March 17th, 2011

Коррапшн джихад

Российское гражданское общество крайне взволновано. Министерство экономического развития задумало страшное: отменить знаменитый федеральный закон номер 94 о государственных закупках, и принять вместо него новый закон – “О федеральной контрактной системе.”

Я понимаю волнение гражданского общества и журналистов. Ведь именно благодаря 94-му закону мы с вами имели возможность выискивать на сайтах госзакупок смешные конкурсы по закупке дорогостоящих автомобилей, золотых кроватей и наему бурундийских барабанщиков. А теперь всё это шоу предлагается прекратить, что вызывает у общественности вопросы: а как же теперь контролировать-то закупки? Если уж наши чиновники умудряются пилить триллионы рублей на виду у всех, то страшно подумать, КАК они будут пилить в кулуарах!

Упреки эти, разумеется, справедливы. Но дело в том, что золотые кровати и шины для “Мерседесов” за полтора миллиона рублей – это хоть и яркая, но всего лишь незначительная часть того, что закупается через открытые конкурсы. Если вы – бюджетная организация, то каждый бюджетный рубль вы обязаны тратить только через сАйт госзакупок. То есть, через эти тендеры закупаются мётлы, лопаты, тряпки и швабры. Через них заключаются договОры на вывоз мусора и подстрижку газонов. И на ремонт дорог, например, тоже.

И вот вам надо починить, скажем, дорогу. Чтобы сделать это, вы должны объявить конкурс. А для этого – подготовить конкурскную документацию. Это месяц. Потом надо провести конкурс – это еще месяц. Но сделать всё это вы сможете только после того, как к вам поступят бюджетные деньги на текущий год. А произойдет это хорошо если в мае. В результате дорогу вы будете ремонтировать осенью, после чего ваша дорога сразу развалится.

Есть и другие аспекты. Например, согласно 94-му закону заказчик не имеет права заключить договор с тем, чья цена не была минимальной. Этим вовсю пользуются разные организации, которые снижают объявленную цену процентов на 30. Заказчик знает, что эти люди не выполнят условия конкурса – но он обязан заключить договор именно с ними. Таково законодательство.

Есть и еще один типично российский аспект. Связанный с освоением бюджетных денег к концу календарного года. Если вы потратите не всё, что вам выделили в этом году, то в следующем году вам выделят меньше. Поэтому чиновники объявляют безумные конкурсы по закупке сверхдорогих каминных наборов. В этом далеко не всегда есть коррупция. Просто чиновникам надо потратить бюджетные деньги.

Но борцам с коррупцией всё это неинтересно. Потому что коррупция в их понимании – это абсолютное зло. А всё остальное – зло куда меньшее.

Иногда даже кажется, что идеальная с их точки зрения страна без коррупции – это страна, где вообще нет людей.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Глобализация

Я тут заказал к новой кофемашине такой анальный вау-наборчик: две чашечки для эспрессо, две чашечки для лунко, блюдца под них, ложечки и прозрачный куб для капсул Nespresso. Все это вместе в наборе в одной красивой коробке за 1600 рублей. Ну то есть копейки.

И вот что на той коробке было написано:

Skitched 20110317 114919

Понимаете? В коробке за тридцать три доллара собрано говно со всех концов света.

Ну ладно, а вот из нашего любимого магазина METRO, где торгуют зимбабвийский чеснок по 700 рублей за кило:

Skitched 20110317 115224

Здесь я уже ничего комментировать не буду ггг.

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Фонд “Федерация” и Задняя Мысль

В начале декабря в Санкт-Петербурге состоялось очень неожиданное мероприятие – самодеятельный концерт с участием второразрядных звезд Голливуда, ветеранов европейского кино и даже премьер-министра Владимира Путина.

Концерт был объявлен благотворительным и устроен неким фондом “Федерация”, про который никто раньше не слышал, но в руководстве которого внезапно обнаружился Владимир Киселев – продюсер советской группы “Земляне” и в недавном прошлом директор федерального государственного унитарного предприятия “Кремль”, отвечающего за проведение мероприятий в Кремлевском дворце и на Красной площади.

Через три месяца после концерта мать тяжело больной 13-летней девочки, лечащейся в одной из больниц Санкт-Петербурга, написала открытое письмо о том, что дескать фонд “Федерация” обещал перечислить больнице деньги но так и не перечислил. “Теперь оказывается, – писала мама, – Что никаких денег никто не обещал.”

Я не знаю, обещал ли фонд “Федерация” больнице деньги, но одно я знаю точно – ни один благотворитель, ни один благотворительный фонд никому и ничего не обязан. Если только это обязательство прямо не прописано в его уставных документах. Требовать деньги от благотворительной организации – это все равно, что требовать что либо у господа Бога. Не потому, что благотворительная организация – она как Бог. А потому что должна она вам ровно столько же, сколько Бог. То есть – ничего.

Когда кто-то решает отдать часть своих денег совершенно незнакомым людям – он принимает одно из самых важных решений в своей жизни. Конечно, хорошо было бы жить в обществе, где все помогают друг другу. Но, к сожалению, таких обществ не существует. Тем более в нашей, продолжающей декларировать какую-то там “соборность”, но на деле совершенно индивидуалистической стране. Поэтому благотворители на вес золота. Пять-шесть лет назад их вообще практически не было. И отношение к благотворителям было подозрительное. Люди не понимали – зачем эти странные благотворители делают то, что они делают? Наверняка у них есть Задняя Мысль.

Теперь благотворителей стало значительно больше. Недоверие сохраняется, но появилось и другое, новое отношение. Многие люди, которым нужна помощь, стали относиться к благотворительности как к сервису. Нужны деньги? Надо просто запросить их, и деньги обязательно будут.

Поэтому к благотворителям стали обращаться за помощью в погашении кредитных долгов. За помощью в покупке средств производства. И даже нередко – за помощью в покупке квартиры для переезда из провинции в столичные города. Люди начинают считать, что благотворительность – это такая палочка-выручалочка, исправляющая не только отдельные моменты несостоятельности государства, но и готовая (готовая!) поправлять несостоятельность каждого отдельного гражданина. И если благотворитель отказывается оказывать помощь – это вызывает у просителя возмущение. Как это так? – не понимает проситель, – Вот ведь у вас же написано: оказываем помощь. Почему же вы ее МНЕ не оказываете? Вы плохой благотворитель.
Благотворительность между тем безусловна и абсолютна. Не существует хорошей благотворительности или плохой благотворительности. Сколько бы человек или организация ни дали на доброе дело – они дали. Хоть копейку, а хоть и миллион долларов.

Поэтому те вопросы, которые задаются в адрес фонда “Федерация” теми, кто не давал фонду “Федерация” денег кажутся мне странными и надуманными. Вот если вы дали и вас интересует судьба этих денег – вы имеете полное право спросить с фонда “Федерация.” А если не давали – то не имеете права. Между тем множество журналистов и, что самое удивительное, других благотворителей вдруг стали требовать у фонда “Федерация”, чтобы тот опубликовал сумму собранных средств и схему их распределения. Не те требуют, что давали фонду деньги, замечу, а те, кто не давали! И фонд в лице господина Киселева вынужден оправдываться, потому что иначе его обвинят в воровстве собранных денег или еще в чем-нибудь столь же ужасном. Например, в самом ужасном – в пиаре на больных детях.

Но ведь если кто-то решил помочь больному ребенку на тысячу рублей, а потом сделал себе на этом пиара на пятьдесят тысяч рублей – это лучше, чем если бы кто-то просто сделал себе пиара на тысячу рублей, но при этом не дал бы ребенку. И известная позиция Дмитрия Быкова о том, что дескать плох тот благотворитель, который делает свою благотворительность публично, неверна. Любой благотворитель хорош, потому что он дает свои деньги на то, на что он их давать совершенно никоим образом не обязан.

Фонд “Федерация” – организация таинственная и никому из занимающихся повседневной благотворительной и волонтерской работой в Москве и Питере не известная. Однако фонд “Федерация” помогает. Вот цитата из Валерия Панюшкина, репутация которого в благотворительной сфере не вызывает сомнений: “Ну вот, в «Центр лечебной педагогики», я сам, своими глазами видел, они привезли стульчики, и кажется, даже привезли подъемник.”

И вот если бы фонд “Федерация” купил бы только одни эти стульчики – весь концерт с голливудскими звездами и участием Путина уже был бы оправдан. Потому что без всего этого не было бы и стульчиков. А стульчики были нужны. И никто из задающих сейчас фонду “Федерация” вопросы этих стульчиков “Центру лечебной педагогики” не купил.

Господин Киселев, который сейчас выступает от имени этого фонда – человек с очень непростой репутацией. И эта его репутация дает все основания полагать, что он устраивал это шоу вовсе не ради покупки стульчиков. Но раз стульчики куплены – то какое нам с вами дело до истинных целей организации этого концерта? Может, как считает Панюшкин, Путину просто хотелось спеть с Шарон Стоун. Может быть это часть предвыборной кампании. Может быть через гонорары звездам были отмыты какие-то деньги. Я не знаю! Но я знаю, что стульчики были куплены. И все остальное имеет совершенно второстепенное значение.

Те же, кто не доверяют фонду “Федерация” имеют прекрасную возможность высказать ему свое недоверие одним простым способом – не давать ему собственных денег. А пойти и самостоятельно купить эти самые стульчики. Или дать деньги другому фонду, к которому доверие есть.

Но не искать в действиях других благотворителей Заднюю Мысль.
GZT.RU

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Вери гуд бизнес

Издание New York Post предупреждает: если вы или ваш знакомый хотите купить iPad 2 в Нью-Йорке, то во флагманский магазин Apple на Пятой авеню можете даже не ходить. Он практически заблокирован китайскими перекупщиками.

Как сообщают с места событий, в последние дни у магазина стоит постоянная очередь из двух сотен лиц азиатской национальности, которые скупают все доступные планшетники. Очередь эта хорошо организована, у нее есть свои «руководители», которые говорят «рядовым» сколько и каких айпадов надо брать. Позднее купленные планшетники либо уходят в неизвестном направлении (хотя, вполне даже известном), либо продаются тут же у самого магазина, но уже со 100-процентной наценкой. И, судя по всему, с покупателями проблем нет.

По словам одной посетительницы магазина, с пятницы она уже третий раз приходит сюда, но каждый раз не может пробиться к прилавку. «Однажды я даже подошла к одному парню, который тащил на себе все эти сумки и сказала — Как тебе не стыдно! — а он только рассмеялся мне в лицо».

Сотрудники магазина признаются, что им не нравится все происходящее, но поделать они ничего не могут. «Послушайте, мы все понимаем, что здесь происходит. Это грустно и печально, так как все эти парни не дают возможности купить iPad обычным людям… Но поделать с этим мы ничего не можем».
Отсюда

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

А зубом ЦИКать не будете?

Originally posted by dolboeb at А зубом ЦИКать не будете?
Древний спор о том, нужен ли России отдельный закон об Интернете, как в Казахстане, или можно всё же без него обойтись, как обходятся в США, Канаде и Евросоюзе, длится уже второй десяток лет. Тем часом, вчера на парламентских слушаниях Центризбирком предложил принять отдельный закон о предвыборной агитации в блогосфере. Согласно которому блоггерам ЖЖ (и, видимо, владельцам страничек на Фейсбуке) вменялось бы в обязанность соблюдать т.н. «день тишины» — мораторий на публичную агитацию в день выборов и накануне.

То, что подобная инициатива выглядит, мягко говоря, несовременно и утопично — это полбеды. Ну, не понимает ЦИК, что есть на свете такая штука, которая называется юрисдикция. И не может она распространяться за пределы страны, где принят тот или иной закон. И слава Богу. Поэтому, какие бы законы об Интернете ни принимались в Казахстане или Иране, мы в России свободны от обязательства их исполнять. И точно так же никакие зарубежные серверы нельзя принудить к исполнению российского законодательства. Принудить можно только субъектов российского права. А они и так подчинены действующим российским законам, по факту нахождения в РФ. И тот запрет на агитацию, который прописан в законе сейчас, изначально касается любых партий и общественных объединений, участвующих в России в выборах и предвыборной борьбе. Если говорить конкретно о запрете российским партиям и политикам писать в блогах Сегодня идём на выборы и голосуем за нашего кандидата, то я за 10 лет в ЖЖ не видел таких примеров. И сомневаюсь, что их видел ЦИК.

Но настоящая проблема с новой инициативой заключается совершенно в другом. Статья 2 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав» даёт предельно расплывчатое определение самого термина предвыборной агитации:

агитация предвыборная (предвыборная агитация) - деятельность граждан Российской Федерации, кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, общественных объединений, имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за тех или иных кандидатов (списки кандидатов) или против них

Если выкинуть из этого определения два выделенных мною фрагмента, оно обрело бы внятный юридический смысл. Но в нынешнем виде буква закона напрашивается на самое расширительное толкование, по которому агитацией за или против кандидатов может служить любая мысль, высказанная любым гражданином РФ, независимо от его отношения к избирательному процессу, если это высказывание даже невольно натолкнуло кого-то на определённые выводы. Скажем, прогноз погоды может побудить избирателей уехать на дачу. А бытовая жалоба на взятки в ЖЭКе или дорогие лекарства может негативно сказаться на рейтинге партии власти.

На это, естественно, можно возразить, что положения закона, даже нечётко сформулированные, необязательно доводить до абсурда. Можно также предположить, что на практике никого до сих пор не привлекли к ответственности за прогноз погоды или репортаж о коррупции в день накануне выборов. И слава Богу, что не привлекли. Но свежая инициатива, заявленная ЦИКом — шаг именно в этом направлении. Запрет на любое высказывание в блогах, которое любым способом может повлиять на выбор избирателя — это и есть то самое доведение буквы закона до абсурда, от которого ЦИК прежде как-то (хоть и не без труда) удерживался.