К топору!

В России принято считать, что вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» — это именно русские вопросы.

Но на самом деле человечество на протяжении всей своей истории пыталось найти, кто виноват и что с этим делать. Поиски эти почти всегда заканчивались для найденных плохо, потому как что с ними делать никогда вопросов не вызывало.

Потом оказывалось, что ничего не меняется, то есть нашли не тех виноватых. И поиски начинались по-новой.

И вот вам очередной результат этих поисков. Международная благотворительная организация Oxfam опубликовала исследование, согласно результатам которого самые богатые люди планеты — а их всего 63 миллиона человек — выбрасывают в атмосферу вдвое больше парниковых газов, чем беднейшая половина человечества. Надо ли говорить, что целью деятельности организации Oxfam является решение проблем бедности и связанной с ней несправедливостью.

Оказывается, богатые люди потребляют такое количество товаров и услуг, что это угрожает планете климатической катастрофой. А платят за это бедное население и молодежь.

Ну что же, кто виноват — найдено. Что делать — понятно. Если планета гибнет под пятой богатых людей, то, значит, надо сделать их бедными. И тогда природа сразу очистится.

Она очистится от выбросов древних автомобилей, экологический класс которых равен нулю. Очистится от сточных вод, спускаемых прямо в соседние водоемы без всякой очистки. Очистится от непереработанного мусора, разбросанного по бедным районам. От выбросов примитивных производств, дыма от выжигаемых для пастбищ лесов и того, что пасущиеся на этих пастбищах выделяют в окружающий мир. Ах да, это же выбросы той самой бедной половины человечества. Справедливости для которой требует международная организация.

И если кто-нибудь скажет мне, родившемуся в СССР и сдававшему экзамен по научному коммунизму, что справедливость будет таким образом восстановлена — я рассмеюсь этому человеку прямо в лицо. Потому что я хоть и родился в СССР, но вырос в новой России. И я прекрасно знаю, чего больше всего хочет любой бедный человек. Он хочет прогнать богатого. А после того, как прогнал — занять его место.

Увы, хоть международная организация Oxfam и работает в 90 странах по всему миру — среди них нет ни одной, которая бы уже поставила этот эксперимент на себе.

И признала его неудачу.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Пить или не пить

Если пьянство мешает работе – брось работу, — шутил Марк Твен. Но в каждой шутке есть только доля шутки. А остальное в ней — истина.

Вот и Геннадий Григорьевич Онищенко, чья последовательная антиалкогольная позиция известна всей России вот уже много лет, прямо связывает безделье и пьянство. Он утверждает, что четырехдневная рабочая неделя противопоказана нашей стране, ибо когда русский не работает — то он пьет. Ну, не каждый, конечно. Но в целом.

«Мы можем уже в четверг напиваться, — сказал депутат, — В пятницу добавлять, а в субботу и воскресенье плавно выплывать из этого состояния». Конец цитаты, к которой, конечно, хочется добавить: и если бы выплывать!

«Труд – проклятие пьющего класса», — говорил Оскар Уайльд.

И, связывая все эти тезисы воедино, трудно избавиться от искушения предложить лежащий на поверхности выход из сложившейся ситуации с пьянством. Разрубить, так сказать, гордиев узел.

Ведь если четырехдневная рабочая неделя приведет к тому, что мы будем больше пить — то тогда шестидневная рабочая неделя приведет к тому, что мы будем пить меньше!

А если рабочая неделя будет семидневной — то тогда мы не будем пить вовсе!

Скептики, конечно, спросят: а как быть с удаленным режимом? И будут посрамлены сообщением из Западного Лондона, где власти муниципалитетов Хаммерсмит и Фулхэм издали постановления о полном запрете курения на любом рабочем месте, включая в том числе удаленные. Как это будет контролироваться пока не очень понятно. Но тотальная английская система видеонаблюдения не дает оснований сомневаться, что контролироваться это рано или поздно все таки будет.

Понимаете? Дело всего в одном словосочетании, ибо появление на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения в России и так является основанием для увольнения сотрудника. 81 статья Трудового кодекса. Более того — уволить можно даже человека, который выпивает на рабочем месте по окончании рабочего дня. То есть, дело за малым — объявить удаленное рабочее место таким же рабочим местом, как и любой другое. И всё — с извечным российским пьянством будет покончено.

Главное — не рассказывайте об этой моей озорной фантазии чиновникам и депутатам.

А то с них станется.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Секс и справедливость

Человечество последовательно искореняет неравенство. Иногда даже настолько последовательно, что те, кто раньше были менее равны, чем другие, теперь становятся, наоборот, более равны. Но это там, у них. В мире оскала и чистогана. У нас, конечно, всё значительно более сбалансировано.

Вот, скажем, три недели назад изменился закон об ОСАГО. И там появился пункт, позволяющий учитывать при расчете стоимости полиса, цитирую: «иные факторы, существенно влияющие на вероятность причинения вреда при использовании транспортного средства и на потенциальный размер причинённого вреда».

А для того, чтобы эти иные факторы никоим образом не привели бы к неравенству, их ограничили. И запретили учитывать при при расчете национальную или политическую принадлежность владельца автомобиля. А также его должностное положение и религиозность.

Чего же тут не хватает? Правильно! Самого главного. И вот уже в числе факторов, учитываемых страховыми компаниями при расчете стоимости полиса появилась гендерная принадлежность водителя. Но не торопитесь обвинять страховые компании в сексизме! Ну то есть обвинять их, разумеется, можно. Но с учетом небольшого нюанса.

Я лично проверил на одинаковых наборах других факторов — да, стоимость полиса зависит от пола водителя. Но у женщин она меньше, чем у мужчин! Несмотря на то, что по статистике частота страховых случаев у женщин выше, чем у мужчин.
Объяснить эту аномалию я не берусь. Но могу предположить, что страховые компании просто решили брать с одних больше, чем с других, но поскольку за женщинами стоит воинственный феминизм и можно нарваться на какую-нибудь кампанию в социальных сетях, то проще брать больше с мужчин.

Потому что они промолчат.

Как наверняка промолчат и те, чей полис станет дороже в силу, цитирую: «экономико-демографических данных о регионе и месте проживания, регионе регистрации актов гражданского состояния, регионе выдачи документов, удостоверяющих личность страхователя». Что, как вы понимаете, никак не национальная принадлежность. И закона как бы не нарушает.

А что одни таки получаются немного равнее других — так на то и сильные у нас платят больше.

И получается справедливо.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Консервативность

Человек — существо крайне консервативное. Сопротивляемость человека всему по-настоящему новому такова, что даже борьба за самые, казалось бы, прогрессивные нормы социальной справедливости всё равно напоминает обычные погромы, известные уже сотни лет.

Вот взять, к примеру, 18 марта 2018 года. В этот день около 10 часов вечера в городе Темпи, штат Аризона, США, беспилотный автомобиль компании Uber наехал на пешехода с велосипедом. 49-летняя Элейн Хёзберг стала первым в мире человеком, потерявшим жизнь под колесами робота, самостоятельно принимающего решения. Первый закон робототехники, сформулированный Айзеком Азимовым еще 78 лет назад, оказался нарушен. Робот причинил вред человеку.

И сразу же возник закономерный вопрос: а кому отвечать? Изначально полиция была не склонна обвинять вообще кого бы то ни было. Женщина с велосипедом неожиданно появилась на дороге, выйдя из тени на освещенную проезжую часть в не предназначенном для этого месте.

Но человек крайне консервативен. И если кто-то погиб под колесами средства повышенной опасности — значит, кто-то должен ответить.

И вот, наконец, предъявлено обвинение. Вы не поверите, кому — человеку, сидевшему в беспилотном автомобиле. И не управлявшему им. Прокуратура считает, что этот человек виновен, потому что за несколько секунд до столкновения смотрел в экран своего телефона. И это — преступная невнимательность.

Но погодите. А зачем вообще нужен беспилотный автомобиль, если его пассажир должен постоянно следить за дорогой? Ну хорошо, допустим, это был экспериментальный автомобиль. И его пассажир назывался оператором именно потому, что он должен был следить за дорогой. Но в деле нет ничего о том, мог ли этот оператор предотвратить столкновение, даже если бы управлял автомобилем. Потому что, напомню, погибшая неожиданно появилась на дороге в неположенном месте.

Понимаете? Оператора автомобиля-робота сейчас будут судить не за то, что он убил человека. А за то, что он смотрел в телефон в то время, когда робот убивал человека. А создатель робота, который принял неверное и трагическое решение, никаких обвинений не предъявляется.

И, поверьте, я это не к тому, что знаю, кто именно виноват. Я это к тому, что человек крайне консервативен.

И вряд ли сядет в беспилотный автомобиль, если существует ненулевая вероятность быть обвиненным в аварии, которую этот автомобиль совершит.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Зачем — 2

Эта колонка называется «Зачем — 2». И вот почему. Потому что когда я хотел назвать ее просто: «Зачем», выяснилось, что колонка с таким названием у меня уже есть. И в ней я задаюсь вопросом, зачем России вмешиваться в промежуточные выборы в США. Как выясняется, это вовсе не единственный раз, когда стоило бы задаться вопросом «зачем». Зачем нам вмешиваться в американские выборы? Зачем Башару Асаду сбрасывать на мирных сирийцев две бочки хлора? Зачем России покушаться на Алексея Навального?

Сейчас, когда Навальный снова готов к борьбе, можно уже оценить сложившуюся ситуацию. Итак, мы имеем человека, которого весь мир теперь знает как главного оппонента Путина. И про которого еще месяц назад весь мир не знал вообще ничего. Мы имеем проблемы с Германией и «Северным потоком-2». Мы имеем потенциальную возможность получить новые санкции от Евросоюза. Внимание, спрашивается вопрос: а зачем это нам?

Отвечает Борис Бурда: нам это незачем.

Знаем ли мы кого-нибудь, кому всё это зачем-то нужно? О, да. Мы таких знаем. Это как минимум те, кто не хочет «Северный поток-2». Это те, кто хотел бы испортить отношения между Германией и Россией. Это те, кто хотел бы создать новых проблем Путину и России в целом.

И как же нам решить это уравнение так, чтобы Навального в нем отравила таки Россия? Да никак его так не решить. Потому что оно так не решается.

Нет, можно, конечно, найти потенциальные выборы и для нас. Вот, допустим, местные выборы прошли без Навального. «Умное голосование», быть может, показало бы не такие результаты. Прошли бы не три с половиной человека, а пять с половиной. Давайте вставим это в наше уравнение. С одной стороны — депутат местного заксобрания. Пусть даже два. С другой стороны — Германия и «Северный поток-2». Попробуем снова решить.

Не решается.

А ведь это только один, пусть и самый главный вопрос. А вокруг еще множество не менее интересных, хоть и более частных вопросов. Про таинственную бутылку, о которой до сих пор молчит Кира Ярмыш. Про таинственную Марию Певчих, про которую Кира Ярмыш молчала до тех пор, пока молчание не стало уже неприличным. Про образцы «Новичка», которыми обладают лаборатории Германии, Швеции и Франции. Про отказ провести совместный консилиум. Много, много вопросов, ответы на которые, быть может, не так и важны, поскольку невозможно найти ответ на главный вопрос — зачем?

Ответы на частные вопросы могли бы прояснить механизм провокации, но, как мы знаем по истории с «докладами МакЛарена», знание механизма провокации никак не может отменить последствий самой провокации. И как МакЛарен теперь не имеет никакого значения в истории со спортивными санкциями против России — так и Навальный никакого значения в нынешнем противостоянии уже не имеет. Он делает селфи из больничной палаты, собирает миллион лайков, готов к триумфальному возвращению и продолжению борьбы — прекрасно. Но к вопросу о завершении «Северного потока-2» всё это уже никакого отношения не имеет. Да и сам вопрос о завершении «Северного потока-2», честно говоря, имеет мало отношения к собственно строительству газопровода. К трубе. Конечно, это вопрос не о трубе. Это вопрос о том, кто главный в Европе. Такой вопрос уже решался однажды. Закончилось плохо. Теперь этот вопрос решается снова. И Навальный, вполне возможно, стал первой жертвой (фигурально, конечно! Всяческого здоровья!) в этой новой, будем надеяться — холодной — войне. Эрцгерцогом. Помните ведь историю с тем самым эрцгерцогом? Правильно — он никакого отношения к тому, что началось после, уже не имел. И не имел бы, даже если бы выжил.

Больше того — война началась бы и без убийства эрцгерцога. Ну, нашелся бы какой-нибудь другой повод. А не нашелся — так организовали бы. Нет, нет, я ни на что такое не намекаю. Я просто сижу тут и размышляю: зачем.

Ну и в последних строках своего письма позвольте привести вам несколько интересных фактов, которые могли бы несколько разнообразить размышления над главным вопросом.

Первое фосфорорганическое боевое отравляющее вещество нервно-паралитическог действия VX было разработано в Великобритании. В той самой лаборатории Портон-Даун, что около Солсбери. И откуда впервые прозвучало название «Новичок».

Кроме Великобритании, США и СССР свои версии VX имели Франция и Швеция, в лабораториях которых сейчас тоже обнаружился «Новичок».

Британский специалист по биологическому оружию Дэвид Келли, сообщивший журналистам о фальсификации «иракского досье» в части химического и биологического оружия, умер при странных обстоятельствах. Отчет патологоанатомов и фотографии тела засекречены на 70 лет.

Британский эксперт Мэтью Панчер, работавший с телом Литвиненко, покончил с собой с помощью двух кухонных ножей, нанеся себе несколько колото-резаных ран.

В палате с Литвиненко до самой его смерти находился Александр Гольдфарб — профессиональный биолог и вирусолог.

Отец таинственной Марии Певчих занимается оборудованием для выращивания вирусов.

Скрипали находятся под защитой правительства Великобритании и надежно скрываются из опасений в их безопаности.

Алексей Навальный собирается вернуться в Россию и его никто не скрывает из опасений в его безопасности.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Инвестиции в будущее

Шведская экологическая активистка Грета Тунберг отправилась из Европы в Соединенные Штаты Америки на парусной яхте. Для того, чтобы не оставлять углеродного следа. Компания Google решила не просто не оставлять углеродного следа. Но и компенсировать свой углеродный след, оставленный ею ранее. С самого первого дня ее основания.

В 2007 году Google объявила о том, что больше не выбрасывает углерод в атмосферу. Еще 13 лет понадобилось для того, чтобы компенсировать выброшенное раньше. И вот, наконец, случилось — генеральный директор компании объявил, что отныне Google ничего не должен нашей планете. Он с ней рассчитался.

Если кто не понимает важности заявленного, то я вам поясню. Представьте себе огромное помещение площадью в десять тысяч квадратных метров. Всё уставленное компьютерами. Которые греются. И потребляют чудовищное количестве электроэнергии. И таких вот дата-центров по всему миру десятки. Суммарной мощностью в сотни мегаватт. Google утверждает, что вся эта электроэнергия вырабатывается безуглеродным способом. То есть с помощью ветра, солнца, атомной или гидро-энергии. Но мы точно знаем, что у Google нет атомных электростанций. А там, где находятся их дата-центры, вовсе не обязательно есть ветряные, солнечные или гидроэлектростанции. Так как же у Google получилось запитать все свои дата-центры безуглеродной электроэнергией?

Очень просто — они купили эту электроэнергию. Ну, то есть просто заплатили за нее. За тысячу мегаватт. А сами продолжали работать на той, которая есть.

Надеюсь, вы уже начали понимать, как Google компенсировал углеродные выбросы, сделанные до того, как они купили много чистой электроэнергии. Цитирую прямо из поста гендиректора, внимание: «за счёт закупки высококачественных углеродных зачётов». Понимаете?

То возможное количество углеродных выбросов, которое было бы безопасно для экологии, однажды разделили на все страны мира. Но в каких-то странах больше промышленности, в каких-то меньше. И те, в которых меньше, продают свои квоты на выбросы тем, в которых промышленности больше. Это и называется «углеродный зачет». Ну то есть для того, чтобы быть самой экологической компанией на планете, тебе надо просто заплатить много денег.

А Грета Тунберг не знала.

Впрочем, может и знала. Ведь экипаж ее парусной яхты потом отправился назад в Европу на самолете. Оставляющем такой углеродный след, что мало не покажется.

А на замену ему из Европы в США вылетел другой экипаж.

Тоже на самолете.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Минтранс разрешил

Мир вокруг нас стремительно изменяется. И чем быстрее происходят эти изменения — тем больше надо вносить изменений в самые разнообразные правила, регламенты, инструкции и законы. А самые главные правила современного мира — это, разумеется, правила дорожного движения. Потому что люди всё больше и больше передвигаются не на автомобилях. А автомобили всё больше и больше учатся передвигаться без людей.

Вот и теперь министерство транспорта подготовило новый набор поправок к правилам. Там много приятных послаблений: например, теперь можно тонировать все стекла, кроме лобового, а также отменяется странное требование соответствия государственному стандарту не только аптечки и огнетушителя, но даже и знака аварийной остановки. Теперь всё это может быть какое угодно.

Но самые интересные изменения касаются использования так называемых средств индивидуальной мобильности. То есть — тех самых электроскутеров, гироколес и сигвеев. И даже — внимание — скейтбордов и роликовых коньков. Там много всяких условий для передвижения по тротуарам и проезжей части, но самое интересное — это запрет на езду в состоянии алкогольного опьянения. Требования к этому состоянию, надо полагать, будут те же самые, что и сейчас содержатся в Кодексе об административных правонарушениях. Поскольку его никто менять пока не собирается.

И вот здесь сразу же возникает вопрос о правоприменительной практике. Ну то есть едете вы после пары пива, допустим, на роликовых коньках. А тут вдруг инспектор ДПС указывает вам жезлом остановиться. И устанавливает факт вашего алкогольного опьянения. После чего суд должен лишить вас прав управления транспортным средством. Из чего следует, что для езды на роликовых коньках теперь нужны будут права. А для их получения надо будет сдавать соответствующий экзамен.

Нет, лично я-то не против. Я бы давно загнал всех этих людей на досках, роликах и велосипедах куда-нибудь в огороженные заборами резервации. Потому что совершенно невозможно стало перемещаться по тротуарам.

Впрочем, сами инспекторы нововведения не поддерживают. В Госавтоинспекции считают, что средства индивидуальной мобильности, использующие исключительно мускульную силу человека, должны быть приравнены к пешеходам. То есть, велосипедисты так и будут продолжать сбивать людей на тротуарах, совершенно игнорируя предназначенные для них велодорожки.

И что-то подсказывает мне, что с тонировкой у Госавтоинспекции тоже не очень прокатит.

Ну что же, будем довольствоваться хотя бы аптечкой. И знаком аварийной остановки в виде традиционной для нашей страны старой канистры.

Теперь будет можно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Следующий

Американцы свято верят в свою исключительность. «США – исключительная держава, ведущая за собой все остальные страны» — писала Хиллари Клинтон перед тем, как проиграть президентские выборы. Англичане всегда смеялись над этой самонадеянностью.

Вот, скажем, накануне Американская киноакадемия опубликовала новые критерии для присуждения премии «Оскар» в основных номинациях. Критерии такие: одна из главных ролей должна быть сыграна представителем этнического меньшинства. Треть исполнителей неглавных ролей должны быть представителями любых меньшинств (например, гендерных), инвалидами или женщинами. Сюжет тоже должен быть сосредоточен на всех вышеперечисленных. А в составе съемочной группы тоже должно быть соответствующее разнообразие.

И это ровно те же самые критерии, которые не далее как два месяца назад ввели организаторы премии Британской академии в области видеоигр. То есть исключительные американцы взяли и списали всю эту дичь со своих консервативных заокеанских прародителей.

И это притом, что в США проблемы, которые киноакадемики пытаются решить новыми правилами, не виртуальны, как в Великобритании. А реальны. Да вот только неделю назад один из темнокожих актеров, игравших в очередной инкарнации «Звездных войн» обвинил компанию Disney в том, что та отодвинула его персонаж на второй план. Хотя изначально он был на первом. А это, как вы понимаете, оголтелый расизм. «Я сказал студии, что вводить чернокожих персонажей, продвигать их как наиболее важных, а после уводить на второй план — это нехорошо» — посетовал актер. И наблюдатели нахмурили брови.

А другой фильм той же компании сейчас находится под угрозой бойкота. Потому что исполнительница роли китайской принцессы Мулан неосторожно высказалась против протестов в Гонконге. А ведь все эти опасные эпизоды прямо влияют на бизнес крупнейших американских кинопроизводителей. И у них просто нет другого выхода, кроме как самим намекать киноакадемикам на введение четких критериев.

Остается, правда, ряд нерешенных вопросов. Например, что делать, если один из исполнителей неглавных ролей объявит себя представителем меньшинства, а после присуждения премии вдруг окажется, что он никакое не меньшинство. Что тогда с ним делать? Подвергнуть товарищескому суду голливудского цеха? А самое главное — что с «Оскаром»-то делать придется? Лишать, как спортсментов, уличенных в применении допинга? И вручать следующим по очереди?

Впрочем, новые правила начнут действовать только с 2024 года.

А к тому времени или вопросы решатся.

Или падишах нас покинет.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Свобода на телевизорах

Почти двести лет назад французской художник Эжен Делакруа написал картину «Свобода на баррикадах», ставшую первым символом романтического протеста. За прошедшее время много изменилось. И символом нынешнего пост-романтического протеста во Франции являются сожженные и разграбленные магазины. А главным символом цивилизованного американского протеста стал темнокожий человек, бегущий по улице с украденным телевизором.

Как сделать так, чтобы вернуть романтизм и избавить революционеров от желания грабить? Над этим думают лучшие умы первого мира. Миллиардер Билл Экман, например, предлагает решать проблему имущественного неравенства в США путем выделения каждому новорожденному американцу чуть менее чем семи тысяч долларов. Из государственного бюджета. Эти деньги должны вкладываться в индексные фонды с тем, чтобы к моменту выхода американца на пенсию каждый американец мог бы получить миллион долларов.

Но почему _каждый_ американец? — спрашивает парламент Калифорнии. С украденным телевизором по улице бежит темнокожий. Значит, телевизора не хватает именно ему. И поэтому надо задуматься над выплатой репараций тем людям, у которых нет телевизора. То есть — потомкам рабов. А профессор Университета Дьюка Уильям Дарити даже подсчитал, сколько именно надо выплатить потомкам рабов, чтобы они перестали, наконец, воровать телевизоры. У него получилось около восьмисот тысяч долларов на семью, предки которой которой были рабами. Всего получается 12 триллионов долларов США.

Ну что же, энтузиазм профессора и парламента Калифорнии можно понять. Про них теперь пишет весь мир, даже я рассказываю в эфире русского федерального радио. Но, в отличие от профессора и парламентариев Калифорнии я знаю, к чему приводит романтическое перераспределение благ от угнетателей к угнетенным. Исторический опыт подсказывает, что угнетенные не перестают воровать телевизоры. Ну то есть перестают, конечно — то только на то время, которое понадобится им, чтобы пропить перераспределенные деньги. А потом, когда они закончатся, надо снова идти за телевизорами. Да вот хотя бы на Францию посмотрите. Двести лет уже «Свободе на баррикадах» — а всё то же самое.

Впрочем, опросы показывают, что 75 процентов граждан США выступают категорически против каких либо репараций. Ну то есть в наблюдательности за историческим опытом им не откажешь.

К тому же зачем нужны репарации, когда везде есть застрахованные магазины, полные телевизоров?

Кому надо — тот сам о себе позаботится.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Есть божий суд

Закончился самый главный судебный процесс в России за даже не знаю сколь долгое время. Актер Михаил Ефремов осужден за пьяную аварию со смертельным исходом и взят под стражу в зале суда.

На моей памяти суда, привлекавшего пристальное внимание столь широких слоев населения не было никогда. А о тех процессах, которые происходили за пределами моей памяти, я знаю только по публикациям. А они в общем случае внимания общества не отражают.

Вердикт был ожидаем и никого, кажется, не удивил. Дело было простое и очевидное, и то, какое шоу умудрились устроить из этого простого и очевидного дела адвокаты сторон вызывает даже какое-то уважение к их нелегкой профессии.

Впрочем, далеко не только адвокаты с их безумными версиями и безумной же стоимости автомобилями, менявшимися каждый день, запомнились публике. Но и огромное количество конспирологии, накрученной вокруг трагического, но банального ДТП сторонниками подсудимого. Тут и зловещая спецоперация с агентами за рулем. Тут и таинственная незнакомка, выходившая с водительского места. Тут и наведенное экстрасенсорное воздействие, изменившее траекторию автомобиля. Объединяет же все эти версии одна общая идея, выдвигаемая не только конспирологами, но и многими представителями художественного цеха. Идея, состоящая в том, что и сама катастрофа, и суд — это месть несгибаемому герою, осмелившемуся клеймить постылую повседневность орудием самой жесткой и непримиримой сатиры.

Версия, конечно, красивая. Но не зашла. Москва — город маленький. И вряд ли найдется москвич, который не знал бы о пагубном пристрастии артиста на протяжении последних как минимум тридцати лет.

Ну что же, будем надеяться, что Михаил Ефремов снесет заслуженное наказание с честью. И своим примером лишний раз донесет до непонимающих, что не надо садиться пьяным за руль.

Психотерапевтическое же значение самого процесса переоценить трудно. Всё российское общество, от первого до последнего гражданина увидело вдруг, что в России есть работающий и адекватный суд. Который выносит тот вердикт, который общество от него ожидало. А раз так — то, значит, такому суду можно доверять. Для общества, испытывающего постоянный кризис доверия к чему бы то ни было: от институтов до прогнозов метеорологов, такой пример очень полезен.

Что, разумеется, не означает, что обществу хотелось бы повторения подобных процессов.

Уж лучше, как говорится, вы к нам.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.