По лицу видно

Совсем немного времени остается до инаугурации 46-го президента США. Которая, судя по всему, будет проходить в режиме чрезвычайной ситуации. Дабы сторонники 45-го президента США не помешали торжеству демократии, крупнейший сервис онлайн-аренды заведомо заявил о том, что не будет заключать сделки со сторонниками республиканцев. Разумеется, немедленно возник вопрос: а как именно отличить республиканца от демократа при заключении онлайн-сделки?

И на этот вопрос тут же нашелся ответ. В Стэнфордском университете была разработана нейронная сеть, которая может определить политические взгляды человека по фотографии с вероятностью больше 70 процентов. То почти на 20 процентов больше, чем точность, которой политические взгляды по фотографии может определить человек.

И это, согласитесь, открывает перед человечеством невиданные ранее перспективы.

И я тут даже не о том, что с новой технологией сбор идеального митинга или создание идеального рабочего коллектива теперь задача чисто техническая. И даже не о том, что проверять политические взгляды по фотографии можно даже в приложении для знакомств еще до этого самого знакомства. Ну, чтобы не было никаких недопониманий.

Да, это всё очевидно. Но ведь если человек научился определять по фотографии политические предпочтения — то, значит, он может научиться определять по фотографии всё, что угодно. Сексуальную ориентацию, например. Многие считают, что ее и так видно, без всякого искусственного интеллекта — а я вот, например, на взгляд определять не умею. Не то чтобы для меня это было важно — но все равно не умею. Ну ладно там ориентация. А ведь наверняка можно обучить нейронную сеть определять потенциальную супружескую верность! Вы представляете, какие крепкие семьи могли бы получиться в результате применения такой технологии!

Дальше, конечно, возникает естественный следующий вопрос. А именно: можно ли по фотографии определить, будет ли человек воровать или нет Еще до того, как он станет каким-нибудь завхозом 2-го дома Старсобеса. А еще интереснее даже не то, ворюга ли он вообще. А именно то, не станет ли он воровать именно после того, как станет завхозом.

Впрочем, тут мы уже вступаем на опасную стезю обобщений. Разумеется, технология, способная отличить сторонника Трампа от сторонника Байдена будет запущена. Разумеется, любая другая подобная технология нет.

Ну, чтобы не помешать демократии.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Генерал Мороз

Мороз и солнце; день чудесный, — писал Александр Сергеевич Пушкин, — Еще ты дремлешь, друг прелестный. Проснись, красавица, проснись.

Ну, проснуться-то дело нехитрое. Но дальше надо вылезти из под одеяла. А за окном, как уже было сказано выше, мороз. И никакого вам центрального отопления. И нет никакого сомнения, что красавица вылезала из под своего одеяла. И шла умываться остывшей водой.

Потому что человек ко всему привыкает. Он привыкает жить в холоде — но, точно так же, он привыкает жить в тепле. И сколько бы Грета Тунберг ни пугала нас глобальным потеплением, мы к нему уже, в общем, привыкли. А от таких морозов, какие случились нынче в центральной России, соответственно, отвыкли. И, в отличие от Пушкинской красавицы, из-под одеяла вылезать не хотим. Даже несмотря на наличие центрального отопления.

А ведь приспособленность к холоду — это наша стратегическая национальная особенность. Межконтинентальные ракеты с подводными лодками, конечно, вселяют спокойствие. Но куда как большее спокойствие нам всегда вселял тот самый Генерал Мороз. От которого мы теперь, получается, сами отвыкли.

В городе Апатиты Мурманской области, где я родился, бывало, при сильных морозах отменяли занятия в школах. После чего освобожденные от занятий школьники немедленно шли на улицу гулять. В мокнущих шерстяных пальто и ботинках «прощай молодость». Катались на санках и валялись в снегу. В дом после этого родители не пускали, а выдавали в дверях веник, коим весь налипший на эти шерстяные пальто снег следовало очистить. И это никогда не было неудобством. Потому что это всегда было весело.

Теперь же три дня холода — это целое приключение. Заведется ли машина? Не замерзнет ли где чего? А уж современная одежда по сравнению с той, в какой мы гуляли тридцать пять лет назад, технологически напоминает космический скафандр. Плюс согревающая антиковидная маска.

Конечно, есть люди, которые даже в такие морозы ныряют в крещенскую прорубь. Но в общем и целом мы, разумеется, стали теплолюбивее. Мы стали такими европейскими-европейскими. Мы поверили Грете Тунберг. Мы разучились быть пушкинской красавицей.

И когда природа раз в несколько лет напоминает нам о том, что мы — русские, и о том, что мороз и солнце — это чудесно — то спасибо природе хотя бы за такое напоминание.

Чтобы руки, как говорится, помнили.

И ноги, разумеется, тоже.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Снег идет

Как всегда неожиданно в центральной России случились снег и мороз. Пусть и предсказанные метеорологами заранее — но кто же верит метеорологам? Все мы живем надеждой только на то, что сбудутся прогнозы хорошие. А плохим прогнозам не верим.

Тем не менее, на этот раз метеорологи оказались правы. Причем в качестве назидания они уточняют, что хотя этот снегопад и силен, но по его окончании высота снежного покрова, цитирую: «достигнет нормы». Ну то есть никакого катаклизма как бы и нет. Снега станет столько, сколько его и должно быть в это время года. Не говоря уже о том, что морозы в конце января — это тоже климатическая норма. Считанные дни до Крещения.

Тем не менее, снова, как и в предыдущие годы, встает важный вопрос: что же нам делать со всем этим снегом? Ну то есть понятно, что его надо убрать. А вот после того, как мы его убрали — что делать с ним? Тратить огромное количество электроэнергии для того, чтобы перетапливать его в воду, которая сливается в канализацию — глупо. Сваливать его в горы для того, чтобы он сам растаял, когда придет время — тоже как-то не очень.

Еще два года назад в этом же эфире я предлагал перерабатывать снег в воду для того, чтобы этой водой торговать. Снега в России сколько хочешь и он совершенно бесплатный — просто падает с неба. Зачем же упускать такую возможность?

И вот, вы не поверите, в декабре минувшего года на Уолл-Стрит таки стали торговать, внимание, фьючерсами на воду. Пока эти фьючерсы просто хеджируют будущую доступность воды в Калифорнии. Но ведь это только начало! Фьючерсный контракт на этот январь стоил в декабре почти пятьсот долларов за акр-фут — это чуть больше одного кубометра. Да за такие деньги мы могли бы залить Калифорнию талой водой прямо с наших стратегических бомбардировщиков!

Впрочем, Россия — самая большая страна на планете. И в ней тоже есть места, где воды не хватает. Поэтому мы сначала тут у себя перераспределим, как сможем. А там уже придет пора и Калифорнии. Если, конечно, они дадут хорошую цену. Можем даже водопровод туда построить откуда-нибудь из Сибири. Назовем его, скажем, «Калифорнийский поток».

Впрочем, шутки шутками, а я еще не видел в лентах социальных сетей ни одного человека, который бы высказывал сожаления по-поводу первого настоящего снегопада в этом году. Очищающего снегопада. Нашего, русского снегопада.

Так что пусть он идет.

И вместе с ним пусть всё идет своим чередом.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Старый Новый год

Один из краеугольных, фундаментальных вопросов в жизни каждого русского человека — это вопрос о том, когда выбрасывать елку.

В любой другой стране просто — елка это рождественское дерево, ставится она на Рождество, а потом через несколько дней Новый год — и всё, можно выбрасывать.

У нас же елка должна стоять не только на православное Рождество, но и на католическое. Поэтому ставят ее обычно где-то в середине декабря. Потом, после Рождества — Новый год. Но после Нового года-то опять Рождество! Только теперь уже наше, настоящее. А после нашего настоящего Рождества — опять ожидание праздника. Потому что Старый Новый Год хоть и странный день календаря, но как без него-то?

Так что до Старого Нового года русская елка точно будет стоять. А там — другая напасть. Надо после всего этого почти месяца гастрономического и алкогольного угара выходить на работу. Тут уже не до елки! Поэтому стоять ей как минимум до ближайших выходных. А еще лучше — до ближайших длинных выходных. То есть — то 23 февраля. Ну или до 8 марта, если уж 23 февраля не получится.

Между тем эксперты утверждают, что елку не стоит держать дома дольше двух недель. «Я бы больше двух недель дома не держал, — говорит один из таких экспертов, — Недели через две может появиться какая-нибудь плесень».

Ну что же. Мы бы тоже, может быть, не держали бы. Но ведь сами понимаете — обстоятельства. И, кстати, в словах эксперта «я бы не держал» мы слышим, что он таки держит и дольше. Потому что он русский.

Впрочем, одно успокаивает — время между Новым годом и Старым Новым годом уменьшается. Как сообщают ученые, в минувшем безумном году, в числе прочего, вращение Земли заметно ускорилось. Тогда как раньше оно постоянно замедлялось. В результате этого 2020-й год стал на целых 3 минуты короче, чем 2019-й. Так что вполне можно ожидать, что в некотором будущем за время всех многочисленных принятых у нас своих и чужих праздников елка вовсе не успеет покрыться плесенью. А вполне может быть, что даже и не осыпется.

Главное, чтобы это неожиданное ускорение вращения Земли не было причиной всего того, что случилось в минувшем году. Потому что больше нам такого не надо.

Ни в Новом, ни в Старом Новом году.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Лось. Просто лось

Непримиримой в своей борьбе за американскую демократию спикеру конгресса США Нэнси Пелоси восемьдесят лет. Самое время подумать о чем-нибудь вечном. А что может быть более вечным, чем великий и могучий английский язык. Известный своим бесконечным словарным запасом. Который демократическая фракция конгресса и решила несколько подсократить, проголосовав в понедельник за новые правила для официального делопроизводства.

Вместо слов «он» или «она» теперь рекомендуется использовать гендерно-нейтральные понятия «представитель» или «делегат». Вместо «отец», «мать», «сын», «дочь», «брат», «сестра», «дядя», «тетя» — обобщенные «родитель» или «ребенок». Причем вместо «брат» и «сестра» лучше использовать слово «sibling», которое в английском языке обозначает и брата и сестру одновременно. Вместо слов «мачеха» и «отчим» надо использовать слово «приемный родитель». Ну и так далее.

Нэнси Пелоси заявила, что Комитет по правилам — есть такой в американском конгрессе — будет решать, цитирую: «вопросы неравенства на основе расы, цвета кожи, этнической принадлежности, религии, пола, сексуальной ориентации, гендерной идентичности путем изменения использования местоимений и родственных обращений в процедурах Палаты представителей на гендерно нейтральные».

Ну что же. Сократить словарное многообразие английского языка — дело хорошее. Но вот ведь какая проблема — запрет на употребление тех или иных слов в США прямо противоречит первой поправке к Конституции. Больше того, неизбежно возвысят свой голос радикальные феминистки, ибо какие могут быть «представитель» и «делегат» в мире победивших феминитивов? Какая может быть гендерная нейтральность, когда сто лет боролись за право женщины гордо нести свой гендер? Ну и всех остальных гендеров — а на одном Фейсбуке их предлагается пятьдесят восемь — это тоже касается.

Впрочем, ладно там гендеры. Сенатор Кеннеди теперь будет «sibling» президента Кеннеди. Никаких двух президентов Джорджей Бушей теперь больше не полагается. Потому что один из них старший, а другой — младший. А это нельзя. Остается только просто Джордж Буш, занимавший пост три срока. А больше всех не повезло Джозефу Байдену. Потому что каждого из сорока пяти президентов до него называли «мистер президент». А «мистер» теперь тоже нельзя. Потому что это слово имеет явственную гендерную коннотацию.

И если президентом однажды вдруг станет Камала Харрис — она тоже будет просто «президент». А никакая не «миссис президент», о которой американские демократы мечтали вот уже сколько десятилетий.

Но тут уж ничего не поделаешь: закон есть закон.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Есть идея

В 2017 году семеро граждан Соединенных Штатов Америки подали судебный иск против президента Дональда Трампа. За то, что тот забанил их в Твиттере. Суд постановил, что бан в Твиттере президента нарушает свободу граждан высказываться там по любым вопросам. И запретил Трампу банить фолловеров впредь.

В 2021 году руководство Твиттера забанило самого президента Дональда Трампа. Тем самым лишив свободы высказываться там 88 миллионов человек.

В 1984 году компания Apple с помощью рекламного ролика в стилистике романа Джорджа Оруэлла смело выступила против тотального преобладания IBM на рынке персональных компьютеров. В 2021 году компания Apple, сама превратившаяся в тоталитарного монстра куда как более крупного, чем IBM, удаляет из своего магазина приложений социальную сеть, просто популярную у сторонников действующего президента. Тем самым лишая бизнеса людей, которые просто создали удобную программу без всякой цензуры. Не говоря уже о лишении сторонников действующего президента площадки для самовыражения.

А когда в Твиттере после всего этого начинает набирать популярность хэштег #1984, руководство социальной сети делает что? Правильно! Добавляет число 1984 в список недопустимых хэштегов.

Всё это происходит прямо сейчас в стране, которая называет себя самой свободной на нашей планете. Причем в индустрии, которая называет себя самой свободной в самой свободной стране на нашей планете. Вот он — тот самый конец истории, о котором писал Фукуяма. Только состоит этот конец истории не том, что либерально-демократическая идея победила все остальные идеи, как ошибочно считал Фукуяма. А в том, что либерально-демократическая идея все остальные идеи пытается уничтожить. Прямо на наших глазах. И первым делом именно в Кремниевой долине.

Но вся история человечества показывает нам, что идею нельзя уничтожить. Запретить ее высказывать под страхом любых наказаний — да, можно. Но уничтожить нельзя.

А интернет и социальная сеть — это не столько технология, сколько идея. И поэтому не надо бояться трусливых леваков вроде руководителей американских IT-компаний. Не будет этих компаний — будут другие. А может и компаний не будет, а будет какое-нибудь распределенное совместное творчество вроде того, которое подарило нам Линукс.

А трусливые леваки разорятся.

И их будет совершенно не жалко.

И да, разумеется эта реплика совершенно не про Дональда Трампа.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Идиоты

Вот и заканчивается 2020й год. Год, изменивший в жизни человечества многое.

О пандемии коронавируса, национальной и персональной самоизоляции, о расцвете технологий удаленного доступа к чему бы то ни было я вам рассказывал раньше, а теперь расскажут другие.

Но вот о чем мы с вами еще не размышляли отдельно — это о том, что вместе с технологиями удаленного доступа к чему бы то ни было уходящий год подарил нам расцвет совершенно нового интернета. Интернета людей, мающихся от скуки. И от скуки же делающих совершенно нелепые вещи.

Впрочем, такие люди в интернете были всегда. Просто теперь у них нашлись такие же скучающие зрители. И эта синергия привела к взрывному росту сервисов вроде TikTok, разного рода стримов, а вместе с тем — к появлению совершенно нового вида поп-звезд, зарабатывающих миллионы на самом что ни на есть низменном.

Если кто до сих пор не знает, что такое TikTok, то я поясню — это приложение, где вы можете снять короткое видео и показать его другим. Таких сервисов и раньше было достаточно, но именно в уходящем году кривляние на камеру стало социальным феноменом. Причем настолько социальным, что озаботились даже власти некоторых особенно впечатлительных стран.

Те же, кому коротких TikTok-видео мало, начали стримить. Стрим — это когда человек сидит перед камерой на протяжении многих часов и что-нибудь делает. Высказывается с умным видом по актуальным вопросам, например. Или развлекается с девушками. И теперь если у тебя нет стрима или хотя бы аккаунта на ТикТоке — то ты уже вовсе не актуален. Даже YouTube-ры в этом году отошли на второй план. Что уж говорить о замшелых блогерах, о существовании которых, кажется, все забыли.

И здесь бы, конечно, посетовать на то, кому мы оставляем эту планету. Но уж очень не хочется уподобляться герою Владимира Меньшова из фильма Карена Шахназарова «Курьер». Помните, он возмущался, что его сын сминает в руках жестяные банки просто потому, что он может. И разве может что-то дать миру это вот поколение?

Получилось так, что именно это поколение — то есть, моё, дало миру весь вот этот вот современный интернет. И всё то, что изменило жизнь человечества в минувшем году. В том числе и ТикТокеров со стримерами.

Так что, конечно, не стоит переживать за тех, кто тратит свою бесценную юность на глупости. Все так делали. Но один год сменяется другим, одно приложение сменяется другим приложением — а человечество остается.

И именно об этом надо думать, вступая в новый год.

Который, как мы с вами уже договорились, мы обязательно должны сделать лучше, чем уходящий.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Десять лет и один год

Для человека, который работает в текущем новостном контексте, информационная картина мира представляет собой калейдоскоп событий, различить в котором что-то отдельное невозможно. Работающий с новостями человек не помнит, что было вчера. Что уж тут говорить за целый год.

Так начиналась моя реплика, приуроченная к концу прошлого, 2019 года. Я посвятил ее итогам уходящего десятилетия, а сегодня, в поисках вдохновения, перечитал. И, удивительно, но главными итогами завершившегося в прошлом году десятилетия стали вот какие технические достижения. Во-первых, широкополосный интернет в кармане каждого человека. Во-вторых, обыденность персональной видеосвязи. В третьих, мир картинок, победивших книги — то есть, удаленное образование. В четвертых — удаленная доставка всего, что захочется. И, как главный, интегральный итог всего перечисленного — восторжествовавшая дистанционность.

Год назад это был, конечно, довольно футурологический анализ. И кто бы мог подумать, что всего через несколько недель человечество столкнется с ситуацией, в которой все эти умозрительные достижения, скажем так, не для всех, станут жизненно необходимыми абсолютно для всех. И как после всего этого не уверовать в божественное провидение. Человечество десять лет готовилось к тому, чтобы встретить пандемию коронавируса подготовленным если не с медицинской, то хотя бы с бытовой точки зрения. А может и с медицинской тоже — ведь с достижениями генетического моделирования мы в повседневности сталкиваемся не так часто, как с достижениями цифровых технологий. Зато минимальные сроки разработки вакцины от коронавируса как бы говорят нам о том, что и в этой области прошедшие десять лет не стали для всех нас потерянными.

И здесь мы сталкиваемся с диалектическим противоречием. С одной стороны, технологии позволили нам противостоять пандемии и приспособиться к активному сосуществованию с ней. С другой стороны, если бы не технологии — то и не было бы никакой пандемии. Ее не было бы без авиаперелетов, без мест большого скопления людей, без развитой индустрии туризма и путешествий. И — кто знает — может и самого вируса без технологий бы не было. Хотя тут я вступаю на скользкую стезю ничем не подтвержденных предположений.

Вот и думай после всего этого — технологии это хорошо или плохо?

Впрочем, мой ответ — хорошо.

Потому что пандемия уйдет, а всё, что мы создали за ушедшие десять лет и радикально улучшили за уходящий год останется.

И мы продолжим всем этим пользоваться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Миллион долларов

Последние дни года — благодатное время для прессы, ибо всегда есть, о чем рассказать. Кто-то подводит итоги года, кто-то расспрашивает граждан о подарках, а кто-то советует, как правильно есть и пить в новогоднюю ночь. А один из интернет-сервисов расспросил нас с вами о том, чего бы мы с вами пожелали при наступлении Нового года. Ведь из того, что этот, как принято считать, самый плохой год в текущем столетии заканчивается вовсе не следует, что следующий год будет лучше.

Собственно, именно этому опасению и посвящено большинство наших с вами желаний. Больше половины желают здоровья, треть — окончания опостылевшей пандемии. Кроме этого чуть больше 40% опрошенных хотят счастья и высокой зарплаты. Еще треть хочет купить себе квартиру, дачу или автомобиль. Кто-то хочет любви, кто-то — путешествия, а кто-то — найти свое место. Но самое интересное желание, интереснее даже, чем у 1% пожелавших миллион подписчиков в социальных сетях изъявили, внимание, 20% опрошенных. Им хотелось бы получить в новом году чемодан с одним миллионом долларов США.

И тут бы конечно напомнить этим несознательным людям, что жизнь и мировой политико-экономический контекст ставят перед нами куда как более амбициозные задачи. Ну что это за такой миллион? Почему хотя бы не миллиард?

Но немедленно вспоминается опрос советского радио: чтобы вы сделали, если бы у вас был миллион? Советских рублей, разумеется, а не долларов США. И я помню, как один человек сказал: купил бы себе мотоцикл. Ему говорят — э, какой мотоцикл? Это же миллион! И человек, помявшись, сказал: ну, тогда я купил бы себе еще один мотоцикл.

И этот небольшой эпизод всё объясняет. Если человек не знает, зачем ему миллион — он, во-первых, будет этот миллион вожделеть как способ решения всех своих наверняка решаемых и без миллиона проблем. А, во-вторых, немедленно по получении этот миллион потеряет. Просто потому, что не умеет с ним обращаться.

Это не только русского человека касается. В США, где люди, бывает, выигрывают в лотерею огромные деньги, им отдают эти деньги частями на протяжении лет. Чтобы люди привыкли. Чтобы научились обращаться с деньгами.

И то, что каждый пятый человек в нашей стране публично признается в том, что не умеет обращаться с деньгами — а желание миллиона долларов США в общем случае ничем иным не объясняется — то это, конечно, тревожный сигнал. И начальству следовало бы обратить внимание на повышение финансовой грамотности.

Впрочем, что же мы опять о тревожном. У нас же с вами Новый год на носу.

И поэтому подходить к выбору загадываемых желаний надо со всей ответственностью.

А ну как они осуществятся.

А нам с вами обязательно нужно, чтобы следующий год случился лучше, чем этот.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Клетка Фарадея

В Москве и других больших городах России изо дня в день растут автомобильные пробки. Граждане отправляются по магазинам в поисках новогодних подарков. Толпы людей в масках, соблюдая социальную дистанцию, мечутся по торговым центрам в недоумении: что же, что же еще купить своим близким из того, чего у них еще нет.

А ведь достаточно почитать интернет-опросы для того, чтобы понять: не надо вообще никуда ехать. Потому что больше всего опрошенные хотят получить биткойны. Как тогда, три года назад, когда он тоже так бодро и неумолимо рос. А потом так же бодро и неумолимо падал.

Кроме биткойна мы с вами хотим получить капсулы для самоизоляции в квартире и, внимание, клетки Фарадея. Это для того, чтобы защититься от электромагнитных воздействий.

А для того, чтобы защититься от коронавируса, мы с вами хотим, разумеется, вакцину от этого самого коронавируса.

Ну что же. Если не обращать внимания на клетку Фарадея, то все желания выглядят вполне адекватными сложившейся обстановке. Но ведь мало знать, чего хотят наши близкие. Не менее важно знать, чего они не хотят. И ради чего не стоит ехать на машине в торговый центр, после чего метаться там, соблюдая социальную дистанцию и всё такое.

Так вот, эксперт по этикету не советует покупать мужчине носки и нижнее белье. Я, честно говоря, даже не знаю, кому бы это могло прийти в голову. Но кроме этого не рекомендуется дарить наборы для бритья, галстуки и бабочки. А также книги, потому что не очень понятно, какие именно книги надо дарить.

Еще не дарите прыжки с парашютом и сплавы на байдарках. Потому что, оказывается, не все мужчины подобное любят.

С женщинами, впрочем, примерно всё то же самое. Никто не хочет банальностей. Ни дешевого парфюма, ни мягких игрушек, ни одежды, которая не подходит. Все хотят чего-нибудь оригинального. Пусть даже и клетку Фарадея. Не говоря уже о биткойнах.

А поскольку практически все мы, живущие в панельных многоэтажках, и так находимся в клетках Фарадея, ибо это просто клетка из металлической арматуры — то, значит, остаются биткойны.

За которыми, как уже было сказано выше, не надо никуда ехать. А можно просто повесить на елку бумажку с соответствующим QR-кодом.

А уж куда он там пойдет после Нового года — вверх или вниз — это уже будет совсем другая история.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.