kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Category:

Причины и следствия

Одни из самых сложных вопросов в мире — это вопросы о выяснении того, укак именно вопросы самые сложные в мире. Кто говорит, что вопросы крови. Кто говорит, что вопросы пола (извините, не пола, а гендера). А кто говорит, что вопросы о причинах и следствиях.

Предлагаю поговорить о последних. Хотя и другие тоже вполне лягут в строку.

Итак, у нас с вами есть существенные волнения масс в США. Причина их, в общем, проста — белые полицейские опять убили черного преступника. Здесь мне, конечно, возможно укажут на недопустимость употребления слова «черный». Надо «афроамериканец». Ну или хотя бы «темнокожий». Между тем я лично не понимаю, чем слово «черный» отличается от слова «белый» кроме частоты спектра.

Надо заметить, что вопрос о взаимоотношениях белой полиции и черных преступников не так прост, как нам это представляется из России. Действительно, полиция во многих штатах преимущественно белая. А преступность преимущественно черная. О вопросах причин и следствий мы как раз поговорим ниже, а пока один маленький пример.
В июле 2017 года преподавательница йоги Джастин Дамонд вызвала полицию. Ей показалось, что шум на улице говорит о совершающемся изнасиловании. Когда приехал патруль, Джастин в пижаме подошла к полицейской машине поговорить. Во время разговора случился какой-то громкий звук, женщина подняла руку, после чего сидевший на пассажирском сидении полицейский решил, что всё пошло не так, достал пистолет и выстрелил прямо в грудь 40-летней женщине. В пижаме. Убил на месте.

А теперь важное пояснение: женщина была белая. Она приехала из Австралии в Миннеаполис, чтобы выйти замуж. Полицейский, который ее застрелил, был черный. Из Сомали. И когда его осудили, организация под названием «Ассоциация американских полицейских сомалийского происхождения» заявила, что «на вердикт присяжных повлияло предубеждение против цветных людей». Но — заметим — ничего более существенного не произошло. Черный полицейский убил добропорядочную белую женщину, которая его и вызвала. И никакой реакции общества это не вызвало.

Теперь же белые полицейские убили черного преступника. В том же Миннеаполисе. Причем вина полицейских в смерти человека так и не доказана — у него было много других причин для того, чтобы отойти в мир иной. Зато доказано, что он был преступник и был взят на месте преступления. Что в итоге? Хаос, страх и ненависть и всё такое. Штаты в огне.

Нет, я вовсе не ради этого красивого примера затеял писать эту колонку. Я про оправдания. «Ассоциация американских полицейских сомалийского происхождения» выступила совершенно уныло. Куда как затейнее выступают кающиеся белые американские ученые.

Во-первых, они выяснили, что черные американцы умирают от коронавируса в 2,5 раза чаще, чем белые. Цифры эти не абсолютные, конечно, а относительные. Афроамериканцы составляют всего 13 процентов от населения США (тоже цифра для осмысления). При этом на них приходится 25 процентов всех летальных исходов от коронавируса. Дальше, конечно, возникает вопрос: с чем это связано. С недоступностью медицины для этой категории населения, например. Или же с особенностями их социального поведения, предполагающего тесный телесный контакт при любом приветствии. Однако же вопросами причин и следствий никто не задается. Важно лишь то, что афроамериканцы тут пострадавшие.

Впрочем, есть и более увлекательные исследования. Оказывается, погромы в черных районах обусловлены тем, что в них сильно недооценена недвижимость. «Расизм негативным образом повлиял на рыночную стоимость имущества в районах с темнокожим населением» — пишут эксперты Brookings Institution — «Нет ничего особенного в том, что уничтожается не ценимое обществом имущество».

Понимаете? Черные грабят магазины и поджигают дома в своих районах потому, что все равно не жалко. Потому что недооценено. А недооценено вовсе не потому, что там живут черные, которые в любой момент могут всё к черту сжечь. «Девальвация жизни темнокожих подливает масла в огонь в наших городах. Чтобы убедить протестующих в том, что не стоит сжигать здания, нужно вернуть в их стоимость долю, отнятую расизмом» — пишут исследователи. То есть, это расизм отнял долю в стоимости. И когда вы хотите купить себе дом в белом районе, а не хотите в черном — то это расизм, а не инстинкт самосохранения.

Конечно, невозможно себе и представить, чтобы подобный текст был опубликован где-нибудь там, где стоимость недвижимости определяется расизмом, а не расизм определяется особенностями социального поведения. Но я, слава богу, живу в свободной стране. А не в стране, которая учит свободе весь мир, при этом делая вид, что победила расизм. Хотя на самом деле и нет.

Мартин Лютер Кинг мечтал о том, что однажды сыновья бывших рабов и сыновья бывших рабовладельцев смогут сидеть вместе за братским столом.

Но он ничего не говорил о том, чтобы сыновья бывших рабовладельцев (а но самом деле просто белые люди) преклоняли колена перед сыновьями бывших рабов (а на самом деле любыми черными).

И если это преклонение колен не расизм — то тогда расскажите мне, что такое расизм.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments