kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Categories:

Вся наша надежда покоится на тех людях, которые сами себя кормят

В самом центре Москвы, на Пушкинской площади стоит построенное Федором Шехтелем здание типографии «Утро России». На стене этого здания сохранился один из первых памятников, созданных в рамках ленинского плана монументальной пропаганды — небольшой барельеф, на котором изображен рабочий, катящий колесо. И надпись: «Вся наша надежда покоится на тех людях, которые сами себя кормят.»

Прошло почти сто лет и стало ясно, что Владимир Ильич был прав. Наша надежда снова покоится на тех людях, которые сами себя кормят. Только теперь это не рабочие. Теперь это — монахи.

На странице валаамского Спасо-Преображенского монастыря в социальной сети, внимание, Facebook, размещено сообщение, что монах Агапий, начальник фермы Валаамского монастыря, находился в Италии, где закупил оборудование по сыроварению для нового молокозавода. «В течение этих дней, — цитирую я сообщение, — Он прошел небольшой курс обучения у местных мастеров по производству нескольких сортов сыра — Моцарелла, Качотта, Морлакко, копчёного Рикотта и сыра с белой плесенью Бьянка.»

«Слава Тебе Господи! — первым же комментарием пишет под сообщением неведомая мне женщина по имени Жанна Левоновна Адамян, — Теперь то все в надежных руках!!»

И я согласен в Жанной Левоновной. Если и остались в нашей стране надежные руки, то это руки тех, кто отринул от себя все глупости мира. Тех, кого не интересует стоимость бивалютной корзины и падение нефтяных цен. Тех, кто не смотрит телевизор и сидит в соцсетях. Ну, разве что только размещает там монастырские сообщения для Жанны Левоновны Адамян.

Всё, что интересует этих подвижников — это спасение. Причем как собственных душ, так и наших, греховных.
Потому что ничем иным, кроме попыток спасти нас, я не могу объяснить тот факт, что монахи Валаамского монастыря готовятся изготавливать не российский сыр, и даже не пошехонский. Ведь самому монаху, в сущности, все равно, каков сыр. Монах не должен получать удовольствий от жизни, всего его удовольствия уже внутри него, а там как Бог даст. И поэтому Моцарелла, Качотта, Морлакко, копчёная Рикотта и сыр с белой плесенью Бьянка — это для нас. Мы слабы, раз не можем без этого. А раз мы слабы, то никакой надежды на нас самих у нас нет.

И вся наша надежда, как и сто лет назад, покоится на тех людях, которые сами себя кормят. И, даст Бог, прокормят и нас.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment