич» оказался у разбитого корыта.

И тут на пороге предприятия появились приветливые инвесторы из Китая. И предложили план по спасению предприятия. Ну, потому что им тоже хотелось бы наладить собственное производство подобной продукции. Но компетенций пока не хватает.
Так бы всё и сложилось, кабы на Украину вдруг не приехал советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон. После чего «Мотор Сич» обвинили в государственной измене, а сделку с китайскими инвесторами заморозили до выяснения.

Выяснение состоялось при президенте Зеленском. Который взял да и… национализировал предприятие. Китайские инвесторы, конечно, спрашивают — а как быть с тремя с половиной миллиардами долларов, которые они уже вложили во всё это хозяйство? Но Зеленский китайским инвесторам не отвечает. Это Остап Бендер еще вступал в дискуссии с обманутыми им архивариусами. Нынешние комбинаторы на лишние разговоры не размениваются.

Потому что акции предприятия надо ковать, пока они горячи. Турецкая газета Daily Sabah сообщает, что во время встречи Зеленского с Эрдоганом, президент Украины предложил продать половину «Мотор Сич» уже турецкой компании. Конгениально! — Воскликнул бы здесь Остап Бендер. А один мой повидавший в жизни многое приятель сказал бы так: вери гуд бизнес.

Можно даже устроить некий тотализатор — кому Украина будет продавать «Мотор Сич» в следующий раз? Ну, когда к ним снова приедет советник по безопасности США и скажет, что и турецких инвесторов надо кинуть.

Тут ведь главное, чтобы кудри не примелькались.

А то, не дай бог, начнут бить.

Канделябрами.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Четыре минуты

Когда-то давным давно, в самом начале нулевых годов, студент Гарварда Марк Цукерберг создал сервис, позволяющий выбирать самых привлекательных студенток путем голосования. С тех пор прошло много лет и произошло много событий, но изначальная идея нынешней главной социальной сети мира Facebook была сформулирована ее создателем Цукербергом именно тогда, в самом начале нулевых. Это сервис знакомств.

Однако сервисов знакомств много, а Facebook — один. И спрос с него как со всех вместе взятых. Поэтому на протяжении всех этих долгих лет Facebook обрастал формальными ограничениями, сформулированными в так называемых «правилах сообщества». Эти самые «Правила сообщества» запрещают чуть менее, чем всё, что возможно. Согласно этим правилам, вы не можете публиковать даже то, что позволит вашим читателям, внимание, подразумевать, что вы имели в виду что-то не то. Потому что таковы требования современной свободы и сетевой безопасности.

Но и этого, оказывается, мало. Facebook анонсировал приложение для, цитирую: «быстрых знакомств с добрыми людьми». А чтобы люди, не дай бог, не оказались недобрыми, предприняты следующие революционные меры. Во-первых, нельзя рассказать о себе. Во-вторых, нельзя пообщаться с понравившимся человеком непосредственно. А в-третьих, вы должны доказать специальному оператору, что вы добрый и толерантный. И только тогда он позволит вам встретиться с такими же добрыми и толерантными.

На первое «быстрое знакомство» приложение отведет вам всего четыре минуты. Если после этого четырехминутного виртуального свидания каждый из его участников скажет, что ему, в общем, понравилось — то тогда приложение позволит пообщаться понравившимся друг другу людям уже десять минут. А уже после того, как и это общение будет успешным — то тогда уже, так и быть, корпорация добра позволит встречающимся обменяться контактами.

Нет, это не пространная цитата из Оруэлла. Это происходит прямо сейчас и это придумано в самом, казалось бы, свободном от стереотипов месте мира — в Кремниевой долине, Калифорния, США.

И если вы спросите меня: а что мешает всем этим людям познакомиться друг с другом, так сказать, непосредственно — то я даже и не знаю, что вам ответить. Вот лично я со своей женой познакомился в автобусе. Но, быть может, они этого там, в колыбели свободы, уже не умеют.

И тогда, наверное, следующая версия сервиса должна будет давать разрешение на очную встречу.

И без разрешения чтобы ни-ни.

А то мало ли что.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Елисеевский

В Москве закрылся Елисеевский гастроном. На дверях с красивым бронзовым ручками в стиле ар-деко висит табличка «Магазин не работает». Изнутри в ручки вставлена обшарпанная деревянная палка.

Московские власти обещают сохранить уникальное торговое помещение, которое находится в городской собственности. Надо только разобраться с арендаторами.

Но вот с чем еще надо разобраться — так это с тем, зачем нужен продуктовый магазин на центральной улице города. Вопрос этот не праздный и нынешний печальный эпизод в 120-летней судьбе Елисеевского тому красноречивое подтверждение.

Елисеевский создавался как роскошный магазин для богатых. И, как свидетельствуют современники, даже богатые, приглашенные на открытие магазина, были потрясены его интерьерами. С тех пор все эти годы и эпохи он таковым и оставался — магазином для богатых. Витриной как капиталистического, так и социалистического благополучия. И, разумеется, обязательным аттракционом для туристов.

Но ведь любой магазин — это, в первую очередь, бизнес. А бизнес-модель изменилась. И, в общем случае, живущие на Тверской люди по магазинам не ходят. Ну то есть ходят, конечно, но не по продуктовым. А за продуктами для живущих на Тверской ходят другие, специальные люди. А для этих специальных людей важны не интерьеры, а удобство самообслуживания. Которого Елисеевский магазин в силу своей исторической природы предоставить не может. И не сможет, ибо изменять все эти интерьеры — это всё равно, что их уничтожить. А это нельзя.

Вот и получается, что уникальный объект культурного наследия — вот он. Интерьеры — на месте. Люстры 120-летние — висят. А что со всем этим великолепием делать — решительно непонятно. Ну просто попробуйте представить себе в Елисеевском курьера службы доставки еды с этой огромной квадратной сумкой за спиной. Попробуйте представить себе там всё то, что стоит на полках любого современного супермаркета. Охранника в дверях представить попробуйте. Не представляется. Ну то есть там всё это в последние годы было — и вот, рассеялось как дурной сон. Потому что Елисеевский — он не для этого.

А другого уже и не будет. Не остановится у дверей лимузин. Не подбежит к лимузину швейцар в расшитом золотом мундире и не откроет дверь. Не выйдет из лимузина дама в горностаевом манто. И не проследует в магазин.

Всего этого больше не будет. А вот что будет — это еще предстоит придумать.

И если кто-нибудь придумает — то мы обязательно скажем этому человеку спасибо.

Потому что Елисеевский в Москве должен быть.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.