February 24th, 2012

Профессиональный репортаж Ильи Азара

Открыли митинг в поддержку Путина популярные исполнители шансона Трофим и Григорий Лепс. Первый был почему-то в кепке с надписью Scotland (а не Russia, как многие люди в толпе). Он напомнил всем, что “в XX веке русских погибло более 100 миллионов человек, и мы не имеем права сделать так, чтобы эти жертвы были напрасны”, и исполнил песню со словами: “Ветер в голове, портвейн крепленный… ветер в голове, а я влюбленный”.
Пишет молодой репортер Илья Азар в Ленте.Ру

Трофимов действительно спел эту песню. А потом спел вот эту:

Тут оборвано всё, вот она целиком с концерта:

Это вот называется даже не то что “непрофессионализм” репортажа, поскольку репортаж должен отражать все эмоциональные точки. Это просто СПЕЦИАЛЬНОЕ УМОЛЧАНИЕ.

Надо признать, что этот репортаж Азара уже лучше, чем то отвратительное говно, которое он творил раньше. То есть, он способен учиться.

Но тыкать его мордой в его собственной дерьмо надо постоянно – раз уж он хочет стать вторым Кашиным. Заслужить надо.

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Девушка с веслом

Правительство Франции приняло постановление. Нет, не о борьбе с экономическим кризисом. И не о засилии нелегальной миграции. Правительство Франции постановило вывести из состава французского языка слово “мадемуазель”. Кроме этого, словосочетание “девичья фамилия” заменяется на “фамилия, данная при рождении”, а “фамилия в браке” – на “употребляемая фамилия.”

Удивительные новведения приняты по требованию французских феминисток. “Люди не должны выбирать между сударем и девственницей,” – пояснила свою позицию лидер этих самых феминисток Джули Мюре.

Конечно, речь идет всего лишь об официальных документах, а вовсе не о разговорном языке, который вообще никакими постановлениями нельзя изменить. И, конечно, это странно, что во французских документах употреблялось слово “мадемуазель” – на этот счет в документах обычно есть пункт “семейное положение.”

Но все же как-то грустно, что французским феминисткам не нравится быть “мадемуазелями”, то есть – девушками.

Надо сказать, что подобная реформа в нашей стране каким-то незаметным образом была проведена еще несколько десятилетий назад.
Сколько я себя помню, при советской власти даму все время называли исключительно словом “женщина.” Женщина, вас тут не стояло! Женщина, вы куда прете? Соответствующим был и образ советской женщины – в телогрейке и валенках, она ломом двигала шпалу. А в последние лет пятнадцать это как-то опять же незаметно переменилось. И теперь даму в России всегда называют словом “девушка”. Сколько бы ей ни было лет. И я еще ни разу не встречал девушку, которой бы не нравилось, когда ее так называют. Соответственно изменился и образ – валенки, телогрейка и лом уже как-то не вспоминаются.

И что-то подсказывает мне, что это уже никогда не изменится. И во Франции тоже. Да, там на бланках будут писать так, как постановило правительство – но на улицах все равно будут говорить прекрасным девушкам “мадемуазель.”

И я очень сомневаюсь, что девушки будут обижаться на это. Если только они, конечно, нормальные девушки. А не феминистки.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Источники травли

Руководитель театра “Et Cetera” Александр Калягин потребовал прекратить “травлю” сторонников кандидата в президенты от “Единой России” Владимира Путина. Об этом он написал в открытом письме, опубликованном 24 февраля в “Российской газете”. Сам Калягин является доверенным лицом Путина.
Отсюда

Навальный немедленно реагирует:

Twitter

Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Процедурный вопрос

Везде читаю, что Удальцов и Ко как подорваные согласовывают митинги на все дни с 5 марта до второго пришествия. На тему “За честные выборы”.

Спрашивается вопрос: а если выборы будут честными – то что, они на митинги не придут, что ли?

Если же выборы признаны ими нечестными уже прямо сейчас – зачем ждать 5 марта?

Не понимаю.

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Свежая мысль

Американский экономист предлагает обложить каждый половой акт налогом в $2, чтобы разрешить конфликт государства и католической церкви

Вашингтон. 24 февраля. FINMARKET.RU – США необходим налог на секс. Стефан Картер, профессор Йеля, считает,что если все 200 миллионов сексуально активных граждан США будут платить хотя бы по 2 доллара за каждый половой акт, то это даст госбюджету дополнительные $10 млрд в год. И – главное – налог решит острейший конфликт между правительством США и католической церковью.

Полученные средства можно будет направить на финансирование контроля рождаемости для тех женщин, чьи страховки не могут покрыть соответствующие меры, полагает Картер. Он бы стал адекватной заменой для специальных доплат со стороны работодателей, против которых протестуют католические священники.

По постановлению Министерства здравоохранения США с 1 августа 2012 года медицинские страховки американских граждан должны покрывать расходы на контрацептивы. Это решение было связано с тем, что у многих женщин нет возможности обеспечить себя средствами контрацепции, из-за чего “существенно страдает их здоровье”. По сути, Минздрав обязал всех работодателей Америки, хотят они того или нет, платить за безопасный секс, стерилизацию или аборт своих работников.

Противницей таких мер сразу же стала католическая церковь, в принципе отвергающая любые виды контрацепции. В своем заявлении епископы выступили решительно против постановления Минздрава, заявив, что беременность не является болезнью, расходы на лечение которой необходимо покрывать страховкой.

Получалось, что церковь должна была платить за контрацептивы и даже за аборты.

Изначально проект не предусматривал никакой разницы между коммерческими и религиозными организациями. Но после протестов церкви, чиновники все же согласились пересмотреть документ. Но сборы с католиков не были отменены. Религиозным организациям Минздрав дал один год на то, чтобы смириться с новыми правилами. В течение этого “переходного периода” расходы по этой части медстраховки государство берет на себя.

Стефан Картер считает, для решения проблемы контрацептивов нужно перенести нагрузку с работодателей на граждан. Те – будь то католики или атеисты – должны платить государству за сам половой акт, а государство уже будет распределить деньги по своему разумению.

Конечно, сборы налога оказывается зависимы от честности самих налогоплательщиков, но это уже отдельная тема. В конце концов, можно обложить налогом “норму”, какой ее представляют себе сами американцы – по опросам, они занимаются сексом в среднем два раза в месяц. Так Картер и получил сумму в $10 млрд.
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Еще апокриф

И тут я вспомнил еще один мой конфликт с Сергеем Пархоменко. Несколько лет назад Глеб Павловский вместе с Максимом Кононенко начали проект анекдотов ВладимирВладимирович.РУ, где в очень изысканной манере рассказывалось о похождениях почти былинного героя Владимира Владимировича, который после убийства Масхадова поместил в свою коллекцию его уши… И прочую хрень, которой в биографии Путина предостаточно. Все эти анекдоты были весьма незамысловатым пиаром прототипа. И врагам Глеба Павловского досталось. Заодно. Один до сих пор не может отмыться от клички андроид.

Нисколько не скрывая своих намерений поиздеваться над Павловским, я начал проект ВладимирВладимирович.com. В моих анекдотах про Путина он и на гроб вставал, чтобы быть повыше и получше попиариться после аварии самолета. И проводил спецоперации в здании Лукойла с применением легкого ядерного оружия, чтобы срубить бабки с хозяев. И многое другое. Анекдоты были очень злыми. Я их писал каждый день. И издал 10 книг тиражом 10 тыс каждая. И, главное, продал их. Вместе с карикатурами на Путина.

Ну, откуда же я знал, что уважаемое издательство Сергея Пархоменко КоЛибри напечатает 50 000 тиражом опусы Павловского-Кононенко? И пролетит.

Оба проекта использовали логотип очень похожий на двуглавый герб одной известной страны.

Это и стало причиной первого обвинения в спойлерстве. Про продажность обе стороны конфликта тогда деликатно не говорили.
Константин Натанович Боровой

Надо ли говорить, что практически каждое слово здесь неправда? С Павловским я познакомился после того, как мы с Пархоменко стали делать книгу. Разумеется, врагам Павловского ничего от проекта не досталось. Ушей Масхадова в тескте не было. Боровой тупо спиздил идею, спиздил доменное имя, оформление, а потом тупо спиздил дизайн обложки, сделанный, между прочим, Алексеем Соловьевым – очень дорогим дизайнером. За деньги.

Пархоменко напечатал 25 тысяч, которые разошлись очень быстро. Тогда он напечатал еще 25 тысяч – и они не были раскуплены. Я, признаться, изначально сомневался в необходимости допечатывать тираж – я полагал, что книгу купят только читатели сайта, а их как раз и было где-то 25 тысяч. Но я же не издательство. А Пархоменко потом обвинил меня в том, что книга перестала продаваться, потому что началась “Реальная политика”. Тогда наши отношения и разладились.

А Константин Натанович Боровой – клинический пиздун. Я даже обижаться на него не могу и при встрече улыбаясь здороваюсь. Он радуется как маленький.

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

А вот еще одна ложь Венедиктова

А. ВЕНЕДИКТОВ – Смотрите, Александр Альбертович, у нас на радио два человека, два сотрудника наших, с кем мы сотрудничаем, они являются кандидатами в депутаты. У них свои программы, это Виктор Шендерович и Максим Кононенко. Мы сняли их программы с момента избирательной кампании, просто я, гл. редактор, эти программы снял. Но эти же программы идут, скажем, на НТВ, где участвует один из этих кандидатов, из этих же, другой кандидат выпускает сейчас фильм, как мы знаем, вся Москва обклеена поперемешку, он с Лужковым и он со своими героями.
Отсюда

Программа-то на НТВ выходила. Но я в ней во время кампании не участвовал. Вместо меня была актриса, которая исполняла роль моей жены.

Поздравляю вас, Алексей Алексеевич, соврамши. С опозданием, правда.

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.