Летайте самолетами

Одна девочка не хочет летать на самолетах. Потому что самолеты оставляют углеродный след. А это ускоряет глобальное потепление.

А еще у этой девочки есть Инстаграм. А в нем — десять миллионов подписчиков. Каждый из которых, допустим, публикует одну фотографию в день. Пару мегабайт данных. Итого получается 20 терабайт в день. Которые надо где-то хранить, причем вместе с резервной копией — а то мало ли что. То есть, смело умножаем на два. Для хранения такого объема данных нужно четыре современных жестких диска, каждый из которых потребляет около 5 ватт энергии. За год подписчики нашей девочки наколотят данных, для хранения которых понадобится под 10 киловатт электроэнергии только для дисков. Это не считая собственно серверов, процессоры которых потребляют в десятки раз больше, чем диски. Это не считая колоссальных систем охлаждения всего этого в дата-центрах. И это только одна популярная девочка и только один ее аккаунт, а у нее еще как минимум в Твиттере четыре миллиона подписчиков.

Земляк популярной девочки Андерс Андре, работающий в шведском подразделении Huawei, подсчитал, что в начавшемся году одни только дата-центры будут потреблять, внимание, 650 тераватт-часов электроэнергии. Знаете, сколько это? Это примерно столько, сколько производит Канада. А в течение следующего десятилетия потребление электроэнергии дата-центрами удвоится и достигнет, еще раз внимание, 11 процентов от всего потребления электроэнергии в мире. Напомню, что тратиться эта электроэнергия будет на хранение по большей части цифрового хлама. Фоточек, которые никто никогда не увидит. А к 2040-му году возможностей нашей планеты по обеспечению хранения цифровой чепухи перестанет хватать.

Однако вместо того, чтобы призвать своих подписчиков перестать заниматься ерундой и стереть аккаунты в социальных сетях вместе со всеми хранящимися в них данными, девочка призывает к ответу генеральную ассамблею ООН, где Твиттер если у кого и есть, то разве что у Дональда Трампа. Который, впрочем, тоже мог бы призвать 70 миллионов своих подписчиков перестать заниматься засорением планеты цифровым мусором. Но не призывает.

А так-то, конечно, с углеродным следом надо бороться. И с одноразовой пластиковой посудой. И с атомными электростанциями.

И обязательно докладывать о достигнутых успехах в Инстаграме и Твиттере.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

63

При наступлении вечера Исаак вышел в поле поразмыслить, и возвел очи свои, и увидел: вот, идут верблюды.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Температура

Уж сколько раз я говорил вам об относительности всего сущего. Абсолютные цифры могут не производить на неподготовленного слушателя решительно никакого впечатления. Ну что такое, например, повышение средней температуры Земли на два градуса? Смешно говорить!

Но вот когда вырисовывается какой-нибудь относительный процесс, становится куда интереснее. Американские ученые опубликовали сенсационное исследование, из которого следует, что за последние 150 лет средняя температура человеческого тела снизилась почти на полградуса. Проанализировав почти семьсот тысяч документированных измерений температуры, ученые выяснили, что во времена Гражданской войны в США нормальная температура человеческого тела составляла, внимание, 37 градусов. А сейчас, как известно, 36 и 6 десятых. Больше того — температура продолжает снижаться со скоростью в 2 сотых градуса каждые 10 лет. Причем у мужчин быстрее, чем у женщин.

Понимаете? Важны не абсолютные цифры, важны тенденции. Планета нагревается, а человек холодеет. И если у нас с вами полно борцов с глобальным потеплением, то борцов с охлаждением человеческого организма пока совершенно не наблюдается. На первый взгляд. А на второй взгляд становится понятно, что они не только есть, но и вполне могут посоперничать с Гретой Тунберг и Альбертом Гором.

Дело в том, что температура человека снижается из-за того, что падает количество инфекционных заболеваний. И, как следствие — количество избыточных воспалений в результате действия патогенных микроорганизмов. Таков вывод ученых, а мы с вами сделаем другой вывод: всемирный крестовый поход против прививок, оказывается, не просто так! А имеет своей необъявленной целью повышение средней температуры человеческого организма до исторически обоснованных значений.

Но вот в чем проблема: если движение против глобального потепления уважаемо на государственных уровнях, то движение против прививок — наоборот. А это неизбежно порождает конфликт, по сравнению с которым борьба остроконечников и тупоконечников покажется детскими выдумками.

Главное, впрочем, чтобы до рукоприкладства не доходило.

Ну, как у веганов с французскими ресторанами.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

И тюбинг

Спасение утопающих, как известно — дело рук самих утопающих. И в полном соответствии с этой фундаментальной русской формулой в Московской областной Думе предлагают, цитирую: «ввести обязательные платежи за вызов спасателей и медиков в случае получения травмы при катании на тюбинге в не оборудованном для этого месте».

Тюбинг — это, если кто не знает, такая надувная ватрушка. Аналогом которой в скудные советские времена служила камера от колеса грузового автомобиля. И на которой, то есть — на камере — в те самые советские времена катались только совсем уже отмороженные люди. Причем обычно в состоянии глубокого алкогольного опьянения. По крайней мере я, родившийся и выросший на Крайнем Севере, где катание с горок на всём, чем угодно служило главным выходным развлечением, не помню, чтобы у нас катались на камерах. Вот всё, что угодно — от стандартных советских алюминиевых санок и горных лыж до холодильников. Но никогда на камерах. По одной простой причине — камера совершенно неуправляема. Точно так же неуправляем и тюбинг. Просто потому, что он круглый. И крутится. А разгоняется он до таких скоростей, когда остановиться по собственному желанию уже невозможно.

Так что предложение Московской областной думы, на первый взгляд, выглядит совершенно логичным. И становится в один стройный ряд с предложениями отказывать в бесплатном лечении курильщикам и алкоголикам.

Но как до сих пор не принято решение о курильщиках и алкоголиках, так же не будет принято решение и о тюбингах. Потому что за таким решением совершенно неизбежно возникнет вопрос о принятии других подобных решений. Не лечить ныряющих в воду в неположенном месте. Не помогать попавшим в аварию вследствие нарушения правил. Взыскивать за тушение пожара с погорельцев, которые неосторожно обращались с огнем. Заставлять платить за лечение инфарктов и инсультов граждан, страдающих ожирением. А бесплатную медицину и помощь спасателей оставить только регулярно занимающимся спортом и правильно питающимся молодцам без вредных привычек. А там и обязать утопающих спасать себя своими руками. Потому что не надо заплывать за буйки. А то и плавать вообще — рискованное же дело.

Но налоги-то все одинаково платят. А потому и на услуги от государства, существующего на эти налоги, имеют равное право. Вне зависимости от персонального уровня глупости.

Что, впрочем, не отменяет необходимости разъяснять гражданам всю опасность того, что на первый взгляд выглядит безобидно.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Экспертные мнения

Ничто не вечно под Луной и всё однажды заканчивается. Заканчиваются и новогодние каникулы. Ну то есть они, формально, уже и закончились. Но это только формально. Потому что и двухдневная рабочая неделя — это как будто и нет никакой рабочей недели. И многие из нас еще попросту не успели вернуться домой из своих новогодних поездок. Потому что кто же возвращается в среду? Возвращаются всегда в воскресенье.

Тем временем множество экспертов дают нам с вами советы, как выходить из затянувшихся выходных. Так, чтобы серые будни не вызывали шока, не порождали стресса и не вгоняли в депрессию.

Одни эксперты советуют побольше гулять. Другие — спать как минимум восемь часов. Третьи — пить побольше воды. Советы эти, как видите, мало отличаются от любых других советов подобных экспертов. Которые в любой ситуации советуют побольше гулять, спать и пить воду. И, разумеется, не курить, не пить и не есть жирную пищу.

Другие эксперты конкретны чуть больше. Первый рабочий день они рекомендуют начинать с теплого душа, а продолжать его зеленым чаем и шоколадом. А потом идти на работу пешком, хотя бы часть пути до метро. И на самой работе не перетруждаться, отложив важные дела на начало следующей недели.

Ну что же, советы эти, безусловно, полезные.

А теперь давайте я расскажу вам, как будет на самом деле. На самом деле офисы в эти два рабочих дня будут пусты. А вот в субботу и воскресенье людские толпы наполнят — нет, не офисы. А аэропорты. В чудовищных очередях к пограничникам, бесконечном ожидании багажа и пробках на выезд с парковки вдруг в два раза подорожавшего такси прекрасно отдохнувшие на островах или альпийских склонах горожане преисполнятся такого шока и стресса, от каких не избавятся уже до самого летнего отпуска. Причем те, кто возвращается из этого самого летнего отпуска прямо к началу учебного года вряд ли смогут избавиться от стресса и на вторую половину года. А потом опять будет Новый год, опять будут длинные выходные, горные лыжи, теплое море и ощущение, что жизнь удалась. Потому что всё, может быть, и заканчивается. Но потом всё равно повторяется.

А всё почему? А всё потому, что покидающие нашу страну на праздники люди не читают советов экспертов. И не следуют им.

Как, впрочем, и все остальные.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

62

А Исаак пришел из Беэр‐лахай‐рои, ибо жил он в земле полуденной.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

61

И встала Ревекка и служанки ее, и сели на верблюдов, и поехали за тем человеком. И раб взял Ревекку и пошел.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Дистанционность

Для человека, который работает в текущем новостном контексте, информационная картина мира представляет собой калейдоскоп событий, различить в котором что-то отдельное невозможно. Работающий с новостями человек не помнит, что было вчера. Что уж тут говорить за целый год.

А ведь подводя итоги 2019 года нам предстоит вспомнить не только события года. Потому что последний год десятилетия требует подведения итогов всего этого десятилетия.

И если политические итоги как года, так и десятилетия для вас подведут многие куда как больше меня понимающие в этом эксперты, то я расскажу вам о своем видении итогов, скажем так, социально-культурных.

И главным итогом этого десятилетия стал, конечно, широкополосный интернет в кармане каждого из нас. Даже на меня, техногика, становление которого пришлось на 80-е годы прошлого века, картина разговаривающего по видеосвязи со своими друзьями дворника до сих пор производит серьезное впечатление. Хотя быть может это она именно на меня и производит. А для дворника, родившегося в девяностых, это совершенно естественный ход вещей. И семейный ужин, на котором все собравшиеся сидят, уткнувшись в свои телефоны — более не сюжет для сатиры. Это реальность. Как и муж с женой, разговаривающие друг с другом из соседних комнат по мессенджеру.

А еще это было десятилетия победивших картинок. Главные сервисы мира: YouTube и Instagram, вообще не подразумевающие никаких текстуальных усилий. Говорят, что Стив Джобс не хотел встраивать в свои устройства функцию чтения книг. «Люди больше не читают» — говорил Джобс. И, как мы видим, он ошибался только в одном — в том, когда именно это произойдет. Он предвосхитил время. Но время неумолимо. Люди не только не читают, но и не пишут. Люди общаются с помощью изображений.

Третье фундаментальное изменение — это, конечно, AliExpress. Ну и Amazon тоже, конечно. Важны не названия. Важна парадигма. Вы больше не ходите по магазинам. Вы выбираете из дома какую-то совершеннейшую нелепицу типа баночки для специй — и она едет к вам из Китая, через полмира, и приезжает. Полностью опровергая все привычные нам законы логистики, согласно которым доставка не должна стоить дороже предмета доставки.

Было, конечно, и много чего другого. Много имен, многолетних сериалов, музыкальных феноменов и прорывов в области активизма. Но все это преходящие мелочи, которые как были когда-то раньше, так и будут потом.

Но вот победившая во всех смыслах дистанционность — это, наверное, главный итог уходящего десятилетия.

А хорошо это или плохо — думайте сами.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Операция Телеграм

Для человека, род деятельность которого тесно связан с текущими новостями, информационная картина мира сливается в один сплошной разноцветный калейдоскоп. Знаете, бывает такой избитый жанр городской фотографии: долгая экспозиция какой-нибудь значимой дорожной артерии в темное время. И десятки тысяч габаритных огней автомобилей, сливающихся в длинные неровные полосы. Одних реплик на радио я написал в этом году почти двести штук. И это не считая всего остального: колонок, постов в социальных сетях (а ведь у каждого из них тоже есть повод), комментариев, данных по телефону газетам, сайтам и радиостанциям.

Ну то есть я не помню, что там вчера было, не то, что произошедшее за год. Поэтому подведением красивых, структурированных итогов года (потери, приобретения, феномены, мемасики) пусть займутся специальные люди. Я же хочу отдельно отметить историю, начавшуюся вовсе не в этом году. Но в этом году дошедшую до какой-то запредельной степени абсурда. Какой может быть только в России — стране, умеющей смеяться над собой. Хотя и тщательно скрывающей это от потенциальных противников.

Это история с Телеграмом. Который, как мы помним, был создан человеком, у которого есть веские поводы не любить русское государство. Работа которого в нашей стране ограничивалась по решению суда. А может и теперь ограничивается — решение суда-то никто не отменял. ФСБ хотела, чтобы Телеграм изменил алгоритм своей работы. А полицейские в регионах полагают наличие Телеграма в смартфоне весомым доказательством в пользу того, что владелец смартфона или наркоман или, наоборот, наркодилер.

И вот в эту вот поругаемую среду, к тому же крайне неудобную для общения, в отчетном году окончательно переезжает практически весь русский околополитический контекст. Причем (только тссс!!!) поговаривают, что было на то высокое указание: пользуйтесь, мол, а то пока мы делаем вид, что никакого Телеграма не существуют, темные силы могут его окончательно оккупировать.

Теперь мы с вами имеем парадоксальную ситуацию: официально ограничиваемая по решению суда программа, предназначенная для чего угодно, только не для комфортного обсуждения чего бы то ни было, по факту становится самой главной в стране площадкой для обсуждения важнейших вопросов, причем не только журналистами и политологами, но и действующими политиками, чиновниками и даже пресс-секретарем президента. Министерства транслируют свою позицию через Телеграм, парламент транслирует свою позицию через Телеграм, официальные сайты ведомств загибаются, потому что их больше никто не читает. А Телеграм — кургузая, неудобная, ненадежная программа, где ничего невозможно найти и где любая информация живет несколько минут максимум, продолжает всасывать в себя всё новые и новые круги, группы влияния и «блистательные плеяды».

Объяснить это решительно невозможно, но это объективная реальность, данная нам в ощущениях. Да, любая социальная среда — это прежде всего люди, а не инструментарий. Когда-то всех заинтересованных устраивали примитивнейшие форумы сайта Полит.Ру, потом вполне устраивал допотопный Живой Журнал. А потом стал устраивать нелепейший даже по сравнению с Живым Журналом Facebook. Объяснять, почему в определенный момент люди снимались с насиженного места и перебирались на новое, можно по-разному. В каком-то случае новые владельцы ломали площадку, как это было с LiveJournal. В каком-то случае, как это было с Полит.Ру, площадка уже просто переставала устраивать приватностью и уютом. В случае с Телеграмом тоже, вроде бы, довольно понятно: Facebook откровенно достал своим этим «искусственным интеллектом», показывающим посты вообще не пойми как и не пойми кому, формирующим твою ленту из людей, о которых ты никакого понятия не имеешь. И, конечно, адовой цензурой, глядя на которую даже тайный советник Красовский развел бы руками.

Да, Телеграм не мудрит с выдачей и, по сравнению с другими социальными инструментами, цензуры лишен практически полностью. Телеграм малофункционален (что важно для тех, кто общается с помощью букв, а не с помощью дурацких картинок) и строг. Но дело в том, что подобных программ — десятки, если не сотни. Но ни одна из них не стала для русской медиа-политической тусовки тем, чем стал Телеграм. И полная, однозначная и безоговорочная капитуляция этой самой тусовки перед программой, которая даже неизвестно где разрабатывается — это, мне кажется, один из важнейших итогов уходящего года. Просто потому, что это предопределяет, как мы будем жить, на годы вперед. «Мы» тут — это, конечно, не вся многомиллионная аудитория RT, не русский народ, не очередное «потерянное поколение». Нет, «мы» тут — это те, кто живет в изменчивом информационном пространстве. Те, кому Телеграм стал единым источником любой информации — политических сплетен, ведомственных сливов, официальных заявлений, русовочной ругани и простых новостей.

И вы знаете, иногда в конспирологическом угаре Телеграм вообще представляется мне спецоперацией. Дуров как внедренный агент, суд по иску ФСБ о ключах как операция прикрытия и привлечения внимания, сосредоточение на одной площадке всего, что подлежит учету с контролем.

И если это действительно так (а любая конспирология возникает не на пустом месте) — то тогда следует признать уходящий 2019-й годом блестящего завершения операции Телеграм.

С чем всех ее участников и поздравляю.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Последние дни

Пока вся страна продолжает вдохновенно спорить о том, делать ли выходным днем 31-е декабря, все прекрасно понимают, что никто не пойдет на работу ни 31-го декабря, ни 30-го, ни 29-го, ни 28-го. Потому что так в этом году разложился календарь.

А последним рабочим днем станет пятница 27-го числа. Вернее, даже не днем. Это будут рабочие полдня. А потом начнутся корпоративы. Причем поскольку между корпоративами и собственно Новым годом выпадают вот эти самые нерабочие дни, корпоративы обещают быть довольно суровыми.

В последние годы нам много рассказывают о том, что корпоративы перерождаются. И что вместо того, чтобы тупо напиться, современные рабочие коллективы устраивают тим-билдинги, ходят в совместные походы, а то и организуют профессиональные конкурсы. И всё это, разумеется, без алкоголя. Конечно, в такое хотелось бы верить. И наверняка какие-то рабочие коллективы именно так и делают. Но, судя по тем роликам, которые каждый год в его последние дни появляются на YouTube, классический русский новогодний корпоратив у нас не побежден не только целиком, но и даже частично.

И раз это так, то я должен в очередной раз призвать: пожалуйста, берегите себя. Ведь новогодним корпоративом новогодние праздники не заканчиваются. Они этим самым корпоративом, наоборот, начинаются. И впереди у вас будет еще столько дней и поводов, что тратить всё оставшееся здоровье в первый же день недальновидно, опасно и неразумно.

И лучше всего вообще ни на какой корпоратив не ходить. А вместо этого пойти за подарками. Потому что это будет последний вечер, когда вы сможете это сделать. Именно потому, что большинство населения будет на корпоративах. А вот в остальные оставшиеся до Нового года дни к магазинам, продающим то, что можно было бы подарить, боюсь, нельзя будет даже и подойти.

Тем же, кто и в этом году, как во все предыдущие годы, решил уехать от русского снега куда-нибудь на тропические острова, все мы с вами можем смело посмеяться вослед. Снега-то нет и у нас! Зато мы не потратились на билеты, нас не задавят в аэропорту при вылете и при прилете, а также мы не обгорим на тропическом солнце.

Ну согласитесь, что во встрече Нового года в России одни только плюсы.

Особенно в этом году.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.