kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Безусловный рефлекс

На днях журналистка Антонина Самсонова выложила на Фейсбуке сфотографированный в лондонском метро рекламный щит, на котором были написаны такие слова: «Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы… бесполезные слова! Русскому они не нужны».

А внизу — логотип книжного издательства Pinguin Books.

Ситуация, банальная до скуки. Издательство дает рекламу. Нет лучшей рекламы, чем провокация. Провокация блестяще срабатывает. Но… не на потенциальных покупателях продукции издательства Pinguin Books, а на русских. Сначала — на подписчиках Тони Самсоновой, а потом уже — на самых широких слоях населения. Да как они смеют? Англичанка гадит опять. Балалайки, медведи. Гневные треды бьются, множатся и ветвятся. А одно из самых популярных в России интернет-изданий вообще публикует новость под заголовком: «В лондонском метро появились постеры с позорящей русских цитатой из Тургенева».

Это заголовок — бесценная пища для специалиста по социальной психологии. Во-первых, это действительно «цитата из Тургенева». Но это слова не самого Ивана Тургенева, а персонажа его романа «Отцы и дети» Евгения Базарова — крайне неприятного и, скажем прямо, не очень умного молодого человека, который потом, конечно, перерождается в условиях сильной любви, но все равно остается некоей квинтэссенцией тех самых «разбуженных» людей, с которых в середине XIX века и начиналась великая русская катастрофа.

А во-вторых, совершенно не понятно, что в этой цитате «позорящего».

По первому пункту у нас в ощущениях есть хрестоматийная история с тем, как охранительные молодежные движения времен «Стратегии 31» пытались скомпрометировать Эдуарда Лимонова эпизодом из его романа «Это я, Эдичка», где главный герой «делал это с негром». Но слава о гетеросексуальных подвигах Эдуарда Вениаминовича настолько опережала эти жалкие попытки приписать автору действия лирического героя, что у охранительных молодежных движений решительно ничего не получилось. Закончилось всё и вовсе конфузом: сначала те же самые охранители распространили ставящее точку на подозрениях в гомосексуальности Лимонова видео его утех со знаменитой соблазнительницей Катей Муму. А потом и сам Лимонов стал таким охранителем, по сравнению с которым любые другие охранители стали выглядеть пошлыми либералами. С тех пор, кажется, даже самые далекие от мира литературы люди отчетливо уяснили, что «слова героя романа Тургенева» не есть «слова Тургенева», а играющий Гитлера киноактер не есть Гитлер.

А вот по второму пункту всё интереснее. Конечно, можно было бы развязать богатую дискуссию на тему: а нужны ли действительно русскому аристократизм, либерализм, прогресс и принципы? Но я упущу привлекательную возможность погрузиться в такую дискуссию, а сосредоточусь на самом факте того, что одно из самых популярных в России интернет-изданий публикует новость о том, что в лондонском метро появились какие-то там надписи про русских людей.

Ну появились — и что? Лондонское метро — это где? Лондон — это вообще что? Нет никакого Лондона для русского человека, а если для русского человека есть Лондон, то этот человек вовсе не русский. И если что и нужно русскому человеку — то вот это вот осознание собственной самодостаточности, ибо есть Россия, а вокруг неё нет ни Лондона, ни Парижа, ни Нью-Йорка, ни даже Пекина. А вокруг нее есть только туземцы, торгующие стеклянными бусами, которые мы, разумеется, купим. За настоящее золото. Потому что мы можем.

С самого начала нынешнего противостояния с охамевшим вконец «цивилизованным человечеством» мы постоянно совершаем одну и ту же ошибку, которая и привела нас в девяностые ко всем известным разочарованиям: мы постоянно смотрим на Запад и ищем, к чему бы применить «ассиметричный ответ». А когда находим, непременно применяем, но не ассиметричный, а совершенно симметричный, предсказуемый до зубной боли.

Они против нас санкции — мы против них продуктовое эмбарго. Они против нас ПРО — мы против них «Искандеры». Они против нас идиотские законы — мы против них идиотские законы. Они против нас Дженнифер Псаки — мы против них Марию Захарову.

Действие на действие. Мы перед ними как будто оправдываемся. Мы как будто должны этим людям. Эти люди как будто значат для нас больше, чем мы сами для себя значим. Слово «Russian» для нас как лампочка для собаки Павлова. Они пишут «Russians» — а мы виляем хвостом. Они опять пишут «Russians» — а у нас начинает капать слюна.

А слюна не должна капать. И хвост не должен вилять. Ни один мускул в нашем могучем организме не должен дрогнуть при слове «Russians». Есть только один правильный метод реагировать на всё то, чем эти люди там, на Западе, пытаются привлечь наше внимание: ледяное презрение. Только один безусловный рефлекс на раздражение: отсутствие всяких рефлексов. Одна реакция: отсутствие всякой реакции.

Они против нас санкции? А мы плевали на них. Они против нас ПРО? А мы плевали на них, потому что наших ракет хватит на то, чтобы преодолеть любое ПРО. А не хватит — сделаем больше. Они против нас свои законы? Да мы их не станем даже читать.

Потому что наше дело правое и никаких сомнений в этом быть не должно. А все эти «ответы» возникают только от неуверенности в правоте нашего дела. И вся эта история с банальной рекламой в метро одного там города на каком-то унылом острове — яркий маркер того, насколько мы хотим быть зависимы.

Плюньте и разотрите. Тургенев на то и Иван, а не Джон, что только нам судить, прав он был или не прав. Позорит он нас или нет. Но разобраться с этим мы должны сами, тут, между собой.

И уж, конечно, не после того, как о литературе Ивана Тургенева нам напоминают в забытой богом стране.

Стране, на месте которой наши сейнеры однажды обязательно будут ловить мойву.
Russia Today

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments