kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Про страхи

У каждого из нас есть какие-то страхи. Все мы чего-то боимся. У кого-то эти страхи связаны с детством, у кого-то наоборот — со взрослой ответственностью. Но одно можно сказать точно — людей, которые ничего не боятся, не существует. А если кто-то вам скажет обратное, то это значит, что он просто боится сказать правду.

Ну что же, раз страхи есть — то было бы полезно их изучить. И вот социологи Чепменского университета, штат Калифорния, решили выяснить, чего боятся граждане США. И вы никогда не поверите, чего же они на самом деле боятся.

Больше всего граждане США боятся, внимание, коррупции среди должностных лиц. И только после коррупции они боятся кибертерроризма, сбора личной информации правительством и корпорациями, террористов, биологического оружия, хищения голых фоточек из iCloud, разрухи в экономике, бедности и мошенничества с кредитными картами.

А чего же боимся мы с вами? А мы с вами, согласно проведенному недавно опросу ВЦИОМ, больше всего боимся усиления международной напряженности и роста цен на товары и услуги. При этом роста напряженности мы боимся почти в два раза больше, чем роста цен. А больше, в общем, мы ничего и не боимся. Ну разве что беспорядков в России — но процент этого страха весьма незначителен.

Вот вы, наверное, думаете, что нет лучшей иллюстрации иррациональности страха, чем эти странные результаты. Ну как можно бояться коррупции среди должностных лиц? И какое дело отдельно взятому гражданину России до роста международной напряженности?

А не скажите. Ведь когда мы боимся роста международной напряженности — это мы боимся Америку. Потому что вся международная напряженность так или иначе исходит оттуда. А чего боится американец, когда он боится коррупции среди должностных лиц? Правильно, он боится Россию. Ему кажется, что каждый русский, приезжающий в США, везет с собой столько коррупции, сколько не везет кокаина мексиканский наркобарон.

И это, конечно, печальная часть выводов из исследований наших страхов. Мы боимся друг друга, и пусть это можно списать на сиюминутный внешнеполитический контекст — всё равно не очень приятно.

А вот радостная часть выводов состоит в том, что если вынести за скобки этот вот внешнеполитический контекст — то, получается, что мы, в общем-то, не боимся практически ничего. Потому что все остальные страхи вроде хищения голых фоточек или роста цен — это даже и не страхи вовсе, а так, опасения.

Но, как я сказал выше, людей без страхов не существует. А это значит, что о своих настоящих страхах ни американцы, ни мы своим социологам просто не рассказали.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Subscribe

  • Всё прояснилось

    Виртуальный мир, о существовании которого еще 30 лет назад мы знали только из фантастических романов и кинофильмов, стремительно замыкается сам на…

  • Шопинг, рестораны и развлечения

    «Трать на один пенс меньше, чем зарабатываешь», — говорил Бенджамин Франклин. Тот самый, который изображен на купюре в сто долларов, и…

  • Год

    Год назад, 2 марта 2020-го, на лентах информационных агентств появились сообщения о том, что в первой инфекционнной больнице города Москвы туристу,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment