kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Category:

Операция Телеграм

Для человека, род деятельность которого тесно связан с текущими новостями, информационная картина мира сливается в один сплошной разноцветный калейдоскоп. Знаете, бывает такой избитый жанр городской фотографии: долгая экспозиция какой-нибудь значимой дорожной артерии в темное время. И десятки тысяч габаритных огней автомобилей, сливающихся в длинные неровные полосы. Одних реплик на радио я написал в этом году почти двести штук. И это не считая всего остального: колонок, постов в социальных сетях (а ведь у каждого из них тоже есть повод), комментариев, данных по телефону газетам, сайтам и радиостанциям.

Ну то есть я не помню, что там вчера было, не то, что произошедшее за год. Поэтому подведением красивых, структурированных итогов года (потери, приобретения, феномены, мемасики) пусть займутся специальные люди. Я же хочу отдельно отметить историю, начавшуюся вовсе не в этом году. Но в этом году дошедшую до какой-то запредельной степени абсурда. Какой может быть только в России — стране, умеющей смеяться над собой. Хотя и тщательно скрывающей это от потенциальных противников.

Это история с Телеграмом. Который, как мы помним, был создан человеком, у которого есть веские поводы не любить русское государство. Работа которого в нашей стране ограничивалась по решению суда. А может и теперь ограничивается — решение суда-то никто не отменял. ФСБ хотела, чтобы Телеграм изменил алгоритм своей работы. А полицейские в регионах полагают наличие Телеграма в смартфоне весомым доказательством в пользу того, что владелец смартфона или наркоман или, наоборот, наркодилер.

И вот в эту вот поругаемую среду, к тому же крайне неудобную для общения, в отчетном году окончательно переезжает практически весь русский околополитический контекст. Причем (только тссс!!!) поговаривают, что было на то высокое указание: пользуйтесь, мол, а то пока мы делаем вид, что никакого Телеграма не существуют, темные силы могут его окончательно оккупировать.

Теперь мы с вами имеем парадоксальную ситуацию: официально ограничиваемая по решению суда программа, предназначенная для чего угодно, только не для комфортного обсуждения чего бы то ни было, по факту становится самой главной в стране площадкой для обсуждения важнейших вопросов, причем не только журналистами и политологами, но и действующими политиками, чиновниками и даже пресс-секретарем президента. Министерства транслируют свою позицию через Телеграм, парламент транслирует свою позицию через Телеграм, официальные сайты ведомств загибаются, потому что их больше никто не читает. А Телеграм — кургузая, неудобная, ненадежная программа, где ничего невозможно найти и где любая информация живет несколько минут максимум, продолжает всасывать в себя всё новые и новые круги, группы влияния и «блистательные плеяды».

Объяснить это решительно невозможно, но это объективная реальность, данная нам в ощущениях. Да, любая социальная среда — это прежде всего люди, а не инструментарий. Когда-то всех заинтересованных устраивали примитивнейшие форумы сайта Полит.Ру, потом вполне устраивал допотопный Живой Журнал. А потом стал устраивать нелепейший даже по сравнению с Живым Журналом Facebook. Объяснять, почему в определенный момент люди снимались с насиженного места и перебирались на новое, можно по-разному. В каком-то случае новые владельцы ломали площадку, как это было с LiveJournal. В каком-то случае, как это было с Полит.Ру, площадка уже просто переставала устраивать приватностью и уютом. В случае с Телеграмом тоже, вроде бы, довольно понятно: Facebook откровенно достал своим этим «искусственным интеллектом», показывающим посты вообще не пойми как и не пойми кому, формирующим твою ленту из людей, о которых ты никакого понятия не имеешь. И, конечно, адовой цензурой, глядя на которую даже тайный советник Красовский развел бы руками.

Да, Телеграм не мудрит с выдачей и, по сравнению с другими социальными инструментами, цензуры лишен практически полностью. Телеграм малофункционален (что важно для тех, кто общается с помощью букв, а не с помощью дурацких картинок) и строг. Но дело в том, что подобных программ — десятки, если не сотни. Но ни одна из них не стала для русской медиа-политической тусовки тем, чем стал Телеграм. И полная, однозначная и безоговорочная капитуляция этой самой тусовки перед программой, которая даже неизвестно где разрабатывается — это, мне кажется, один из важнейших итогов уходящего года. Просто потому, что это предопределяет, как мы будем жить, на годы вперед. «Мы» тут — это, конечно, не вся многомиллионная аудитория RT, не русский народ, не очередное «потерянное поколение». Нет, «мы» тут — это те, кто живет в изменчивом информационном пространстве. Те, кому Телеграм стал единым источником любой информации — политических сплетен, ведомственных сливов, официальных заявлений, русовочной ругани и простых новостей.

И вы знаете, иногда в конспирологическом угаре Телеграм вообще представляется мне спецоперацией. Дуров как внедренный агент, суд по иску ФСБ о ключах как операция прикрытия и привлечения внимания, сосредоточение на одной площадке всего, что подлежит учету с контролем.

И если это действительно так (а любая конспирология возникает не на пустом месте) — то тогда следует признать уходящий 2019-й годом блестящего завершения операции Телеграм.

С чем всех ее участников и поздравляю.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments