kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Categories:

Пелевин и Куприн или Жизнь идиотов

Члены ОП Павел Пожигайло, Максим Григорьев, Андрей Дементьев, Валентин Курбатов, Константин Михайлов и Петр Толстой, а также участники слушаний — главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, писатели, руководители ведущих литературных вузов и представители культурного сообщества подписали письмо на имя Министра образования РФ Дмитрия Ливанова и президента Российской академии образования Николая Никандрова с просьбой пересмотреть список книг, рекомендуемых к прочтению школьникам 10-11 классов.

Авторы письма указывают на то, что в списке рекомендованных авторов, подготовленном, по сообщению ряда СМИ, Российской академией образования, а значит, являющемся, по сути, методическим пособием, классики русской литературы, например, А.Куприн и Н.Лесков заменены на современных писателей Виктора Пелевина и Людмилу Улицкую.

«В предлагаемой для чтения школьников книге Л.Улицкой „Казус Кукоцкого“ часть сюжета построена вокруг вопроса разрешения абортов, в книге В.Пелевина „Generation P“ на употреблении наркотиков. Не касаясь вопроса оценки их творчества, представляется очевидным, данные произведения не уместны для школьного образования, а подготовленный список литературы является профессиональной ошибкой, которую необходимо безотлагательно исправить», — сказано в письме.
Отсюда

То есть у Улицкой — аборты, а у Куприна — что?

А вот что:

Она быстро выпрямляется и оборачивается лицом к царю. Сильный ветер срывается в эту секунду и треплет на ней легкое платье и вдруг плотно облепляет его вокруг ее тела и между ног. И царь на мгновенье, пока она не становится спиною к ветру, видит всю ее под одеждой, как нагую, высокую и стройную, в сильном расцвете тринадцати лет; видит ее маленькие, круглые, крепкие груди и возвышения сосцов, от которых материя лучами расходится врозь, и круглый, как чаша, девический живот, и глубокую линию, которая разделяет ее ноги снизу доверху и там расходится надвое, к выпуклым бедрам.

Дрожа от робости, ожиданья и счастья, расстегнула Суламифь свои одежды, опустила их вниз к ногам и, перешагнув через них, осталась среди комнаты нагая, лицом к окну, освещенная луною через переплет решетки. Она налила густую благовонную мирру себе на плечи, на грудь, на живот и, боясь потерять хоть одну драгоценную каплю, стала быстро растирать масло по ногам, под мышками и вокруг шеи. И гладкое, скользящее прикосновение ее ладоней и локтей к телу заставляло ее вздрагивать от сладкого предчувствия. И, улыбаясь и дрожа, глядела она в окно, где за решеткой виднелись два тополя, темные с одной стороны, осеребренные с другой, и шептала про себя: — Это для тебя, мой милый, это для тебя, возлюбленный мой. Милый мой лучше десяти тысяч других, голова его — чистое золото, волосы его волнистые, черные, как ворон. Уста его — сладость, и весь он — желание. Вот кто возлюбленный мой, вот кто брат мой, дочери иерусалимские!.. И вот, благоухающая миррой, легла она на свое ложе.

Изнемогая от любви, она опускается на землю и едва слышно шепчет безумные слова. — Ложе у нас зелень. Кедры — потолок над нами… Лобзай меня лобзанием уст своих. Ласки твои лучше вина… Спустя небольшое время Суламифь лежит головою на груди Соломона. Его левая рука обнимает ее. Склонившись к самому ее уху, царь шепчет ей что-то, царь нежно извиняется, и Суламифь краснеет от его слов и закрывает глаза. Потом с невыразимо прелестной улыбкой смущенья она говорит: — Братья мои поставили меня стеречь виноградник… А своего виноградника я не уберегла.
Александр Куприн. Суламифь

У Пелевина, значит, наркотики. А у Лескова — что?

А вот что:

Началось у них пари еще в Твердиземном море, и пили они до рижского Динаминде, но шли всє наравне и друг другу не уступали и до того аккуратно равнялись, что когда один, глянув в море, увидал, как из воды черт лезет, так сейчас то же самое и другому объявилось. Только полшкипер видит черта рыжего, а левша говорят, будто он темен, как мурин.

Левша говорит:

- Перекрестись и отворотись — это черт из пучины.

А англичанин спорит, что «это морской водоглаз».

- Хочешь, — говорит, — я тебя в море швырну? Ты не бойся — он мне тебя сейчас назад подаст.

А левша отвечает:

- Если так, то швыряй.

Полшкипер его взял на закорки и понес к борту.

Матросы это увидали, остановили их и доложили капитану, а тот велел их обоих вниз запереть и дать им рому и вина и холодной пищи, чтобы могли и пить и есть и свое пари выдержать, — а горячего студингу с огнем им не подавать, потому что у них в нутре может спирт загореться.

Так их и привезли взаперти до Петербурга, и пари из них ни один друг у друга не выиграл; а тут расклали их на разные повозки и повезли англичанина в посланнический дом на Аглицкую набережную, а левшу — в квартал.
Николай Лесков. Левша — ну и там дальше, вплоть до того, что помер Левша, ударившись спьяну затылком «о парат».

Вот я и спрашиваю — это серьезно они?

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Subscribe

  • Огонь по штабам

    Днями я наткнулся на статью о месте, которое называется «Фемдача». Это расположенный в каком-то секретном месте дом, где фем-активистки могут…

  • Искусство иллюзии

    Искусство иллюзии основано на том, что иллюзионист привлекает внимание зрителя совершенно не туда, где в данный момент происходит обман. Собственно…

  • Нечаевщина

    В 1869 году революционер по фамилии Нечаев заставил своих соратников вместе расправиться со студентом по фамилии Иванов. Для того, чтобы повязать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments