April 27th, 2011

Шадронов о Ройзмане

Так вот оно какое – истинное лицо того «гражданского общества» в России, о котором печалятся русские интеллигенты. Я бы сказал – не лицо, а мурло. Пребывающее в абсолютной уверенности, что знает, как исправить нравы, и готовое ради мифического «всеобщего блага» использовать насилие по отношению сначала к меньшинству, потом, если потребуется, к большинству, потом и ко всем подряд – не для себя ж стараемся, суки, терпите. То, что данный конкретный маньяк борется с наркотиками (а правильнее будет сказать, с наркоманами) – это уже частности, другой подвижник пойдет походом на алкоголь (Розйман, впрочем, туда тоже идет), третий – на гомосексуализм, четвертый – на евреев (и Розйману еще придется доказывать, что он русский до самых пяток), десятый попрет на утесняющих великый русскый язык прибалтов – охотники установить повсюду «правильный» на свой лад порядок в России найдутся всегда, а то, что «правильный» для каждого из них будет свой и в средствах они стеснятся не станут – тоже факт. Вот Ройзман уже говорит: «Каждому русскому интеллигентному человеку не помешает посидеть в тюрьме». Ну ему, Розйману, виднее и насчет русского, и насчет интеллигентного, и, понятно, насчет тюрьмы тоже, но тут интересно – даже если сделать скидку на иронию (хотя что-то я не расслышал иронических интонаций, по-моему, с чем-с чем, а с иронией у этого гражданина-господина-товарища не ахти) – что «каждого». И если будет у Ройзмана возможность – посадит каждого, как пить дать, не станет разбираться, интеллигентный, а мож не особо, посидеть всякому полезно: «Мы, нормальные мужики, собрались…» – это тоже дословная его цитата. То есть Розйман – нормальный такой мужик, а кто ненормальный – поди, посиди, станешь нормальным, не станешь – пустим в расход.

Это и есть «гражданское общество» по-русски: мораль уголовников вместо аморализма чиновников. и поскольку никакой другой морали, кроме бандитской, в России быть не может в принципе, по мне так аморальные чиновники все же предпочтительнее – они хотя бы вынуждены симулировать человекоподобие, пусть небескорыстно и не всегда удачно. А зверь на свободе, провозглашающий свои зверские правила как единственно верные и обязательные для каждого – пугает меня.
Отсюда

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

The Beatles

Как известно, познание бесконечно. Точно так же бесконечна модернизация. И сколько нам еще всего удивительного готовит просвещенья дух – мы не можем даже предполагать.

Ну скажите пожалуйста, разве кто-то из нас с вами мог еще несколько дней назад предполагать, что однажды заместитель председателя комитета по Безопасности Государственной Думы предложит ученым-биологам создать, извините, колорадского жука?

Десятки лет русские дачники, фермеры и колхозники безнадежно бились с заморской заразой, пожиравшей листья картофеля, помидоров и баклажанов. Ничто не берет колорадского жука. Зачем же нам еще создавать нового?

А вот зачем. Владимир Колесников предлагает создать жука-наркомана. Который вместо листьев картофеля и помидоров ел бы только мак и коноплю.

Ну не справляется Госнаркоконтроль с распространением наркотиков в нашей стране! Потому что наркотики – это деньги, а деньги – это соблазн. Вот и поддаются соблазну сотрудники Госнаркоконтроля, ибо что имеешь – тем и живешь. А колорадский жук упрека и страха не знает. У него нет ничего личного по отношению к тем, чьи поля он опустошает. Ему не нужны деньги. Ему нужна только пища. И Госнаркоконтролю скоро будет просто нечего контролировать.

Ну что же, идея, мне кажется, гениальная. Ведь если действительно удастся создать жука, который ест коноплю, то перспективы откроются фантастические. Для роста индекса потребления можно будет создать жука, который ест вещи. Чтобы пришлось покупать новые. Для уменьшения инфляции можно будет создать жука, который ест деньги. Решить онкологические проблемы поможет жук, которые ест опухоли.
Антитеррористическому комитету помогут жуки, которые едят террористов. Специальные жуки будут есть взрывчатку, помогая саперам. Жуки будут есть мусор, помогая дворникам. Жуки будут есть собачье дерьмо, помогая нам всем.

Можно будет создать жука, который будет есть старую жену, когда она уже окончательно надоест. Жука, который будет прогрызать в московских пробках дорогу для спешащего по делу чиновника. И, наконец, жука, который прогрызает в избирательном бюллетене нужную дырку.

Главное потом не забыть создать колорадского жука, который есть других колорадских жуков.

До того, как жуки начнут пожирать нас всех.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Министерство идиотизма

Я родился в городе Апатиты Мурманской области. Летом 1986-го года мне было 15 лет, и я, как многие другие апатитские школьники, работал разнорабочим (у ученых это называлось «препаратор») в геологической партии.

Партия работала у озера Воче-Ламбина, в 20 километрах к югу от Апатитов. Там на небольшом участке сходились целых три литосферных плиты, и это место как магнитом манило геологов со всего мира. Мне, впрочем, до этого было мало дела. Мы с моим одноклассником Митяем любили в выходной день (выходные были даже у геологов, хотя вообще эти люди производили впечатление радикальных религиозных фанатиков), так вот, в выходной день мы любили подняться на сопку и смотреть оттуда на расположенную километрах в пятнадцати Кольскую атомную электростанцию, дававшую электричество всему полуострову.

Представьте себе – бесконечные просторы лесотундры, озера, озера, озера, и в центре всего этого – крохотные, словно кусочки сахара, белые корпуса энергоблоков. А над ними – две высокие полосатые бетонные трубы. Мы смотрели на эти трубы и сравнивали их с металлической трубой над четвертым энергоблоком Чернобыльской АЭС. Наши трубы выглядели, конечно, солиднее. Взрослые объясняли нам, что Кольская АЭС – водо-водяная, а это типа куда круче и прогрессивнее, нежели взорвавшийся в Чернобыле реактор РБМК. Поэтому бояться нам нечего.

В один из летних дней (дело было в июле) над Воче-Ламбина пролетел вертолет. Надо понимать, что Кольский полуостров – не МКАД. Вертолеты там, конечно, летают, но в совсем глухих местах. Мы же были недалеко от дороги Одесса-Мурманск (традиционно считается, что эта дорога ведет от Мурманска только до Питера, но на самом деле она строилась именно как дорога Одесса-Мурман). Там вертолеты были достаточно редким явлением. И вот летит нормальный такой советский вертолет (а советы мелочь, как известно, не выпускали) и разбрасывает над лесотундрой листовки.

Остановитесь сейчас.

Переведите дыхание.

И перечитайте предыдущее описание еще раз. Вы должны это прочувствовать.
Над кольской лесотундрой, где если не медведей, то лосей уж точно больше, чем людей, летит тяжелый советский вертолет и разбрасывает листовки, отпечатанные в типографии газеты «Кировский рабочий». Мы подбирали эти листовки в болоте до конца нашей партии. Там было написано, что следует предпринять населению в случае аварии на АЭС.

Эффективность этого профилактического мероприятия до сих пор является для меня эталонным примером русского абсурда. Гоголевского совершенно абсурда.

А для усиления я расскажу вам вот еще какую историю. За два года до описываемых событий, в конце августа 1984-го года, по первой программе радио (а других программ у нас тогда не было) передали, что надо закрыть форточки и не выходить из дома. Через некоторое время после этого задрожали стекла. Несильно – как будто под окнами работал, скажем, бульдозер. Родители ничего прямо не говорили (да я в 13 лет и не спрашивал), но из их разговоров выходило так, что где-то рядом взорвали атомную бомбу.

Уже потом, переехав в Москву, я узнал, что действительно – 27 августа 1984 года в глубине рудника Куэльпор в Хибинах (у подножия которых находятся Апатиты) взорвали ядерный заряд. Причем он был уже второй – первый взорвали в 1972-м, когда мне был год. В силу крайнего малолетства я, конечно, не помню, что было в 72-м, но в 84-м никаких листовок никто не разбрасывал. Просто взорвали одновременно две атомных бомбы по 1,8 килотонн каждая в двадцати километрах от Апатитов и в считанных километрах от Кировска. Чтобы перемолоть апатитовую руду. Чтобы потом легче было ее добывать. Ту самую руду, из концентрата которой потом готовят минеральное удобрение суперфосфат. Ну нужно было для нужд народного хозяйства. Извините, конечно.

И вот я вырос, и алкоголь влияет на мой организм значительно сильнее, чем радиация. Я лечу на рыбалку в Астрахань, а встречать меня в Домодедово приезжают мои родители, потому что жена не может – ей надо сидеть с маленьким ребенком.

И мою семидесяти-с-лишним-летнюю маму шмонают на входе. На том самом входе с парковки, где до теракта 24 января никто из ментов и пальцем не шевелил для определения потенциальных злоумышленников. Маму заставляют снять верхнюю одежду и предъявить документы на то, что ей действительно имплантирован кардиостимулятор, работе которого может повредить рамка металлоискателя.

Это происходит именно там, на том самом входе, через который вошел террорист. То есть – в том самом месте России, куда террористы теперь придут в самую последнюю очередь. Потому что террористы никогда не возвращаются туда, где у них получилось. Потому что террористы не идиоты.

А русские полицейские – идиоты. Такие же идиоты, как те советские начальники, которые отправили вертолет разбрасывать листовки над лесотундрой после Чернобыльской аварии. А перед ядерным взрывом в считанных километрах возле жилых домов – не отправили. И даже не удосужились рассказать населению, что, собственно, они собираются предпринять.

То есть, за все эти долгие годы не изменилось ровным счетом ничего. У нас есть высокоэффективное министерство по чрезвычайным ситуациям, которое отлично справляется с последствиями чрезвычайных ситуаций. И у меня, честное слово, нет никаких претензий к работе этого министерства – я испытал ее на себе, когда в моей квартире случился пожар. Министерство сработало на ура – спасло жизни мне и моей семье, ничего не попросило (и не взяло самовольно) взамен.

И я отлично понимаю, что в ситуации с терактом в Домодедово никакое министерство и никакая спецслужба не могут быть абсолютно эффективными. Даже если знали о готовящемся теракте, даже если следили за террористами – не существует метода читать мысли.

Но нам совершенно необходима какая-то служба по борьбе с идиотизмом. Служба, которая будет понимать, что усиливать борьбу с терроризмом в том месте, где теракт уже произошел – не самое эффективное дело. Служба, которая понимает, что разбрасывать с вертолетов листовки об опасности АЭС над лесотундрой – это шизофрения.

Служба, которая пусть даже не будет предотвращать катастрофы – но будет предотвращать страдания людей от реакции чиновников на эти самые катастрофы.

Министерство по чрезвычайным ситуациям спасает людей от катастроф.

Министерство по идиотизму спасает людей от идиотизма чиновников.

Хотя, конечно же, это утопия.
ВЗГЛЯД

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Такой уж у него крест

…Ну и, наконец, о пресловутых мерседесах. Да, Святейший Патриарх ездит на дорогих машинах и живет в дорогих резиденциях. И это неизбежная часть послушания Церкви ее Предстоятеля. Верующие – среди которых чурающиеся богатых вещей интеллигенты (пост)советского типа давно уже не составляют большинство – скорее не понимают и не примут ситуации, когда муфтий или раввин будут ездить на более престижной машине, чем Патриарх. Такой уж у него крест.
Протоиерей Чарли Чаплин

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Формулировочка

Решение задачи обеспечить владельцев мобильных устройств оперативной и точной информацией об их местонахождении с одновременным соблюдением норм безопасности и приватности столкнулось с рядом весьма сложных технических проблем, коротко раскрыть подробности которых не представляется возможным. Непонимание со стороны пользователей отчасти обусловлено отсутствием со стороны создателей новой технологии (в том числе и Apple) достаточных разъяснений упомянутых проблем.
Объяснение Apple насчет файла с координатами

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.