kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Пост-правда как новая искренность

Составители Оксфордского словаря выбрали слово года. Им стал мало известный в России термин post-truth — то есть, «постправда». Определений у этого понятия столько же, сколько у «постмодернизма» — то есть, бесконечное множество. Но ощущение от обоих терминов примерно одно и тот же: власть симулякра. Постмодернизм — это понятие культурное, постправда — понятие вульгарное. Интеллигенция (назовем ее так) определяет постправду как победу эмоций над фактами. На Facebook распространяются фейки, и пользователи верят им больше, чем истине, распространяемой солидными телеканалами. Ну, как две тысячи лет назад такие же пользователи апокрифов верили фейкам о воскрешении Лазаря больше, чем истине, распространяемой службами прокуратора.

Постправда — это не определение новой сущности, нет. Это всего лишь оправдание. Еще несколько лет назад я впервые услышал от Юрия Сапрыкина термин «новая искренность». Его, конечно, придумал не Сапрыкин, но я впервые услышал его именно от него. Новая искренность преподносилась как следущая ступень культурной эволюции после постмодернизма. Замена цинизма на откровенность. Как будто цинизм и откровенность в чем-то противоречат друг другу. Нет, не противоречат. Цинизм — это и есть откровенность. Цинизм — это честность. А вот «новая искренность» — это как раз лицемерие.

И признание термина «постправда» словом года 2016 — это ярчайщая иллюстрация этого вот тотального лицемерия. Вот, как его определяют составители Оксфордского словаря: «Обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми для формировании общественного мнения, нежели обращения к эмоциям и личным убеждениям». Ну, то есть, когда вы влюбляетесь в бедную, больную, некрасивую женщину — это постправда. Потому что объективные факты для вас менее значимы, нежели эмоции. Когда вы идете работать сельским учителем за копейку — это постправда, потому что объективные факты для вас менее значимы, нежели личные убеждения. Потому что некрасивая больная женщина, как и низкая зарплата — это объективные недостатки. А ваши чувства в том и другом случае — это, в контексте термина «постправда», менее значимо, чем правда. Я, заметьте, ничего не передергиваю. Все в строгом согласии с определением.

Конечно, популяризаторы термина, изобретенного много лет назад (примерно тогде же, когда и термин «новая искренность») теперь не приводят подобных примеров. Они обвиняют Facebook. Facebook привел Трампа к победе, потому что транслировал в ленту фейки о Хиллари Клинтон. И, кстати, фейки о Дональде Трампе тоже, что обманывало сторонников Хиллари Клинтон. Которые полагали, что раз про Трампа пишут столько глупостей, то его поддержка низка. Ну, то есть, поборники «новой искренности» (читай: противники «постправды»), на самом деле занимаются распространением этой самой «постправды», поскольку обвинение Facebook в том, что его пользователи хотят читать глупости — это и есть лицемерие. Потому что пользователи Facebook на самом деле хотят читать глупости, ибо глупости веселее, чем унылая «правда». И они в этом своем желании читать глупости честны. По крайней мере перед собой — а это самое главное. Это и называется «искренность».

Искренность не может быть новой. Искренность — это искренность. И правда не может быть «постправдой» или «преправдой». Потому что правда — это правда. И искренность, и правда — она у каждого человека своя. Христианин говорит вам, что Иисус — это бог. Мусульманин говорит вам, что Иисус — это никакой не бог, а просто пророк. Кто из них более искренен или правдив? Попробуйте объяснить это в терминах «постправды» и «новой искренности».

Некоторые, кстати, пытаются. Участники хакатона в Принстонском университете разработали алгоритм, который «умеет бороться с фейками». В основе его работы — классификация источников новостей по репутации первоисточников. А репутация — это что? Как ее классифицировать? Если по былым заслугам — то это смешно, потому что и The Washington Post, и CNN, и BBC, и The Guardian, и New York Times, и FOX были не раз и не два уличены в откровенной лжи. Если репутация — это соответствие твоим собственным представлениям об истине, то тогда да, ранжировать можно. Но такой рейтинг будет той же самой «постправдой», с которой ты собирался бороться.

Нет, лично у меня ни малейших вопросов к составителям Оксфордского словаря. Действительно, слово post-truth стало настоящим символом уходящего года. Года, когда лицемерие, возведенное администрацией США и обслуживающими их «авторитетными» СМИ в абсолют, вернулось, наконец, бумерангом. Ты обличаешь «постправду» с помощью «новой искренности» и, в результате, проигрываешь от «новой искренности», направленной против твоей собственной «постправды».

Было бы хорошим знаком для всех, если бы это слово года стало символом окончания вранья. В первую очередь — самому себе, поскольку это наихудший случай вранья.

И хорошо бы, чтобы в наступающем году, правда одного человека (или социальной группы) не становилась бы постправдой другого человека (или социальной группы).

Ведь уважение мнения других — это довольно просто, и вовсе не требует никакой терминологической формализации. Тем более — фиксации в корпусе Оксфордского словаря.
Russia Today

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Subscribe

  • Про сливы для совсем уж дебилов

    КРЫМСК (Краснодарский край), 8 июл — РИА Новости. Во время сильного ливня на Кубани проводились автоматические сливы воды на Неберджаевском…

  • Требую извинений

    По интернету стремительно распространяется перепост записи Ирека Муртазина из «Новой газеты», где написано: » Максим Кононеко и вовсе…

  • И снова о водохранилище

    СПЕЦИАЛИСТ ГИДРОМЕТЕОСЛУЖБЫ: Циклон сформировался над Азовским морем. Он забрасывал влажные воздушные массы именно в эту зону, именно здесь выпали…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments