May 31st, 2012

о потребительском отношении

Очень важный пост Кати Чистяковой. Проблема действительно существует, причем она какая-то тотальная. Я, как вы могли заметить, давно уже не устраиваю сборов денег в интернете. Просто потому, что это теперь умеют делать очень многие люди - механизм был запущен и отработан. Но за то время, пока механизм запускался и отрабатывался, у меня накопилось какое-то количество личных связей с нуждающимися. В основном это матери-одиночки с детьми, имеющими диагнозы типа ДЦП. Каждые полгода такие дети ездят в Йошкар-Олу, например, заниматься или в Тулу на операцию подсечения мышц. Я по мере возможности оплачиваю эти поездки, сам вожу их в Тулу и всё такое.

И не было еще НИ ОДНОГО случая, когда бы мама не вышла бы за рамки этой помощи и не начала бы просить помощи в совершенно посторонних областях. Ну ладно там когда мама ребенка, больного ДЦП, просит машину - это хотя бы можно понять, поскольку без машины с неходящим ребенком она совершенно немобильна. А ребенку нельзя расти в квартире, ему надо смотреть мир. А на руках его уже не понесешь, ему десять лет.

Но я однажды нанимал адвоката матери ребенка, которому помогал, потому что мать избил ее бывший любовник! И оплачивал его! Ну вот зачем это, а?

Катя говорит, что так БЫВАЕТ. В моей практике так происходит ВСЕГДА, если ты достаточно долго помогаешь одному человеку. Через год это ОБЯЗАТЕЛЬНО происходит.

И что с этим делать - совершенно непонятно.

Оригинал взят у chistyakova в о потребительском отношении

В комментариях к “Пятиминутке ненависти»   один человек в числе прочего  написал: «Раздражает потребительское отношение родителей к волонтерам - прежде всего из-за этого ушел из волонтеров».

Потребительское отношение к врачам, благотворителям и волонтерам – частая тема для междусобойчиков, но благотворители редко выносят ее на публику. Есть предубеждение, что если потенциальные жертвователи узнают, что мама больного ребенка – не святая, а, скажем, глупая и жадная женщина, то они перестанут помогать. Но я думаю, что на самом деле все мы уже доросли до того, чтобы понять, что больной ребенок нуждается в помощи вне зависимости от того, большой он или маленький, русский или чеченец, хорошая у него мама, или, например, пьющая. Поэтому, давайте и об этом поговорим, тем более, что у меня есть по этой теме вопросы, на которые я пока для себя не ответила.


Collapse )

.

Элегантные решения

Весь мир обреченно ждет второй волны финансово-экономического кризиса. Теперь она кажется уже неизбежной, и политики заранее пытаются придумать способы снятия возможной социальной напряженности. Думают над этим и в нашей стране.

Министерство финансов, например, предлагает изменить способ определения прожиточного минимума. Сейчас это просто некое минимальное количество денег, необходимое гражданину для выживания в условиях Российской действительности. Однако если люди живут вместе – то какие-то предметы первой необходимости они вполне могут разделять между собой. Ну мыло там, например. Постельное белье и посуду. В конце концов – телевизор. В этом случае каждому из проживающих совместно нужно меньшее количество денег. И чем больше семья – тем меньшее количество денег понадобится каждому из членов семьи. Вот это вот меньшее количество денег Минфин предлагает назвать “социальный уровень бедности”. И исходя из этого нового уровня и оказывать поддержку малоимущим.

Надо сказать, что такой вот элегантный способ снижения уровня бедности применяется во многих странах мира, включая США. Ведь это очень удобно – если прожиточный минимум снижается, то количество бедных людей уменьшается. А это в условиях надвигающегося кризиса, согласитесь, полезно.

Однако почему бы не распространить эту практику на другие сферы человеческой жизни? Например, чтобы снизить уровень алкоголизма надо всего лишь перестать считать алкоголиками тех, кто пьет на троих. Потому что каждому достается в три раза меньше. Надо снизить уровень аварийности на дорогах? Нет ничего проще! Давайте перестанем считать авариями столкновения, в которых никто не пострадал. Таких ведь подавляющее большинство. Аварийность снизится драматично.

Да что там я буду рассказывать нашим чиновникам! Они и сами свое дело знают отлично. Вот, например, в новостях сообщают: Минтранс потратил на рекламу российских дорог за последние 9 месяцев более 100 миллионов рублей. Понимаете? Не дорог починил на 100 миллионов рублей, а на их рекламу потратил!

Одновременно с этим наверняка можно было бы изменить параметры, при которых выбоина на дороге считается ямой. И тогда ям на наших дорогах больше не будут. Одни выбоины останутся.

А выбоины нам не помеха.

Запись опубликована <kononenko/>. Вы можете оставить комментарии здесь или здесь.