July 25th, 2012

Век учись

Четвертый год в России продолжается модернизация. И вот, наконец, она докатилась до одного из самых консервативных ведомств в нашей стране — до Федеральной службы безопасности. Председатель ФСБ подписал приказ о внесении изменений в квалификационные требованиям к сотрудникам. Теперь люди с чистыми руками и холодным сердцем должны иметь навыки, цитирую: «работы в операционной системе, управления электронной почтой, работы в текстовом редакторе, работы с электронными таблицами, работы с базами данных.»

Еще хуже начальству, Начальство должно уметь, цитирую снова: «пользоваться системами управления проектами и применять современные информационно-коммуникативные технологии для стратегического планирования и руководства групповой деятельностью.»

Но мало уметь пользоваться! Сотрудник ФСБ теперь должен представлять себе, как компьютеры и программы устроены внутри! И иметь представление об обеспечении информационной безопасности аппаратно-программных систем.

Это прекрасная новость. Но когда же, когда подобные требования будут предъявляться к сотрудникам всех остальных ведомств? Например, федеральной налоговой службы, которая недавно обложила налогом на добавленную стоимость мобильные приложения для сотовых телефонов.

Во втором пункте 149-й статьи Налогового кодекса явно сказано, что реализация исключительных прав на продукты интеллектуальной деятельности, в том числе программы для электронных вычислительных машин налогообложению не подлежит. Однако налоговая инспекция номер 24 прислала одному из разработчиков мобильных приложений письмо, где сказано так, цитирую: «Мобильные приложения не относятся к результатам интеллектуальной деятельности».

Ну хорошо, на эту тему можно было бы еще и поспорить — интеллектуальный это труд или нет. Но дальше в том письме написано вот что: «Мобильные приложения созданы с использованием ЭВМ, но, внимание, не для ЭВМ. В свою очередь мобильный телефон не является электронно-вычислительной машиной. Таким образом, мобильные приложения не являются программами для ЭВМ.» Конец цитаты и извольте заплатить 18 процентов.

Понимаете? У любого современного телефона есть процессор, есть память, есть устройства ввода-вывода. А его вычислительная мощь превышает можность компьютера, использовавшегося для расчета атомной бомбы, в тысячи раз. Но налоговая инспекция номер 24 не считает смартфоны компьютерами!

Модернизация! Пожалуйста, скорее добирайся до налоговой службы! Нам, потребителям мобильных приложений, это гораздо важнее, чем навыки сотрудников ФСБ.

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.

Больше ада!

Когда-нибудь историки и психиатры будут пристально изучать природу последних российских законодательных инициатив. Мне же, современнику законодательного угара, хочется воскликнуть: законотворец! Пиши еще!

Когда-то, в самом конце восьмидесятых, когда я регулярно ездил на электричках в Ленинград, а с Московского вокзала шел прямо на Рубинштейна, 13, в рок-клуб, меня всегда охватывало разочарование эпохой. Я слишком поздно родился. — говорил я себе, — Всё самое главное в моей стране уже произошло. Теперь, когда гласность и все такое, когда первые секретари комсомола растеряны, а гэбня (тогда, кстати, еще и слова-то такого не было) потеряла всяческий интерес к людям с торчащими крашеными волосами — теперь уже не станешь крутым.

Зато крутым очень легко было стать, когда страна пребывала в маразме. Когда родители запрещали мне рассказывать анекдоты про Брежнева. Когда каждое летнее утро в пионерском лагере я в красном галстуке барабанил марш на линейке, а отличившийся в предыдущий день пионер поднимал государственный флаг. И триста пионеров смирно стояли. Я всё это помню, да — но тогда я был слишком мал, чтобы стать крутым. А когда я закончил школу и выпорхнул, так сказать, из гнезда — маразм, мне казалось, закончился.

Маразм рушился прямо на глазах, от монумента эпохи отваливались целые культурные пласты — как айсберг разваливался, видели, наверное, на National Geographic. Да, ты мог взять гитару и петь — но ведь поздно уже! Теперь каждый дурак может взять гитару и петь, но стадионы собирают лишь те, кто взял гитару, когда ты был школьником. Так мне казалось тогда. Мне казалось, что Цой, Майк и БГ суперзвезды не потому, что они гении, а просто потому, что они вовремя начали. А я катастрофически не успел.

Да, я правда так думал! Искренне думал! И распивая с сокурсниками дешевый портвейн из шампанских бутылок где-то под Вереей, и распивая с ними же солнцедар на птицефабрике под Каширой, и распивая сомнительный коньячный спирт из канистры на Преображенке, закусывая его одним рафинадом — я все время думал о том, что уже опоздал. А раз я опоздал — то не стоит и дергаться. И до двадцати пяти лет вел такой вот довольно растительный образ жизни, лучше всего характеризуемый мудрой формулой: «Если не знаешь, что делать — не делай ничего».

И вот какой важный для этого повествования эпизод мне запомнился из того, растительного существования опоздавшего к раздаче жизни оболтуса. Осень девяносто первого года. Какой-то приокский совхоз под Серпуховом. Три картофельных поля — на одном мы, пятикурсники уже МИРЭА, преимущественно мужского и довольно лапидарного (такова профессия) института, в котором (что немаловажно) тогда учились одни москвичи. Ну то есть на поле практически никого нет — все пьют белое типа портвейна и крепкий виноградный напиток.

На втором поле — девочки из третьего Меда. Старательно и безропотно собирают в земляных бороздах пропущенную комбайном картошку.

И третье поле — изгнанные после путча из Москвы сотрудники КГБ. На всем поле — несколько групп мужчин, человек по пять-шесть. Стоят, курят и шепчутся.

И вот как-то вечером мы сидим в полузаброшенном пионерлагере на берегу Оки, пьем что Господь послал, и в дверь заходят те самые, с третьего поля. Три здоровых мужика.

Приглашаем за стол. Они соглашаются. Пьем, поем песни, о чем-то болтаем невнятно. И вдруг, среди всего этого довольно мутного вечера один из кагэбешников говорит фразу, которую я с тех пор вспоминаю тысячи раз.

Он говорит: Вы что думаете — все закончилось, что ли? Всё только начинается!

Эх, где-то теперь эти три мужика. Может, поднялись на китайской контрабанде. А может и погибли в Чечне.

Но ведь как был прав тот неизвестный теперь кагэбешник, который осенью девяносто первого года, после катастрофы ведомства уверенно сказал мне, идиоту: Ничего не закончилось!

И я даже не про то, что случилось в девяносто девятом, когда КГБ вернулось. Нет. Тот мужик сказал гораздо более глубокую вещь! Он сказал, что вернется всё то, что мне казалось уже безвозвратно утраченным. Может быть, это вообще был божий посланник.

Потому что всё возвращается. Возвращается маразм начала восьмидесятых. Он возвращается в полный рост, с законопроектами о защите нравственности и уголовной статьей за клевету. С законами о пропаганде гомосексуализма и педофилии. И до запрета анекдотов о Путине осталось, поверьте, недолго. И до закона о богохульстве тоже. И до уголовной статьи о мужеложестве тоже.

И у молодых снова открываются бесконечные перспективы. Да что там открываются — молодые уже вовсю этими перспективами пользуются! Напялил на себя дурацкую вязаную шапку, залез на амвон фальшивого храма — и вот ты уже мировая суперзвезда! И Ред Хот Чили Пепперз с Мадонной пишут тебе свои письма.

И, поверьте, чем больше бреда они понапишут и напринимают — тем шире и заманчивее будут эти возможности. Больше ада, законодатели! Больше чертова ада! Творите, делайте страну такой, чтобы в ней снова могли появиться поэты! Чтобы в ней снова появилась культуроопределяющая литература! Закручивайте свои гайки, забивайте свои гвозди в гроб слюнявой хипстерско-интеллигентской свободы!

Только тогда появится настоящая, внутренняя свобода. Только тогда появится молодая шпана, что сотрет, наконец, с лица земли тех, кто так давно этого ждет.

И пусть они отомстят за меня тому бездарному времени, на которое пришлась моя юность.

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.

Природа протеста

Skitched 20120725 124759

Дал уже не помню кому небольшой комментарий:

Оппозицией сегодня принято в России называть самые разнообразные слои общества. Однако в классическом понимании этого термина ею являются Компартия и «Яблоко», которые, несмотря на свои стилистические различия, занимают одну и ту же нишу: партия не у власти. Есть еще уличная оппозиция, — например, митинги с участием Навального, — которая в классическом научном понимании оппозицией вовсе не является.

Что же это за явление? А это классический буржуазный бунт, через который прошли абсолютно все развитые страны на определенном этапе своего развития. В Америке и Западной Европе в шестидесятых уличные протесты, студенческие митинги носили абсолютно те же самые черты, что в последние месяцы мы наблюдаем в России. Но по сути это не оппозиция как таковая, это сырье для оппозиции, из которого должны вырасти настоящие политики. Их судьба – попасть во власть или быть в вечной оппозиции к ней. Такой потенциал сегодня имеют Удальцов и Навальный. Если ситуация им позволит, они станут настоящими политиками.

Однако у уличного протеста есть своя социальная база. Пока это дети, родившиеся после распада СССР, это люди которые не озабочены проблемами накопления материальных благ. Большинство населения России пока решает именно материальные вопросы: как обзавестись машиной, улучшить квартиру, построить дачу. Поэтому оно не является участником этого уличного протеста.

А в Москве довольно широкий слой населения эти проблемы каким-то образом для себя решил и теперь участвует в митингах.

Примерное число потенциальных ходоков на митинги в столице – сто тысяч человек. Это заметно менее одного процента населения. И, конечно, их требования относятся к нематериальной сфере.

Провинция в социально-материальном отношении отстает от Москвы лет на десять. И поэтому в течении нескольких лет уличная активность будет во все возрастающей степени перекочевывать в регионы. Поэтому социальная база протеста в стране в целом в ближайшие годы будет только расти.

Но сам уличный протест никогда не попадет в политику, потому что она – скучное дело для партий. Уличный протест – это уличная активность, заместившая собой молодежные банды, сублимирующая желание крутизны. Это активность для тех, кому 20, максимум 30 лет. Как только появляются семьи и дети, людям становится не до этих глупостей.

Сегодня власть подавляет уличную активность. Разгоняет ее с помощью ОМОНа. А можно ли ей как-то помириться с уличным протестом? Думаю, этот вопрос в принципе неразрешим. Какой-то процент, именно один процент населения – не больше, в любой развитой стране мира в определенный период свой жизни участвует в подобных митингах. Вспомните для примера обязательный митинг антиглобалистов перед каждым саммитом Большой восьмерки или съездом министров финансов в Евросоюзе. И везде реакция официальной власти на эту активность одинакова – их разгоняют полицейские. Кремль ничего другого не выдумает.

записано с моих слов, поэтому местами коряво. но общий смысл верен.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Кубанизм

Роберт Шлегель: Очень много вопросов по поводу того, что там случилось, есть не только к властям, но и к людям. Я нескольких людей спрашивал: «Вот вас топят регулярно (последнее крупное наводнение в Крымске случилось в 2002 году — «Лента.ру»). Почему вы здесь остаетесь?» А они отвечают: «Нам сказали, что такого больше не будет, что это происходит раз в сто лет и на наш век этого уже не выпадет». Есть вопросы к людям, к их поведению.

Это требует переосмысления даже в плане жизненных ценностей, потому что я оказался в такой ситуации впервые. Ты же общаешься с людьми, приходишь к ним в дом, видишь, как они живут, видишь, что происходит, и кто, грубо говоря, не заслужил того, чтобы с ним такое произошло, а кто заслужил. Это тоже интересное наблюдение.

Самое большое впечатление на меня произвела история женщины, чей муж погиб в первую чеченскую. Сама она всю жизнь преподавала. И вот ее дом-саман смыло, больше его нет, и непонятно, как его там будут восстанавливать. Мы разбирали вещи ее сына, у которого то ли запой случился, то ли еще что, но на месте его нет. Смотришь на нее, ей 58 лет – и чего дальше? Ничего.

Или приходишь в совершенно другой дом. Женщина встречает и просит ей дом почистить. А мы смотрим, что в этом доме она не живет, этот дом только построен, и это фактически дача. Спрашиваем ее об этом, а она отвечает: «Нет, у нас есть дом, а это наша дача». Я ей говорю: «А зачем вы нас просите? У вас вот соседка, бабушка, ей нужна помощь больше, чем вам». А она отвечает: «Давайте я вам заплачу».

Или когда полгорода бухает, а совершенно пришлые люди, не имеющие никакого отношения ни к Крымску, ни к Краснодарскому краю, что-то делают. Таких вещей много, и их сразу не переосмыслишь.
Отсюда

О чем я, собственно, и говорил.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Единый день борьбы с алкоголизмом

7 апреля во всех школах района проведен Единый день борьбы с алкоголизмом. В этот день практически во всех школах были проведены мероприятия. Педагогические коллективы отнеслись очень творчески к проведению Единого дня. Ни в одной школе нет одинакового дела. Акция «Мы выбираем здоровье» проведена школе № 2 п.Фаленки, семинар для педагогов «Профилактика раннего алкоголизма среди детей и подростков», классные часы «Здоров будешь, все добудешь» и «Бич времени» — в Талице, игры – путешествия «Мы – против!» (МОУ СОШ п.Октябрьский) и «Мы против вредных привычек» (МОУ ООШ с.Белая), конкурс плакатов (МОУ ООШ с.Низево), час общения «Живи без пива» (МОУ ООШ с.Малахи), распространены памятки среди обучающих вечерней школы «Что надо делать подростку, чтобы не употреблять алкогольные напитки», а также лекция «Проблема пьянства и алкоголизма в подростковой среде», беседа «Скажи алкоголю «Нет!» (МОУ ООШ с.Святица), просмотр видеофильма и деловая игра «Суд над алкоголизмом» (МОУ СОШ с.Верхосунье), классные часы «Алкоголь – похититель здоровья и рассудка» и «Алкоголизм – основная причина правонарушений» (МОУ ООШ с.Полом), «С детства — ни капли спиртного», «Как победить зло и страшный недуг – алкоголь» (МОУ ООШ с.Николаево), беседа «Береги себя!» с просмотром видеофильма (школа – интернат д.Филейка).
Новости Кировской области

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.