Умные все

Экология неисчерпаема как атом. Поиски причин, которые влияют на глобальное потепление — одна из увлекательнейших современных наук. И хотя математики давно уже подсчитали, что человечество выделяет примерно сотую процента от энергии, которую Земля поглощает от Солнца, мы с вами продолжаем с гордостью считать, что влияем на климат больше, чем это самое Солнце.

Экологи Вашингтонского университета в штате Миссури и Академии естественных наук университета Дрекселя в штате Пенсильвания, США, считают, что освещение городов мало того, что увеличивает выбросы углерода, так еще и мешает животным жить в их привычном ритме. «Это не национальный вопрос и не проблема государства, отдельного города — это проблема мирового масштаб» — говорит один из ученых, который, видимо, никогда не видел ночных спутниковых фотографий Сибири. Больше того, цитирую: «реакция человека на большое количество искусственных источников света в городе выражается в плохом настроении, развитии таких заболеваний, как диабет, рак груди, простаты».

А по данным шведских ученых, в глобальном потеплении виноваты больше мужчины, чем женщины. Потому что, внимание, женщины едят меньше мяса и меньше курят. «Женщины тратят больше денег на украшение дома, здоровье и одежду, а мужчины — на топливо для автомобилей, питание вне дома, алкоголь и табак» — говорит одна из авторок исследования, опубликованного, между прочим, в научном издании Journal for Industrial Ecology.

Впрочем, виноваты не только мужчины. Журнал Global Change Biology пишет, что в глобальном потеплении виноваты, внимание, дикие кабаны. И не потому, что вы подумали. А потому, что кабаны ковыряются в земле. В верхних слоях которой, как выясняется, сосредоточена бОльшая часть биосферного углерода. И всё бы ничего, но человечество расселило этих самых кабанов по всей планете, и теперь они ковыряют землю везде.

И ладно бы только кабаны ковыряли землю, высвобождая углекислый газ. Так еще и облака мешают этому газу улетать в космос. Об этом прямо так и пишет журнал Proceedings of the National Academy of Sciences, цитирую: «высокие облака опасны тем, что улавливают энергию, излучаемую поверхностью, мешая ей уходить в космос».

Так что если с освещением городов, мужчинами и кабанами еще как-то понятно, что делать, то что делать с высокими облаками — вообще непонятно.

Есть, правда, одно радикальное решение. Надо резко сократить количество всех этих научных журналов и бесконечно познающих ученых, которые пишут в эти журналы.

И тогда сразу станет спокойнее.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Золотая вертикаль

Однажды я выбирал кафельную плитку. Для ванной комнаты. На строительном рынке. Ходил, присматривался. Недорогое место, павильон то ли из стандартного морского контейнера, то ли что-то похожее.

И вот к этому контейнеру подъезжает ослепительный мерседес. И из этого ослепительного мерседеса выходит не менее ослепительный человек. В спортивных штанах, майке, татуировках и золотых цепях. Подходит к, скажем так, менеджеру предприятия и говорит, что он строит бассейн. И ему нужна плитка для того, чтобы замостить этот самый бассейн. Ну, метров двадцать. Бассейн длиной метров двадцать. Ну и, соответственно, нужно плитки. Ты, братан, посчитаешь?

Скажем так менеджер говорит: да, давайте чертежи, спецификацию, мы посчитаем и перезвоним. На что ослепительный человек говорит: да че считать, ты скажи — сколько? И достает из широких штанин пачку долларов. Тысяч, наверное, тридцать.

Эта картина до сих пор живо стоит у меня перед глазами — богатый человек, который строит себе бассейн и сам приехал на строительный рынок покупать плитку за наличные деньги. Ну то есть квинтэссенция того, как не должно быть. Потому что у него должен быть прораб, инженер, дизайнер и всё такое. И они должны заниматься такими приземленными вещами. А богатый человек на ослепительном мерседесе должен ездить по дорогим набережным на костюме и оптом закупать модифицированных красавиц.

Ну или вот еще удивление. Раз в несколько месяцев нам показывают по телевизору обычное шоу: обыск в помещениях очередного не угодившего губернатора. И каждый раз одно и то же: пачки наличных и дорогие часы. Да что там губернаторы: досужие расследователи внимательно отслеживают марки часов на руках министров и вице-премьеров. И публикуют расследования о том, сколько те или иные часы стоят. Хотя в наше с вами цифровое время если у человека на руке и есть часы — то только такие, которые меряют пульс и пройденные шаги. Потому что ни для чего другого часы теперь не нужны. И, тем не менее, каждый раз следственные органы предъявляют нам на строгий общественный суд одно и то же: дорогие часы. И наличные.

И знаете, о чем это говорит? Это говорит нам о том, что они просто не знают, куда им тратить всё уворованное.
Вот и теперь, с этим начальником ГИБДД Ставропольского края. Нам предъявили интерьеры человека, который просто не знает, куда ему тратить деньги. Все эти золотые вензеля и унитазы, помещения, в которых просто невозможно находиться, потому что тянет блевать. Никогда еще я не употреблял в своих текстах это выражение: «тянет блевать». Но тут как раз именно такой случай. Потому что иначе не скажешь.

И это наши смелые мракоборцы еще не добрались до Краснодарского края. Спросите у любого, кто проезжал через пост возле Кущевской, где подбрасывают наркотики и вымогают только за то, что у тебя московские номера. Там унитазы, наверное, бриллиантовые. Но вокруг-то всё равно то же самое. Ставрополье. Кубань. Унылая степь. Жара. Тополя. И абсолютная, бескрайняя, космическая безысходность.

И я пытаюсь понять этих людей, почувствовать себя в их, так сказать, шкуре. Вот ты стоишь на шлюзе, перегораживающем молочную реку с кисельными берегами. И можешь брать с каждого, кто хочет пройти через шлюз, немалую мзду. И берешь. И думаешь: ну куда же потратить?

И не знаешь, куда их потратить. Ведь какой дворец ни выстрой в Ставропольском крае — он все равно будет в Ставропольском крае. Какие золотые вензеля в нем не закрути — это все равно будут вензеля в Ставропольском крае.

Нет, не подумайте плохо — я ничего не имею против Ставропольского края. Я сам из таких краев, которые вам и не снились. Но деньги — это инструмент для достижения свободы. Никакого другого смысла в деньгах нет. И если ты, вместо того, чтобы вырваться из Ставропольского края (как я когда-то вырвался из своих краев) тратишь шальные деньги на золочение унитазов — тебе надо попробовать найти ответ на один несложный вопрос.

Вот этот вопрос: а зачем?

И ладно там зачем золотить унитазы и городить интерьеры, от которых слезятся глаза. Ладно там покупать мерседесы, каждый второй из которых точно такой же, как первый. Ладно там покупать часы, которые все вообще одинаковые. Ладно заводить любовниц, каждая из которых ничем не отличается от твоей жены, ибо все женщины физиологически одинаковы. А оценить женщину не с физиологической стороны ты, судя по интерьерам, не можешь.

Но просто ответь: зачем брать, если ты не знаешь, куда это потратить? Ну вот просто давайте представим себе начальника ГИБДД региона, который не берет денег, потому что покидать Ставропольский край он не собирается, а куда потратить деньги в Ставропольском крае он не знает.

Можете себе такого представить?

Я — не могу.

Проблема ведь не в конкретном начальнике. Проблема в вертикальной структуре. Этот вот конкретный начальник ГИБДД Ставропольского края — он ведь не на шлюзе сидит, который на молочной реке. Нет, молочная река с кисельными берегами течет прямо через него. Через рот и там дальше… ну, вы понимаете. Или наоборот.

И все эти деньги просто оседают на его внутренних органах, как абдоминальный жир от шашлычка под коньячок. Можно их просто складывать (а они и складывают!), можно тратить на ерунду.

Но не брать — невозможно.

Впрочем, один выход все таки есть.

Можно просто взять и упразднить всё это никому не нужное ГИБДД.

На дорогах хуже не станет.

Зато в тюрьмах станет свободнее.

Во всех смыслах слова «свободнее».
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Фактор жертвы

Система восприятия устроена так, что в общем случае людям свойственно запоминать только первую информацию. И исходить в трактовках только из этой, первичной информации, совершенно не обращая внимания на уточнения.

Вот взять хотя бы трагический случай в столичном районе Солнцево, где на пешеходном переходе были сбиты трое детей. Буквально сразу же в интернете откуда-то появились совершенно достоверные сведения о том, что сидевшая за рулем была пьяная мажорка, что ее родители — силовики и что сейчас виновницу немедленно начнут отмазывать от ответственности.

Волна народного негодования поднялась до невиданных высот. И новостей о том, что виновница аварии была трезвой, из простой семьи, на недорогой машине и вообще отличница — этих новостей уже никто из возмущенных людей не увидел. Они требовали одного — покарать. И требовали так, что даже прокуратура отступила назад. И потребовала заменить домашний арест на реальный. Виновница аварии отправилась в следственный изолятор. Девушка 18-ти лет, признающая свою вину и совершенно не выглядящая представляющей общественную опасность.

Михаил Ефремов, который сел пьяным за руль, дожидался суда под домашним арестом. Блогер Эдвард Бил, который вел машину так, как будто он едет в последний раз, даже и после суда отделался ограничением свободы. Эти люди изначально, сознательно нарушали все правила. Девушка, которая сбила детей, ехала с положенной скоростью, была трезвой и ранее ни в каких дорожных инцидентах замечена не была. Но, тем не менее, ее заключили под стражу до суда. Как будто она чем-то угрожает обществу под домашним арестом.

Поверьте, я ничуть не оправдываю виновницу трагедии. Под колесами ее автомобиля погибли дети. И она, конечно, понесет наказание. Но почему такая разница в подходах?

Видимо, имеет значение фактор жертвы. И наказание за причинение смерти по неосторожности зависит от того, кому именно была причинена смерть.

Сейчас, конечно, многие пишут про проблемность подобных пешеходных переходов вообще. Без светофора, без лежачих полицейских, без предупреждающего освещения. Причем, судя по тому, что лежачего полицейского, способного вернуть внимание водителя на дорогу, таки сделали прямо в день трагедии, но уже после нее, местные власти понимали проблемность места. Но действий не предпринимали.

Результат этого всеобщего равнодушия — нынешнее всеобщее неравнодушие. Но направленное несколько не туда, куда следовало бы.

Ведь девушка за рулем никому зла не хотела.

Ей же теперь желают зла очень многие.

И если мы понимаем, как рассудит наш, земной суд, то как рассудит инстанция выше земных мы узнаем только тогда, когда придет время.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Голос и Гитлер

Обычно я начинаю свои колонки с какого-нибудь далекого и плавного захода, подводящего читателя к основному повествованию. Ничего не поделать — тяжелое наследие литературного прошлого вкупе с литературным образованием. Хоть и закончившимся раньше, чем у сокурсников.

Но в этот раз хочется прямо сразу перейти к фактуре, ибо фактура настолько прекрасна, что хоть чужую статью переписывай.

Journal of Personality and Social Psychology, один из сонма «научных журналов», опубликовал совершенно потрясающее исследование о том, каким тоном американские полицейские разговаривают с белыми и чернокожими гражданами. Оказывается, с чернокожим населением американские полицейские разговаривают значительно хуже, чем с белыми.

Далее цитата:

«Анализ записей однозначно показал, что в среднем тон полицейских при обращении к афроамериканцам становится менее дружелюбным, уважительным и непринужденным, чем когда они разговаривают с белыми участниками дорожного движения. Они также выяснили, что эти иногда слабо уловимые характеристики голоса вносят элемент недоверия между полицейскими и чернокожим населением».

А теперь, внимание, описание методики. Исследователи взяли множество небольших фрагментов записей с нагрудных камер американских полицейских. После чего очистили их от реплик тех, с кем разговаривают полицейские (!). И срезали высокие частоты в словах полицейских с тем, чтобы речь была неразборчива, но тон, с каким ведется беседа, можно было бы определить.

Результат оказался предсказуем — тон общения полицейских с черными был совсем не таким, каким был тон общения полицейских с белыми. Далее еще одна великолепная цитата:

«Выяснилось, что люди, считающие, что в прошлом с ними плохо обращались полицейские, в среднем оценивали прослушанные голоса как менее уважительные и дружелюбные, чем те, кто жалоб на обращение со стороны полицейских не имел».

Понимаете? Люди, считающие, что полицейские обращались с ними плохо, считают полицейских плохими. По результатам опроса, проведенного в интернете, сто процентов опрошенных пользуются интернетом.

По результатам исследования ученые делают вывод, что нехороший тон, которым полицейские разговаривают с чернокожими, подрывает доверие к ним со стороны населения.

В связи с чем возникает несколько неизбежных вопросов.

Во-первых, хотелось бы все же понять, что там говорят те самые чернокожие, голоса которых ученые предусмотрительно вычистили. Поскольку если доверие подорвано изначально, то другая сторона может начинать общение совсем не тем тоном, которому должен соответствовать тот тон, которым полицейские разговаривают с белыми гражданами.

Во-вторых, совершенно не раскрыта тема цвета кожи самих полицейских. Каким тоном чернокожий полицейский разговаривает с чернокожим гражданином? И, наоборот — каким тоном чернокожий полицейский разговаривает с белым гражданином? И есть ли у белого гражданина доверие к чернокожему полицейскому.

Ну и в-третьих. Исследование утверждает, что причина смены тона у полицейских исключительно расовая. Вот прямо так и написано: «Участники, прослушавшие голоса грубых полицейских, описывали их как относящихся к гражданам неуважительно на основе расовых предрассудков». То есть, если белый гражданин подойдет к американскому полицейскому и будет целых полчаса с расстояния полутора метров плевать ему в харю, то американский полицейский ничего такому гражданину не скажет. А даже если и скажет — то исключительно уважительным тоном. Потому что между полицейским и гражданином не возникнет расовых предрассудков.

Это исследование, напомню, опубликовано в одном из тех бесконечных американских «научных журналов», по публикациям которых судят о развитии науке в той или иной стране. И опубликоваться в которых так мечтает любой русский ученый. А начальство требует от русских университетов подниматься в международных рейтингах, которые составляются тоже во многом по количеству публикаций подобной наукообразной ерунды в этих самых «научных» журналах.

Ну то есть огромное количество людей в мире заняты черт знает чем (там же не только коллектив авторов, там еще и сотни участников исследования), а заводы стоят… то есть, наоборот — заводы работают и повышают уровень выбросов в атмосферу.

Впрочем, выход из сложившейся ситуации есть. Во-первых, надо использовать для общения полицейских с гражданами компьютерный генератор голоса. Полицейский пишет — а тот озвучивает. Неизбежно беспристрастным голосом. Как у Siri. Надо, правда, будет убедить гражданина, чтобы он в это время не пытался сбежать или убить полицейского. А чтобы стоял и слушал.

А во-вторых, всех вот этих ученых, которые занимались познанием расовых предубеждений (которые, безусловно, существуют, но куда как более многообразны), так вот — всех этих ученых отправить осваивать Арктику. У США как раз проблемы с освоением Арктики.

Впрочем, это всё шуточки, а реальность такова, что в России собираются уничтожать книги (как это делал Гитлер), а в США научно обосновывают расовую теорию (как это делал Гитлер). Разве что в США расовая теория теперь наоборот, а в России собираются уничтожать книги с самим Гитлером. Всё перевернулось, но логика не изменилась.

Борьба с Гитлером всегда приводит к самому Гитлеру.

А между тем главное свойство Гитлера, по словам Екатерины Михайловны Шульман, состоит в том, что он мертвый.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

От улыбки станет всем светлей

От улыбки станет всем светлей, — пелось в известной советской песне, — Поделись улыбкою своей. И она к тебе не раз еще вернется.

Неулыбчивость советского человека вошла в легенды и мифы. Строители коммунизма улыбались только в кино. В реальной жизни никаких причин улыбаться друг другу у них не было.

Тем больше раздражало советского и бывшего советского человека, когда он входил в лифт отеля в какой-нибудь европейской стране, а там совершенно незнакомый человек улыбался ему. Улыбнуться в ответ не получалось. Ну, просто причин не было.

И, как теперь оказалось, правы были именно мы. Немецкий ученый Дитер Цапф считает, что специальная улыбка без причин воспринимается организмом человека как насилие над собой. Со всеми последующими психологическими и физиологическими проблемами. Учащение сердцебиения, повышение давления и всё такое.

Между тем именно такая специальная улыбка давно уже стала необходимым рабочим навыком, особенно в странах Азии. В Японии некоторые компании даже устанавливают специальные сканеры улыбки, без прохождения которых вы не можете попасть на рабочее место. А в США пару лет назад сотрудника одной из сетей фастфуда уволили за, цитирую: «недостаточный уровень счастья». А если вам не так уж и весело по жизни, но все равно надо работать, чтобы обеспечить себе хотя бы минимальный уровень того самого счастья — то тогда, по совету немецкого ученого, делайте перерывы в улыбках. Найдите пустое тихое помещение и просто посидите там, не выражая никаких эмоций. Кстати, если достаточно долго сидеть, то можно достичь просветления. Если, конечно, уборщица не прогонит.

Парадоксально при этом, что нынешние сложные времена немного исправляют все эти эмоциональные перекосы. В медицинской маске вы можете не только не улыбаться, но даже и корчить разнообразные рожи. И никто вам ничего за это не сделает, потому что без маски нельзя. То есть, общая невеселая атмосфера избавляет нас от навязанной необходимости быть веселым. Освобождает нас.

Впрочем, судя по протестам во Франции и на Кубе, люди думают, что отнюдь не освобождает, а наоборот.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Карьера

Русская пословица гласит, что не место красит человека. А человек красит место. Но это, как теперь принято говорить в интернете, не точно. Иногда место становится важнее занимающего его человека.

Вот, например, в далеком 1995 году в одном из районов Нижнего Новгорода поступил на работу сотрудник органов внутренних дел. Пришел из армии — и сразу же поступил. И работал на совесть. Красил собой, так сказать, место.

Через два года сотруднику предложили офицерскую должность. Которая, согласно правилам, требовала хотя бы среднего специального образования. И сотрудник подтвердил наличие этого самого среднего специального образования, предъявив соответствующий документ.

И пошла у человека карьера. Младший лейтенант, лейтенант, старший лейтенант. Капитан. И, как венец карьеры — майор. В должности начальника межрайонного отдела Росгвардии.

И вот после 25 лет безупречной службы наш герой решил уйти на заслуженный отдых. А служба безопасности возьми да и проверь его послужной список. И вдруг обнаружилось, что тот самый диплом о специальном среднем образовании, предъявленный майором больше двадцать лет назад, оказался, что называется, купленным в подземном переходе. То есть — поддельным. Ну, тогда так принято было — все свои проблемы решать в переходе.

Без пяти минут пенсионер признал свой подлог.

И вот теперь, внимание, спрашивается вопрос.

А какая разница-то?

Человек служил. Отдал четверть века далеко не самой благодарной работе. Шагал по карьерной лестнице, получал новые звания. То есть — устраивал начальство во всех отношениях.

Но, с другой стороны, он начал свою карьеру в правоохранительных, что важно, органов с подделки документов. Отменяет ли этот проступок всю последующую карьеру этого человека, как юношеские глупости отменяют сейчас долгие и заслуженные карьеры голливудских звезд?

Это весьма интересная для дискуссии тема. Которая становится еще интереснее, потому что фигурант более в органах не работает. И ему вообще нечего предъявить в силу сроков давности.

Правда, можно попробовать лишить его ведомственной пенсии.

Но вряд ли остальные сотрудники органов по всей стране встретят подобное решение с достаточным пониманием.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Отпуск

Вековая борьба рабочего класса за собственные права принесла нам 40-часовую рабочую неделю и ежегодный оплачиваемый отпуск. И если попытки экспериментов с 40-часовой рабочей неделей следуют одна за другой, причем в разных странах мира и с разной степенью радикальности, то с отпусками пока как-то попроще. С одной стороны понятно: отпуск бывает один или два раза в год, а какая-нибудь четырехдневная рабочая неделя — это на весь оставшийся год.

Но, тем не менее, надо когда-нибудь начинать. То какой-нибудь региональный депутат предлагает предоставлять 10-дневный оплачиваемый отпуск по болезни без предоставления больничного листа. То другой депутат, уже федеральный, предлагает предоставлять одному из родителей учеников младших классов оплачиваемый отпуск на время каникул. Пока инициативы особого успеха не имеют, но ведь это не значит, что надо останавливаться в придумывании новых инициатив. Иначе зачем вообще нужен законодатель.

Да и почему, собственно, только законодатель. И почему, собственно, только у нас. Вот, скажем, в Германии предлагают наоборот — лишить права на отпуск тех, кто не вакцинировался от коронавируса. Причем не в качестве наказания, а в качестве профилактической меры. Потому что если невакцинированный гражданин поедет в отпуск, то он там заразится и привезет заразу домой.

Впрочем, и у нас инициатива не угасает. В Общественной палате предлагают, внимание, увеличить ежегодный оплачиваемый отпуск. Для тех, кто не курит. Потому что некоторые курящие граждане тратят на перекуры до одного часа в день. А в год получается почти 20 дней. Вот поэтому и стоило бы увеличить некурящим гражданам отпуск на 10 дней. Очень удобно и с мотивационной точки зрения: если, например, муж курит, а жена нет, то чтобы провести с женой полный отпуск надо будет бросить курить.

Кстати, совсем недавно там же предлагали увеличить отпуск для тех, кто поедет на отечественные курорты. С удивительным обоснованием: отдыхающие потратят на отечественных курортах больше денег, которые будут израсходованы на развитие инфраструктуры.

А кто компенсирует лишние дни оплачиваемого отпуска на отечественных курортах работодателям этих курортников — не разъясняется.

Так что поле для экспериментов обширное. Есть еще, что обсуждать и о чем дискутировать.

Ждем новых инициатив.

С нетерпением.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Космос как банальность

Двадцать пять лет назад, 18 мая 1996 года, американский фонд X Prize объявил конкурс на осуществление первого космического полета на частном многоразовом корабле. Компания, осуществившая два полета в космос за две недели на одном и том же корабле, получила бы 10 миллионов долларов США. Этот приз был выигран в 2004-м году кораблем SpaceShipOne, построенным на деньги одного из основателей компании Microsoft Пола Аллена. И если для Пола Аллена, который отошел от дел еще в начале 80-х и тратил свое гигантское состояние на супердорогие яхты и космические полеты это было просто хобби, то владелец одной из крупнейших в мире компаний звукозаписи Virgin Ричард Брэнсон решил сделать бизнес. Он лицензировал у Аллена технологию с тем, чтобы организовать регулярный космический туризм. Цена билета должна была составить 200 тысяч долларов, а первый частный туристический космический полет должен был состояться в 2009-м году. Однако, состоялся он только теперь.

Конечно, можно дискутировать о том, является ли подъем на высоту 88 километров настоящим космическим полетом. Ни тебе витка вокруг земного шара, ни тебе первой космической скорости. Несколько минут невесомости, которую без всякого космического полета может ощутить каждый, кто заплатит 200 тысяч рублей за полет на специальном пикирующем самолете.
Но вот о чем дискутировать невозможно — так это о том, что полет Брэнсона не был первым частным космическим полетом. Больше того — тот самый полет 2004-го года был куда как более космическим — его высота была больше 100 километров. А международно признанная граница космоса — это как раз 100 километров. И корабль Брэнсона, к слову, построенный тем же самым конструктором, что и корабль Аллена, ее не достиг.

Но даже с учетом всех этих формальных недостатков нельзя не признать: мы не просто стоим на пороге частной космонавтики, мы уже вступили в нее. За Брэнсоном собирается лететь создатель Amazon Джефф Безос. А космическая система Илона Маска Space X и вовсе принята в эксплуатацию, доставляя спутники в околоземное пространство, грузы на МКС, и астронавтов на настоящую орбиту Земли.

Главное, чтобы безумствующие миллиардеры не потеряли ко всему этому интерес. Как они теряли его уже ко многим своим увлечениям.

Потому что только на них теперь все надежды на дальнейшее освоение космоса.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Развитие человечества

Человечество подобно Вселенной — оно все время должно расширяться. Причем во всех измерениях. Например, в экономическом. Экономика должна расти, а если она не растет — то это застой и стагнация. Почему нельзя выбрать себе комфортный уровень и оставаться на нем вам объяснят экономисты. А я расскажу вам, где еще необходим рост. Постоянный и неостановимый.

Разумеется, в области равенства прав. The Guardian пишет, что Банк Англии и Управление по финансовому регулированию Великобритании хотят поставить доходы руководителей британских банков и инвестиционный компаний в зависимость от доли представителей меньшинств в коллективе. Любых меньшинств — национальных, сексуальных, людей с ограниченными возможностями. Нет постоянно растущего многообразия — нет бонусов, зато есть сокращение зарплат топ-менеджеров. Потому что, внимание, изменения в коллективах есть, но скорость этих изменений пока недостаточна.

А в это же время правительство Испании утверждает законопроект, согласно которому любое действие сексуального характера будет считаться преступлением, если на него не было получено ясного и четкого согласия. Далее цитирую представителя испанского правительства: «Молчание или пассивность не означают согласия, недемонстрация несогласия не может быть оправданием, чтобы действовать против воли жертвы». Понимаете? Недемонстрация несогласия не означает согласия. И с этим, честно говоря, трудно спорить.

Впрочем, некоторые любят позаковыристей. Австралийская сеть детских садов предлагает родителям спрашивать разрешения у младенцев, прежде чем, внимание, менять им подгузники. Для того, чтобы повысить взаимное уважение. «Если бы вы были младенцем, как бы вы хотели сменить подгузник?» — спрашивает организация, управляющая десятками центров раннего обучения по всей стране, — «Ведь самое важное в смене подгузника — это не новый подгузник». Вы спросите — как же узнать, не против ли младенец, если он еще не говорит? Отвечаю: по глазам. Дети ведь всё понимают. Просто не могут сказать.

Хотите еще? Да пожалуйста. Власти всё той же Испании разрешили смену пола в паспорте с 14 лет. Впрочем, тут важен не возраст. Тут важно, что пол можно сменить, ничего больше не делая. Ни операцию, ни гормональную терапию. Даже заключения психолога не потребуется. Просто подаете заявление — и готово. Ну то есть теперь любой 14-летний испанский пацан может подать заявление, сменить пол в документах и на полных на то основаниях отправляться напрямую в женскую баню.

А когда насмотрится — может подать другое заявление и сменить пол обратно на тот, который был. Согласитесь, это очень удобно.

И даже трудно представить себе, что еще можно придумать на этой стезе.

Но ведь они непременно придумают.

Потому что все время должны развиваться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Прощай, оружие

В России существует ряд традиционных дискуссий, выход из которых найти невозможно, но не вести которые не получается. Это, разумеется, дискуссии о том, кто виноват и что делать. Выносить Ленина из Мавзолея, вводить прогрессивную шкалу налогообложения и вот это вот всё. Это дискуссии про бродячих собак, нападающих на людей. Дискуссии о нетрадиционных сексуальных ориентациях. А теперь еще и дискуссии о вакцинации.

Но есть над всем этим одна высокая, постоянная, никогда не прекращающаяся и не привязанная к датам и событиям дискуссия об оружии.

Она обостряется во дни трагедий вроде керченской или казанской, но даже без этих обострений дискуссия ведется постоянно и бесконечно. Горит, так сказать, без поддержки горения. И если у вас нет темы для очередного ток-шоу — позовите на него сторонников и противников свободного оборота оружия и вы получите отличное, острое шоу. Главное, чтобы его участники в студии не поубивали друг друга. Руками, разумеется. Без оружия.

Потому что оружие у нас, слава богу, находится хотя бы под формальными ограничениями.

А бывают страны, где оно не находится даже под формальными ограничениями. И в этих странах происходит вот так: в совпавшие с празднованием дня независимости США в стране зафиксированы не менее 400 (!) перестрелок, в которых погибли около 150 (!!) человек.

Это, конечно, не официальные цифры, а данные исследовательской группы Gun Violence Archive, приведенные CNN. Но вряд ли реальность сильно отличается от доклада — достаточно просто посмотреть новости. «За 72 часа, со 2 по 4 июля, в Нью-Йорке произошла 21 перестрелка. Погибли не менее 26 человек, десятки пострадавших остаются в больницах» — сообщает по материалам CNN телеканал НТВ. В одном только Нью-Йорке рост преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, вырос на 40% по сравнению с прошлым годом.

Причин тут, конечно, может быть много. Во-первых, США находятся в довольно нервном состоянии из-за пандемии коронавируса. США — наиболее пострадавшая в этой пандемии страна мира. Вроде бы самая совершенная и прогрессивная — но оказавшаяся самой беззащитной перед коронавирусом.

Во-вторых, после победы президента от демократов в стране воцарился террор левых экстремистов. Всё вот это вот BLM и боевые мультисексуалисты. Самовозгоняющаяся среда бессмысленного протеста против всего. Разумеется, ее внутренняя агрессия неизбежно выплескивается наружу. А полиция, загнанная в угол, практически не сопротивляется. Потому что за любое законное сопротивление беззаконию полиция отправляется на десятилетия в тюрьму, как тот парень, который поймал наркомана.

А в-третьих, и это самое важное: оружие хочет, чтобы из него выстрелили. Оно упрашивает своего владельца об этом. Оно гипнотизирует и парализует. Вот прямо как в фильме «Макаров» с Сергеем Маковецким. А когда ты можешь пойти в ближайший магазин и купить там пистолет, предъявив водительское удостоверение — это и есть та отправная точка, после которой ты становишься рабом этого пистолета.

И дальше уже неизбежно: «В перестрелках в Чикаго в выходные ранения получили 83 человека, 14 погибли».

Разумеется, эта колонка — всего лишь очередное высказывание в той самой непрекращающейся дискуссии, в которой я нахожусь на стороне противников оружия. Очередная насмешка над хрестоматийным «а вот если бы у него был короткоствол». Но все таки повторю свои привычные тезисы:

1. Оружие провоцирует. Чем меньше оружия в социуме, тем спокойнее жить в таком социуме.

2. Аргумент «у преступника все равно есть оружие, но если он будет знать, что у тебя тоже может быть оружие, то поостережется». Михаил Круг вам ответом. Если преступника не останавливает перспектива отправиться в тюрьму — то почему его должен остановить ваш умозрительный пистолет?

3. Невозможно применять одинаковые правила по обращению оружия ко всему обществу. Бывают места, где люди рождаются с папкиным ружьем в руках. Где без ружья просто нельзя выйти в лес. Ограничивать живущим в таких местах людям доступ к оружию до 21 года — нелепо и бессмысленно.

4. При этом к жителю большого города, покупающему себе помповое ружье как только ему исполнилось нужное количество лет, должно быть самое пристальное внимание тех, кто выдает разрешение и продает. Зачем ему такое оружие в большом городе? Как он собирается его применять? Сейчас на это всем наплевать. В результате мы имеем то, что имеем. И слава богу, что у нас это происходит значительно реже, чем в США. Видимо, просто общая культура повыше.

5. Оружие нужно для войны, работы силовиков, охоты и спортивной стрельбы. Больше оружие не нужно ни для чего. Для самообороны оружие не нужно, потому что практически никто никогда не применяет оружие для самообороны. Не успевает или не решается. Поэтому оборот оружия должен быть ограничен именно этими сферами.

Уверяю вас, любой американский политик мечтает ограничить оборот оружия в США. Чтобы не было таких новостей: «Перестрелки также произошли штатах Иллинойс, Техас, Вирджиния и Огайо. В Норфолке огнестрельные ранения получили четверо детей. В Толедо подросток устроил стрельбу на вечеринке, один человек погиб, 11 получили ранения. В пригороде Атланты выстрелом в голову был убит профессиональный гольфист Джин Силлер».

Но любой американский политик не может ограничить оборот оружия, потому что так устроена его страна. И когда Советский Союз после войны последовательно избавился от оружия — это было одно из наших великих достижений. Мы — общество без оружия. И таковым должны оставаться.

Потому что разрешить просто.

Запретить — невозможно.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.