April 24th, 2012

Востребованная услуга

15 лет назад, гуляя по тогда еще не слишком многочисленным сайтам русского интернета, я случайно наткнулся на текст, который назывался “Низший пилотаж.” Это был роман о наркотиках и наркоманах. Страшный в своей голой правде и раз и навсегда отвращающий от употребления любых не продающихся в магазинах веществ. Я стал первым продюсером этого никем еще не читанного романа, который произвел в литературном мире довольно серьезный скандал. Скандал – это было прекрасно, конечно, но мы с автором романа, писателем Баяном Ширяновым, мечтали о другом, Мы мечтали о том, чтобы “Низший пилотаж” запретили. И вот тогда он наверняка стал бы событием не только в литературном мире, но и в масштабах страны. Однако в 1997-м году ни о каких запретах литературного произведения даже подумать было нельзя. В России попросту не было субъекта права, который мог бы запретить какой-нибудь текст.

Теперь всё по-другому. По решениям судов Минюстом запрещены не только нацистские книги, но и множество других текстов разной степени безобидности, перечисленные в особом и очень смешном списке. А недавно по требованию томской прокуратуры пытались запретить даже “Бхагават-гиту”.

Однако даже этот вроде бы действующий механизм презназначен только для борьбы с экстремизмом. И против того, что Госнаркоконтроль считает “пропагандой употребления наркотиков” он бессилен. Поэтому Госнаркоконтролю приходится давать негласные указания библиотекам книжным торговым сетям. И библиотеки с книжными магазинами избавляются от неудобной литературы – чтобы не ссориться с могущественным Госнаркоконтролем.

Нет, книги Хаксли, Берроуза или Уэлша не запрещены! Они, цитирую: “не рекомендованы к продаже”. И никакого законного наказания за неследование этим рекомендациям не предусмотрено. Однако в нашей стране боятся не только законных наказаний. Незаконные наказания даже страшнее.

Но вот что интересно. По каким критериям Госнаркоконтроль отделяет вредную книгу от безобидной? Наркотики употреблял Шерлок Холмс. Наркотики употребляли Анна Каренина и граф Монте-Кристо. Однако эти книги в списки нерекомендованых не попадают. И на их продажи негласные запреты вряд ли могут подействовать – продажи и так хороши.

Совсем другое дело – узкопопулярные Уэлш или Хаксли. Об этих фамилиях многие узнают только из телесюжетов о запретах Госнаркоконтроля. И потом уже, заинтересовавшись, пытаются найти и прочитать эти произведения. И тем поднимают продажи.

Так что Госнаркоконтроль вполне может продавать книжным продюсерам эту промоутинговую услугу: внесение в список нерекомендованой литературы.

Услугу, которую нам 15 лет назад так не хватало.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Кремль 36

Оказывается, забастовочное движение на предприятиях и заводах сейчас на подъеме. Ждет ли нас повторение событий столетней давности? Очень любим и уважаем Чулпан Хаматову, но готова ли она уже к вручению Нобелевской премии, — обсудим. Ну а завершаем разговор «Вечерним Ургантом» на Первом канале как явным признаком наметившихся послаблений в свободе слова.
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.

Несправедливость