Биллборд-кирпич или Вери гуд бизнес

Я вчера, честное слово, не поверил. Думал - ну мало ли там зачем они хотят отменить приказ Росстандарта о размещении наружки. А сегодня мне уже из двух мест люди близкие к рекламе говорят - правда. Вместе с криминализацией лекарств ГИБДД хочет, внимание, запретить наружную рекламу вдоль дорог. Разумеется, потому что водители на нее отвлекаются и безопасность страдает. 

А поскольку мы понимаем, что основным критерием работы ГИБДД является никакая не безопасность движения (иначе бы они как минимум штрафовали всех, кто стоит в правом ряду), а количество заработанных денег, то и биллборды отменяются не для того, чтобы водители не отвлекались. А для того, чтобы рынок объемом в более чем 20 миллиардов рублей плавно (ну то есть - насильно) перетек в руки самой ГИБДД. Потому что она, еще раз внимание, лоббирует размещение рекламы на дорожных знаках. В виде навигации.

А теперь, внимание, спрашивается вопрос. Что опаснее: когда водитель едет себе куда хочет, а мимо него проплывает на высоте 20 метров огромный биллборд, который водитель видит боковым зрением и который откладывается в подсознании в силу своей высокохудожественности и креативности? Или когда на дорожном указателе написана мелкая реклама, на которую водитель будет отвлекаться именно в тот момент, когда ему надо понять, куда руль поворачивать?

Отвечает Борис Бурда. Минута пошла.  

t.me/breakingmash/9248 

10

И взял раб из верблюдов господина своего десять верблюдов и пошел. В руках у него были также всякие сокровища господина его. Он встал и пошел в Месопотамию, в город Нахора…

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Казус Грауэрмана

Вот, кстати, замечательная иллюстрация моего извечного тезиса про бесперспективность сопротивления обновлению. Касается всех адептов тихих зеленых двориков между уютными пятиэтажечками с алюминиевой проводочкой. 

Только тут случай более клинический, причем в буквальном смысле этого слова. Константин Янкаускас, ныне муниципальный депутат в Зюзино, собирается снова бороться с закрытием роддома номер 10. Снова - это потому, что он уже боролся с закрытием этого конкретного роддома пять лет назад. И тогда роддом не закрыли и он продолжил работу. В том же состоянии, в котором и был. 

А вот, например, в Коптево в одиннадцатом году Константина Янкаускаса не было. И роддом таки закрыли. На реконструкцию. И в семнадцатом он снова открылся, и сейчас это самый современный роддом в Москве. 

А муниципальный депутат Янкаускас хочет, чтобы девушки Зюзино продолжали рожать в роддоме номер 10 (который, признаться, за эти пять лет стал только хуже) вместо того, чтобы во время его ремонта рожать, например, в Центре планирования семьи, который в соседнем районе. И где два раза в моем присутствии рожала моя жена, и я знаю, что там охуенно. 

А знаете, почему муниципальный депутат Янкаускас так топит за разваливающийся роддом 10 в районе Зюзино? Ну, чем он сам это обосновывает (мы-то знаем, что он просто должен против чего-то бороться, ведь он ДЕПУТАТ)? Константин Янкаускас обосновывает свою боль тем, что он сам родился в этом роддоме. 

Read more...Collapse )

Паутина ненависти

Люди с хорошими лицами любят говорить про атмосферу ненависти, воцарившуются в России. А поговорив про эту самую атмосферу и в очередной раз констатировав ее воцаренность, люди с хорошими лицами продолжают бойкотировать какого-нибудь, скажем, депутата Слуцкого. Как будто и не понимая при этом, что любой бойкот — это атмосфера ненависти и есть.

Впрочем, рассказывать о том, какая ненависть требуется для настоящей борьбы с ненавистью давно уже моветон. Добро должно быть с кулаками, это все знают. Но мне кажется, что мы не замечаем гораздо более интересный аспект происходящих вокруг нас социальных процессов.

На прошлой неделе итальянские модельеры (или кто они там) Дольше и Габбана опубликовали рекламный ролик, в котором женщина восточной внешности поедала с помощью палочек блюда традиционной итальянской кухни — равиоли и чтто-то такое еще. Увидев такое, китайские интернет-пользователи (для которых, собственно, ролик и предназначался) сделались возмущены. Природу их возмущения я до конца так и не понял, но китайским интернет-пользователям показалось, что есть палочками равиоли — это оскорбление чувств. И, может, обошлось бы, как вдруг в инстаграме Стефано Габбано (или человека, похожего на него) появился пост, где говорилось, что китайцы вообще собак едят, так что лучше бы помолчали. А дальше — сами понимаете. Могучая волна китайского возмущения испугала интернет-ритейлеров, те сняли с продажи продукцию Дольче и Габбана, а Китай — это основной рынок для их продукции, бессмысленной и беспощадно дорогой.

Это лишь один пример того, как ненависть распространяется по Всемирной паутине, но уже даже и не последний. Не последний пример уже и травля фигуристки Евгении Медведевой, вынужденной удалить все свои аккаунты в социальных сетях, чтобы хоть как-то укрыться от оскорбленных чувств. Отмена концертов рэп-исполнителей по всей стране — то же самое. Это только то, что близко к нам и мы видим. Сколько подобных процессов прямо сейчас происходит по всему миру, невозможно себе даже представить. Кто-то оскорблен кинокартиной про мост, кто-то — кинокартиной про балерину, кто-то оскорблен Иммануилом, понимаете ли, Кантом, кто-то возмущен тем, что надо прививки, кто-то, напротив, возмущен тем, что прививок не надо. Собачники против покусанных, бюджетники против банков, люди без английского паспорта против людей с английским паспортом, а вот если бы у всех был короткоствол…

Такое, конечно, бывало и раньше, но плотность, масштабы и темпы всеобщей оскорбленности теперь поражают. И причина тому — наличие питательного бульона. В котором всё распространяется очень быстро и совершенно без всяких усилий. Нажала на кнопочку, которая делает репост хэштега — и ты уже влился в кампанию. Даже обуваться не надо, чтобы выйти на улицу.

Когда создавалась сеть, которую мы теперь знаем как интернет, задача состояла в создании коммуницационного механизма, способного сохранить связность после ядерного удара. Но вот когда Тим Бернес Ли создавал веб, он ставил перед собой уже совершенно другую задачу. А именно — создать механизм легкой коммуникации между людьми. Энтузиасты WWW первой половины девяностых мечтали о среде, объединяющей людей всего мира. Разумеется, на принципах открытости и доброжелательности. Правда, ненависть стала репродуцироваться буквально сразу же, еще в irc-конференциях. Причем среди тех, кто, по идее, должен был бы нести в сеть те самые открытость и доброжелательность — среди студентов американских ВУЗов.

Теперь же, когда интернетом охвачены широчайшие массы людей, уровень IQ которых несравним с уровнем хотя бы даже американских студентов, ситуация качественным образом изменилась. Парадоксально и удивительно, но современный интернет стал местом, где лучше молчать. Потому что всё, что ты скажешь, будет использовано против тебя. Каждое твое слово может быть объявлено сексизмом или расизмом, а то и похуже — непатриотизмом. И как только на сетевую площадь (какую-нибудь, например, группу) выбежит один бледный духом придурок и заорет большими буквами, что он оскорблен — тут же найдутся сотни поддакивателей. А когда волна народного гнева примет неиллюзорные очертания, тут уже придет время следовать тренду тем, кто делает бизнес. Потому что попробуй не следовать — тебя немедленно разорвут. Да вот посмотрите хотя бы на тех же китайских ритейлеров. Посмотрите на тех, кого увольняют за неловкое слово в собственном чате. Вообще, оглянитесь вокруг: вам не страшно? Конечно, можно было бы догадаться об этом и раньше, благо исторических примеров достаточно, но все же: если большое количество людей объединены общей коммуникацией, среди них немедленно начинает зарождаться и распространяться самое лютое зло. Суд Линча или идея сжечь барина возникали тогда, когда вместе собиралась толпа. Когда каждый из этой толпы сидел в своей избе, идея сжечь барина не возникала. А если и возникала — то топилась в бессилии и одиночестве. Но вот когда мы вместе — мы сила. И сила опасная.

Конечно, толпа может сделать и хорошее дело. Собрать денег ребенку на операцию. Добиться освобождения человека из-под стражи. Но на каждое из таких хороших дел приходится сотня адских кампаний травли и ненависти вроде той же MeToo, стоившей всего уже довольно большому количеству людей, включая и тех, кто это MeToo начинал.

Всемирная паутина превратилась в паутину ненависти. И дальше будет только хуже, потому что сеть уже есть. И в ней будет оказываться всё больше и больше людей. Которых, честное слово, лучше бы в этой сети не было.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

9

И положил раб руку свою под стегно Авраама, господина своего, и клялся ему в сем.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Катаклизм и международное право

Никакого международного права не существует. Ну просто потому, что не существует никаких юрисдикций, отличных от суверенных. Всё остальное — это всего лишь предмет договоренностей между теми или иными странами (или даже не странами, а правительствами). Ну вот какой-нибудь международный уголовный суд, например. Он ведь только до тех пор международный и уголовный, пока те, кто потенциально может подлежать такому суду согласны пойти под него. Вы можете представить себе, чтобы человек, обвиненный в преступлении, сказал бы государственной системе правосудия: да я ваш суд в гробу видал. И все такие: ну, что поделаешь. Гражданин не хочет судиться. Ничего не поделаешь.

А вот с международным уголовным судом так как раз можно. В США есть даже специальный закон, который предусматривает военную помощь любому гражданину страны, задержанному по ордеру этого самого международного уголовного суда. Просто потому, что судить гражданина США могут только в США. И любая другая уважающая страна, уверяю вас, немедленно выйдет из любой международной организации, если от этой организации будет исходить прямая угроза ее гражданам. Любая нормальная. Ключевое слово — нормальная.

У или вот взять, к примеру, ситуацию с Интерполом. Есть международная организация, есть внутренние правила этой организации. Но если избранный по этим внутренним правилам руководитель организации не устроит членов организации — они грозятся немедленно выйти из организации. Пусть нам тут кто-нибудь еще расскажет про власть процедуры. Власть процедуры характеризует демократию, сказала бы Валерия Ильинична Новодворская, а демократия — она только для демократов.

Вот прямо свежий пример — ситуация с Организацией по запрещению химического оружия. Это экспертная организация, задача которой — говорить, обнаружены где-либо следы применения химического оружия или же нет. И вот Великобритания предлагает, чтобы ОЗХО не только обнаруживала следы, но и прямо указывала, кто виноват. То есть — кто применил химическое оружие.

Ну вот представьте себе британский суд, в котором факт виновности устанавливает не судья, а эксперт. Приходит эксперт в суд и говорит: на ботинках обнаружена грязь из Уэльса, этот человек виноват, ваша честь, повесьте его. Что скажет британский судья такому эксперту? Но это же национальная юрисдикция. Там так нельзя. А в международной организации можно, потому что, повторюсь, никакого международного права не существует. И с любой международной организацией можно делать всё, что тебе хочется, если у тебя это получится.

В обвиняющую и карающую организацию превратили WADA — а это вообще, на минуточку, независимая организация. Которую отлучаемые потом от Олимпийских игр страны даже не создавали. Теперь вот ОЗХО. Дальше, видимо, эта болезнь будет поражать любые другие международные экспертные организации. Просто потому, что уж больно легко у Великобритании и поддержавших ее США получилось продавить решение о расширении мандата ОЗХО. В мире всё меньше стран, у которых хватает смелости говорить США: «Эй, вы там совсем уже, что ли?» Ну просто потому, что США потом наложит на тебя какие-нибудь санкции за то, чего ты не делал, а кому это надо. Не у всех столько внутренних ресурсов, как у России или Китая. Точнее даже — практически ни у кого.

Следствия принятого решения очевидны. Теперь со случаями применения химического оружия (а я уже писал, что точечное применение химикатов против гражданских не имеет военного смысла), так вот, теперь с такими случаями всё будет точно так же, как с WADA. Если кто не помнит, Россию отстранили от Олимпийских игр на основании «доклада МакЛарена» — непонятного документа, написанного ннпонятно кем непонятно про что. Теперь же обвинять Сирию (в первую очередь) в применении химического оружия будет организация, эксперты которой в эту Сирию даже не выезжают. А Великобритания и США будут тыкать в эти обвинения пальцем и говорить: вот видите? Уважаемая международная организация врать не будет!

Честно говоря, ничего нового в этом нет. Это просто очередной шаг на пути превращения международных организаций в медиа-инструменты. И, должен признать, шаг довольно естественный. Все эти международные организации создавались тогда, когда нужно было вовлечь бывших противников в собственную игру. Теперь, когда стало понятно, что бывшие противники в игру не вовлеклись, международные организации не нужны. Вот и Дональд Трамп уже пишет в Твиттер, что он раздумывает над выходом США из ООН. «Они ничто без США». И это ведь правда. ООН ничто без США. Как и без России. Но поскольку США не могут использовать ООН в своих целях в силу наличия у России права «вето», то и ООН не нужна. Чего зазря деньги тратить. Инструмент должен быть эффективным, иначе его надо выбросить.

Печально в этом разгоняющемся процессе то, что это путь в один конец. Необходимость в новых международных организациях (настоящих, а не вот этих вот) в следующий раз возникнет только после какого-нибудь большого катаклизма. И пока такой катаклизм еще не произошел, быть может имеет смысл подумать над тем, что, может, и черт бы с ними, с этими международными организациями.

Лучше уж без них, чем с катаклизмом.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Болезненное и утомленное состояние

Старое вино относится к разряду лекарств, а не к пище, — писал великий мудрец Авиценна. Спустя почти тысячу лет его слова были переосмыслены. Теперь лекарства стали относиться к разряду вина. По крайней мере именно это следует из предложения ГИБДД ставить, наконец, список препаратов, управление транспортными средствами после приема которых будет приравниваться к алкогольному опьянению. Со всеми соответствующими подобному нарушению последствиями. Включая, видимо, и уголовную ответственность тоже.

В правилах дорожного движения действительно сказано, что водителю запрещается, цитирую: «управлять транспортным средством лицам, находящимся в состоянии опьянения, под воздействием лекарственных препаратов, в болезненном или утомленном состоянии». Запрещается-то запрещается, но никакой ответственности за это не предусмотрено. И вот теперь предлагается такую ответственность ввести.

Ну что же, предложение, вроде, логичное. Но, честно говоря, не очень понятно, как его реализовывать. Вот с алкоголем всё понятно — выдохнул в газоанализатор, он всё и показал. А с лекарствами надо делать анализ. И тут возникает вопрос — а как сотрудник ДПС может заподозрить водителя в том, что тот под лекарствами? Ну хорошо, допустим, по человеку видно, что он, как написано в правилах, «под воздействием». Но тогда этот человек уже подпадает под статью 12.8 КОАПП, ибо в ней говорится про любое опьянение, а не только про алкогольное. Так и написано: «употребление… иных вызывающих опьянение веществ запрещается». Бери такого неадекватного водителя да штрафуй.

Больше того — любой список потенциально открыт, и в списке запрещенных лекарств периодически будут появляться новые препараты. А, значит, водители, которые сейчас знают, что нельзя алкоголь, наркотики и психотропы, будут должны знать еще и список всего остального, что больше нельзя.
Но самое интересное, что если ГИБДД собирается полностью контролировать исполнение пункта правил, в котором «водителю запрещается», то тогда придется вводить ответственность и за управление транспортным средством в болезненном или утомленном состоянии. А тут уже такие перспективы разворачиваются, что прямо зависть берет. Что именно считать болезненным состоянием? Насморк, например, считается болезненным состоянием? А почему? А кто это будет определять? А как всё это сформулировать в законодательстве?

Вопросов, как видите, столько, что их количество вполне сравнимо с числом 224. Именно столько водителей, находившихся «под воздействием лекарственных препаратов», обнаружили сотрудники ГИБДД среди пяти c половиной миллионов автомобилистов Москвы в прошлом году.

Это четыре тысячных процента. Вот все размеры проблемы.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Революция глупости

Ровно 5 лет назад, 21 ноября 2013 года, в твиттере украинского журналиста Мустафы Найема появился пост следующего содержания, цитирую: «Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей». Собственно с этого твита и начался процесс, который ровно через 3 месяца, 21 февраля 2014 года, привел к бегству президента Януковича и государственному перевороту, ввергшему Украину в череду территориальных потерь, внутренних вооруженных конфликтов и экономических неурядиц. Теперь 21 ноября отмечается на Украине как государственный праздник — День достоинства и свободы. Ну что же, поздравляем, конечно. Но главное, чтобы сами граждане Украины ощущали этот день праздником. А с этим, кажется, как-то не очень.

В преддверии юбилея украинский фонд «Демократические инициативы» опросил 50 ведущих политических экспертов страны. И большинство из экспертов заявили, что ни одна из целей евромайдана так и не достигнута. Во власти те же самые люди. С коррупцией стало хуже. Олигархи всё так же управляют политикой и экономикой. Правоохранительные органы не реформированы. С правами человека и свободой слова стало значительно хуже, чем было. На экономику жалко смотреть. В общей семье европейских народов не ждут, в ЕС не принимают и НАТО совсем не зовут.

Один из ведущих украинских новостных телеканалов NewsOne провел опрос: Если бы можно было вернуться в прошлое, вышли бы вы на Майдан? Ответ «нет» дали 91 процент опрошенных. Это, разумеется, хорошо. Но, честно говоря, как-то не верится. Потому что главной причиной Евромайдана были, конечно, никакие ни коррупция, ни социальное расслоение, ни, тем более, европейская ассоциация. А неразрешимые противоречия между националистическим западом и пророссийскии настроенным востоком. А поскольку эти противоречия так и не разрешены, то какие у нас основания сомневаться в том, что попытки будут продолжены? Нет никаких оснований. Энтузиасты на Западной Украине найдутся, оружия у населения как в какой-нибудь Сомали, американские и английские военные инструкторы есть, деньги подвезут.

Разве что теперь людей на майдан будет созывать не Мустафа Найем с его хорошим настроением.

И, разумеется, призыв этот вряд ли будет написан по-русски.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Кто кого приручил

«Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили», — говорил Маленькому принцу Лис. Но кто будет отвечать за то, что приручились мы сами? Причем добровольно, с готовностью, да еще и платим за возможность приручиться немалые деньги. Я говорю, разумеется, о технологиях, которым мы отдаем на откуп столь многое, что наши когнитивные способности начинают естественным образом утрачиваться.

Я, скажем, давно уже не езжу по Москве без навигатора. В результате чего в общем случае не способен проделать без этого самого навигатора путь, которым ездил уже не один раз. Но это город, в нем все таки можно сориентироваться или спросить. А бывают люди, которые полностью отдаются воле навигатора в таких местах, где спросить, увы, не у кого.

Как, например, американская студентка, которая поехала по навигатору по Гранд-Каньону. А когда навигатор предложил повернуть на несуществующую дорогу, то она взяла и повернула. «Я все равно свернула в надежде, что скоро увижу дорогу» — рассказывала потом студентка. А ведь могла и не рассказать. Потому что в результате она ехала, пока у нее не закончился бензин, а вокруг не закончилась мобильная связь. Решив, как и многие другие в подобных ситуациях, что навигатор не мог завезти ее туда, где никого нет, девушка начала ждать. И ждала в раскаленной пустыне пять дней. Но никто так и не приехал. Догадавшись, наконец, пойти поискать связь, студентка таки нашла ее, пройдя пешком 17 километров. И позвонила в службу спасения.

Хорошо, что у нее были продукты. И хорошо, что ее телефон не разрядился. И вообще всё закончилось благополучно. Но если бы, не дай бог, все закончилось плохо — то кто бы, интересно, нес ответственность за случившееся? Вряд ли создатели навигатора, любой из которых в некоторых ситуациях путается. Наверняка у них в пользовательском соглашении или инструкции сказано, что они ни за что никакой ответственности не несут. Но ведь никто эти соглашения и инструкции не читает. И слепо доверяется программам или устройствам, пребывая в уверенности, что те никогда не подведут. То есть, приручается. Как эта студентка.

Но ведь если создатели всех этих устройств нас таким образом приручили, то они все таки должны нести за это ответственность. Не за сбой навигатора, а именно за нас, прирученных.

Иначе получается противоречие.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Причины и следствия

Мудрые люди вот уже не первое столетие твердят человечеству: не надо путать причинно-следственную связь с корреляцией. И если каждая утка умеет летать, плавать и крякать — это вовсе не значит, что именно эти умения делают ее уткой. И что любая другая сущность, которая умеет летать, плавать и крякать автоматически становится уткой. Как говорил капитан Врунгель: «Каждая селедка — рыба. Но не каждая рыба — селедка».

Вот, скажем, ученые Высшей школы экономики провели исследование образовательного уровня в браках. И выяснилось, что все последние 20 лет доля браков, в которых у супругов было бы одинаковое образование, падает. При этом растет количество браков, в которых жена более образована, нежели муж. С 31 процента в 1995 году до 37 процентов в 2015-м. То есть знаменитый рекламный ролик, в котором девочка говорит мальчикам: «Мне нравятся умные, но вам это не грозит», попросту бил мимо целевой аудитории. Потому что уже тогда, когда он вышел, девочкам больше нравились вовсе не умные. А, рискну предположить, более состоятельные.

Впрочем, ученые считают иначе. Они считают, что причина нарастающего дисбаланса в том, что популярность высшего образования среди женщин растет опережающими темпами. И, тем самым, впадают в упомянутый выше грех смешения причинно-следственных связей и корреляции. Ведь дело вовсе не в том, что русская женщина внезапно захотела стать дипломированным специалистом. А как раз наоборот — в том, что высшее образование для мужчин перестало коррелировать с социальным статусом. Проще говоря, совершенно не обязательно быть кандидатом наук, чтобы зарабатывать много. Скорее даже наоборот — кандидат наук пребывает в глазах женщины, ищущей надежного тыла, рискованной партией. Если это, конечно, настоящий кандидат наук, разумеется. Денег мало, перспективы туманны, а жизнь проходит.

А вот женщине, которая уже обрела надежный тыл, можно и развлечься получением какого-нибудь кооперативного высшего образования.

Благо теперь это вовсе не требует стольких лет и стараний, как до 1995 года.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.