Участь Матильды

Могла ли балерина Матильда Кшесинская подумать, что через сто лет после ее окончательного отъезда из Петрограда ее имя станет одним из самых популярных слов русского языка? Во-первых, так зовут нынешнюю жену Сергея Шнурова. А, во-вторых, так называется посвященный Кшесинской фильм, который еще никто не видел, но про который все всё уже знают.

Против «Матильды» проходит молитвенное стояние в Кадашах. Прокуратура Симферополя предписывает кинотеатрам снять с показа трейлер картины. Прокуратура Крыма указывает прокуратуре Симферопола на недопустимость самоуправства. В продажу поступает книга «Ложь Матильды», посвященная фильму, который не могли видеть ни читатели книги, ни сам ее автор. В Екатеринбурге начинаются съемки разоблачительного телефильма с таким же названием. Власти некоторых регионов требуют не выдавать разрешение на прокат картины на их территориях. Министерство культуры сначала вроде бы обещает прислушаться, а потом отвечает, что прокатное удостоверение выдается только на всю страну целиком. Правнук повара царской семьи уверенно утверждает, что, во-первых, император никогда не заходил за театральные кулисы, а, во-вторых, что балетный костюм никогда не надевается на голое тело. Партия «Коммунисты России» собирается, в случае запрета, распространять фильм подпольно на DVD-дисках.

Все эти события произошли буквально за последние десять дней, и плотность их такова, что становится очевидным: напряжение вокруг еще не вышедшего фильма начинает выходить за рамки противостояния возглавляемой одним депутатом Государственной Думы группы активистов и кинематографа как такового. Кинематограф тут уже ни причем. В самом обществе назревает раскол. И преодолеть этот раскол — наша задача.

Сделать это совершенно несложно. Дело в том, что у нас с вами глубокие исторические традиции всенародных денежных сборов.

Мы собирали на народное ополчение Минина и Пожарского. Собирали на войну с Наполеоном. На Храм Христа Спасителя собирали. На памятник жертвам репрессий. Мы умеем собирать деньги, и для тех из нас, кто считает, что какому-нибудь фильму не место в современном русском культурном контексте, добиться этого не составит никакого труда. Надо просто компенсировать создателям фильма потери. То есть, собрать столько денег, сколько смог бы собрать этот фильм в национальном прокате. И выкупить у авторов все копии и оригиналы.

А дальше уж как угодно. Можно сжечь и развеять пепел над Волгой. А можно, наоборот, порезать ножницами и закопать в землю где-нибудь в русской степи.

И тогда все будут довольны. И общество снова станет единым.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

А вы бы согласились продать свою книгу издательству за тот же гонорар, но на условиях, что рукопись уничтожат и никто никогда вашу книгу не прочтёт?
не за тот же гонорар, а за те деньги, которые, как я посчитал бы, принесут продажи. но таки да, продал бы.
Тогда в Кадашах по четным дням начнутся стояния активистов за компенсацию в размере 1 рубль, по четным дням. А по нечетным там же, но киноматографистов, за компенсацию в сто тысяч миллионов.
Не, драки не избежать.