August 19th, 2011

Двадцать лет как нет

20 лет назад мне было 20. 18 августа мы с сокурсниками вернулись с летней шабашки в районе Загорска – так, если кто не помнит, тогда назывался Сергиев Посад. Купили пива, засели в квартире одного из нас и стали весело проводить время. Наутро, как водится, захотелось еще. Мы сели в автобус и поехали в магазин. А по дороге с удивлением обнаружили на Ленинском проспекте врезавшийся в фонарный столб танк.

Ощущение нелепости этой картины живет во мне до сих пор. Собственно, весь позорный крах ГКЧП обусловлен именно этой причиной – нелепостью предпринятой высшими чиновниками попытки остановить то, до чего никому не было ни малейшего дела.

Участники ГКЧП хотели остановить развал Советского Союза. Но из Москвы никакого развала СССР не было видно. Страна находилась в довольно разболтанном состоянии, но люди были приспособлены к этому состоянию. Всех всё устраивало, а лучшей иллюстрацией отношения населения к происходящему был вопрос заказчика нашей шабашки, к которому наш бригадир 22 августа приехал получать деньги. “А правду говорят, – спросил заказчик, – Что у вас там Горбачева в психушку посадили?”

Именно поэтому никто и не вышел на защиту ГКЧП. Потому что никто не понимал – а это вообще что и зачем? В 93-м мы знали, зачем танк стреляет по Белому дому. Одни были согласны с этим, другие не согласны – но все понимали, ЗАЧЕМ. В 91-м вообще никто не понимал, зачем ГКЧП это делает. Причем не понимал это, судя по его действиям, и сам ГКЧП.

И я уверен, что вся эта затея провалилась бы и без защитников Белого дома. Не через три дня – так через три месяца. Просто потому, что жителям СССР в то время было уже совершенно все равно, что происходит в Кремле. Простых людей больше волновал ассортимент магазинов, а республиканские элиты, включая российскую, уже делили в своих мечтах национальный ресурс.

И именно поэтому столь велико было последующее разочарование восторженных романтиков, строивших баррикады у Белого дома. Они поняли, что то, что они защищали ничем не отличается от того, от чего они это защищали.

Лично я понял это уже в ночь на 22-е августа, когда обезумевшая толпа носилась по Москве и крушила советские памятники. Пробуждение этой толпы – самое ужасное из того, что сделал ГКЧП.

Хотя толпа эта, разумеется, все равно рано или поздно пробудилась бы без всякого ГКЧП.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Авторитет, популярность и умение парадоксально излагать мысли

Денег за молчание никто никому не платит — платят и, порой недурно, за контролируемое высказывание. Но я не думаю, что вхожу в список людей, которых, условно говоря, мечтал бы заполучить в свой стан Сурков. Заполучить, чтобы Дмитрий Губин, используя свой авторитет, популярность, свое умение парадоксально излагать мысли и провоцировать споры, проводил в общество «нужные» идеи. Не думаю, что вхожу в этот условный список, – как, скажем, в него вошел Максим Кононенко, тот самый, Мистер Паркер, создатель «Владимир Владимирович Ру». Его попросту купили – хотя дай бог мне, конечно, ошибиться, и тогда я перед Кононенко с радостью извинюсь. Но когда его купили, он перестал существовать как Мистер Паркер, и сейчас делает плохую, с моей точки зрения, колонку на «Вести ФМ», жутко скучную и банальную.
Дмитрий Губин

Олег Кашин сказал бы не «плохую», а «крайне хуевую.»

Tweet

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.