kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Мир пиздеца

После очередной неудачи Помазун-младший несколько часов снова кричал про ГРУ и Чечню, а мать и отец закрылись в своей комнате. После третьего проваленного экзамена Сергей (как он сам потом признался отцу) накричал на инспекторов, пригрозил, что убьет их, а их детям выколет глаза. В тот же день он поехал на работу к матери — в департамент — взять деньги на бензин. Охранник его не пропустил, Сергей проскочил мимо и устроил публичный скандал при коллегах Людмилы. Сцена продолжилась дома.

На следующий день Людмила Помазун пошла в областное УВД, но ей сказали, что начальник уехал в командировку в Москву и ее принять не могут. Мать ходила и в областной психоневрологический диспансер, но врачи развели руками, заявили, что не могут забирать пациентов на принудительное лечение, и посоветовали обратиться в полицию. В последний раз в областное УВД Людмила Помазун пришла в пятницу, 19 апреля — за два дня до того, как ее сын убил шестерых человек. «Мы на все согласны были, на психушку, на диспансер, потому что у нас уже обстановка в квартире накалилась, мы уже с женой спать ложились и боялись. Черт знает, что у него могло быть в голове. С ножиком мог зайти и попырять нас — и все. Потому и пошли в полицию», — объяснил Александр Помазун. Когда сын вел себя спокойно, родители пытались поговорить с ним о его здоровье, предлагали лечь в больницу или сходить к психологу, но Сергей категорически отказывался. «Может, боялся, что на учет поставят, он же понимал свое состояние, а тогда на права сдать точно не сможет», — объяснял отказ сына Помазун-старший.

В пятницу, 19 апреля, после очередного неудачного разговора с полицией родители уехали на выходные на дачу — помогать теще сажать картошку. Воскресенье прошло спокойно, и утром в понедельник муж с женой ушли на работу. Участковый позвонил Александру Помазуну в три часа дня в понедельник, 22 апреля, спросил, были ли у кого-то в семье ключи от сейфа — и попросил срочно приехать домой и посмотреть, на месте ли оружие. Дома Александр Помазун увидел выдранный из стены железный сейф с двумя проломленными замками.

В ходатайстве следствия о заключении его сына под стражу сказано, что взламывать сейф Сергей Помазун начал с самого утра, когда родители ушли на работу. Вытащив карабин, 40 патронов к нему и газовый пистолет, он сел в черный BMW и доехал до оружейного магазина «Охота» на Народном бульваре. Машину он припарковал в переулке, отцовский карабин обернул пакетом и зашел в магазин. В беседах не для протокола сам Помазун рассказал, что сотрудники магазина ему нахамили — и он открыл по ним огонь. Следствие считает, что он изначально ехал в «Охоту» с четкой целью — похитить опасный товар. С двумя продавцами и покупателем Сергей Помазун расправился за две минуты — с 14.16 до 14.18. Выйдя на улицу, он выстрелил в случайных прохожих — двух школьниц из соседней с магазином гимназии №9 — и сел в BMW. Из машины он выстрелил еще раз и убил прохожего Игоря Болдырева. Не под запись молодой человек признал, что стрелял по прохожим, но заявил, что детей среди них не видел. Через десять минут Помазун бросил машину во дворах и скрылся. А еще примерно через полчаса участковый позвонил Александру Помазуну. С допроса отец вышел только в 4.45 утра. Что совершил его сын, он не знал до ночи. На одном из допросов он увидел телевизор за спиной следователя, бегущую строку новостного сообщения «Сергей Помазун убил шесть человек» и фотографию накрытых тел на бульваре.

«Столько чуши мне на голову вылили. Говорят, что я за три миллиона машину купил, таких машин только четыре в Белгороде. Мы кредит взяли, как им не стыдно говорить так. Писали, что я владелец магазина, в котором он стрелял, что у меня лотки на авторынке — чушь какую-то! Я никогда в жизни в торговле не был. Я всю жизнь работал, жена всю жизнь работала — что мы плохого сделали этому обществу?» — Александр Помазун во время беседы все время оглядывался и с недоверием смотрел на проезжающие машины.

В случившемся с его семьей он винит государство и полицию, которая не помогла семье в трудную минуту. Глава пресс-службы УВД по Белгородской области Татьяна Киреева в интервью всем СМИ заявила, что Помазуну предлагали работу, но он от нее отказался. Его отцу об этом ничего неизвестно. «Немножко бы помогли — и ничего не было бы. В нашей стране человек никому не нужен, извиняюсь, что я это говорю, — закончил он беседу. — Я не хочу давать интервью на камеры, на всю страну опозорили. Жена хочет уйти работать в церковь. Я ей говорю: делай что хочешь. Церковь тебе сына не поможет вернуть».
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments