kononenkome (kononenkome) wrote,
kononenkome
kononenkome

Categories:

Просто Мария

После эпического ответа федерального правительства Германии на 76 вопросов о ситуации с Алексеем Навальным, заданных депутатами Бундестага произошло довольно много общеизвестных событий. Однако, хотя ситуация довольно принципиальным образом изменилась и в центре внимания теперь не пребывание Навального в Германии, а наоборот — его судьба после возвращения в России, депутаты не унимаются и продолжают донимать немецкое правительство своими вопросами. И если предыдущий документ как бы говорил нам о том, что многое скрыто, то новый, посвященный в основном таинственной бутылке и не менее таинственной Марии Певчих уже куда интереснее. Вопросов, а особенно ответов в нем значительно меньше. Но они куда как красноречивее.

Федеральное правительство сразу же заявляет, что на ряд вопросов оно не может ответить. Почему именно — да всё потому же. Потому что бывают вопросы национальной безопасности, которые куда как важнее любопытства каких-то там депутатов. И хотя правительство, сформированное парламентом, обязано отвечать перед парламентом, но бывают ситуации, когда… ну вы понимаете. Впрочем, есть в этом разъяснении федерального правительства фраза, которой не было раньше. И которая всё меняет.

Вот эта фраза: «Таким образом, запрошенная информация касается тех, кто нуждается в защите».

Внимание, вопрос: кто эти люди?

Фраза появляется в разъяснении о невозможности ответа на вопрос о том, на каких именно предметах, кроме бутылки, были обнаружены следы опасного вещества. И есть ли на этих предметах отпечатки пальцев. И идентифицированы ли те, кто эти отпечатки оставил.

Такой же ответ дается и на вопрос о том, кто, кому и в какой момент передал ту самую бутылку.

Некоторое пояснение нам может дать ответ на вопрос 66 из предыдущего (осеннего) ответа правительства. Там спрашивается о том, была ли допрошена Мария Певчих. На что правительство отвечает, что не может «распространять детали уголовного процесса общественности».

Не Мария ли Певчих является тем, «кто нуждается в защите»? И защите от чего?

Вот, скажем, ответ на вопрос, кто именно летел с Навальным в том самом медицинском самолете: «Рядом с Алексеем Навальным были его жена Юлия Навальная и пресс-секретарь Кира Ярмыш».

Никакой Марии Певчих.

Осенью правительство отвечало на прямые вопросы о том, была ли Певчих в самолете и не она ли привезла ту самую бутылку так: «Федеральному правительству об этом ничего неизвестно».

Вопрос: не навещала ли Певчих Навального в больнице? Ответ: ничего не известно о визитах фрау Певчих.

Снова вопрос о том, допрашивали ли Певчих. Огромный ответ с разъяснениями, почему именно правительство не дает комментариев, внимание, «по межправительственным запросам о взаимной помощи».

Следите за руками. Федеральному правительству Германии ничего не известно о том, была ли Мария в самолете, навещала ли она Навального. Но вот по вопросам возможного допроса или недопроса Марии Певчих правительство не говорит «не известно», а говорит, что не может комментировать, ибо «межправительственные запросы о взаимной помощи».

Интересно.

Теперь о том, что именно было известно федеральному правительству. Вот ответ на вопрос, с какого именно момента немецкие силовики сопровождали Навального в Германии: «Алексея Навального защищали после высадки в Германии, пока он не покинул страну. С 22 августа 2020 года по 31 августа 2020 года это делали сотрудники группы безопасности Федерального управления уголовной полиции».

Понимаете? Федеральное управление уголовной полиции встречает самолет в Германии. И не может не знать, кто прилетел в этом самолете. Но федеральному правительству об этом ничего не известно.

Ну хорошо, вот слова самой Марии Певчих:

«Про самолет — это правда. Я действительно улетела на том самом медицинском борте, который увез Алексея. И эти бутылки злосчастные улетели вместе с нами».

Однако федеральному правительству Германии об этом ничего неизвестно.

Еще один интересный момент — с Кирой Ярмыш.

Вот ее твит, опубликованный в 5:03 22 августа:

«Самолёт с Алексеем вылетел в Берлин».

Это, конечно, не означает, что она осталась на земле и не была в этом самолете. И за нее могли написать.

Но раньше нигде и никогда не упоминалось, что Кира Ярмыш в том самолете была. Федеральное правительство Германии первое говорит о том, что была.

То есть, федеральное правительство Германии знает то, чего до этого не знали другие. Но оно не знает ничего про Марию Певчих. А когда может и знает — то не может об этом говорить в силу «межправительственных запросов о взаимной помощи». Говоря простыми словами, федеральное правительство Германии скрывает Марию Певчих и ее роль во всей этой истории. Хотя и намекает на то, что она может быть тем, «кто нуждается в защите».

Крайне интересно, между какими правительствами делались эти запросы. Что-то подсказывает мне, что вряд ли между правительствами Германии и России.

А еще интереснее, в защите от кого именно нуждается таинственная Мария.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Subscribe

  • Деревня и одиночество

    Думающий человек постоянно пытается осмыслить происходящее. Переработать, так сказать, руду повседневности в литые и кованые философские концепции.…

  • Большой брат следит за собой

    Большой брат следит за нами, и мы к этому уже, в общем, привыкли. Он же брат, а брат никогда не обидит. И хотя в России резко вырос спрос на простые…

  • Умные все

    Экология неисчерпаема как атом. Поиски причин, которые влияют на глобальное потепление — одна из увлекательнейших современных наук. И хотя…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment