September 19th, 2012

Оскорбление чувств

Многие наивные люди, в том числе я, полагали, что обуявший Государственную Думу законотворческий раж является следствием какого-то сезонного обострения. И что осенняя сессия вернет нам тот старый добрый скучный парламент, к которому мы так привыкли за последнее десятилетие.

Но как бы не так! Угар законотворчества подобен любому другому угару — то есть, сам он остановиться не может. Его можно только прекратить волевым решением сверху. И пока такого решения нету, Дума продолжает творить. Например, Комитет по общественным объединениям и религиозным организациям разрабатывает законопроект об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих.

«В рамках комитета уже начинает разрабатываться законопроект, касающийся этой тематики, — говорит председатель комитета, либеральный демократ Ярослав Нилов, — Сегодня административная ответственность до 1 тысячи рублей – это смехотворная сумма: человек на красный свет проехал – до 1 тысячи рублей, и человек оскорбляет миллионы верующих – тоже до 1 тысячи рублей. Это смешно.»

Ну что же, если некто оскорбляет миллионы людей — это действительно круто. И я даже не буду спорить с тем, что охальники такого масштаба в нашей стране есть. Допустим, что есть. Меня интересует другое. Почему оскорбление миллионов верующих — это предмет для уголовного преследования, а оскорбление миллионов неверующих — не предмет. Ведь атеизм не считается религией, а атеисты не составляют социальную группу. То есть их права совершенно не защищены по сравнению с правами верующих людей. А это как-то несправедливо.

Поэтому я бы на месте Комитета по общественным объединениям и религиозным организациям упростил название законопроекта, тем самым сделав его более универсальным. Мне кажется, что оскорбление чувств верующих — это всего лишь частный случай. Как, впрочем, и оскорбление чувств неверующих. На самом деле нам совершенно необходима уголовная ответственность просто — за оскорбление чувств.
Нет, вы только представьте себе грандиозные перспективы правоприменения подобной нормы закона! Теперь от оскорбления будут защищены все: и верующие, и атеисты. И девушки, которых бросил изменщик! И юноши, над чувствами которых смеется надменная красавица! И гомосексуалисты, которым запрещена пропаганда! И даже напившийся до беспамятства алкоголик, который не чувствует, что в отделении полиции его бьют.

В общем, предлагаемая мной норма настолько универсальна, что весь остальной уголовный кодекс можно будет с чистой совестью отменить.

Потому что он никому уже не понадобится.

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.

Паноптикум

Выдвижение кандидатов на выборы в Координационны совет оппозиции завершено. И нет на сегодняшний день в русском интернете более увлекательно чтения, чем список этих кандидатов. Почитаем же вместе.

Всего в Координационном совете предусмотрено 45 мест. На них претендуют 187 кандидатов (я считал сам, мог, впрочем, и ошибиться). Что немаловажно — все кандидаты выдвинули себя сами. Журналист Олег Кашин, например, сам себя выдвинул. И блогер Другой. И, например, поэтесса Алина Витухновская. То есть, эти люди ХОТЯТ участвовать в работе Координационного совета оппозиции. Хотят координировать оппозицию.

Но если у вышеперечисленных можно спросить, зачем им это надо, и получить ответ, и поспорить, то подавляющему большинству кандидатов никаких вопросов задавать не захочется.

Ну сами скажите — какой вопрос можно задать человеку, который описывается так: «Давыденко Денис Вячеславович. Прогрессор, реконструктор, соционом.» В биографии у прогрессора, в частности, сказано: «Увлекаюсь исторической реконструкцией, рыцарь Ордена Северного Храма.»

Или вот еще, например, кандидат: «Пряников Павел Николаевич. Евросоциалист. Журналист, огородник, петанкист, просветитель.» В биографии сказано: «В мае 2012 года завёл первый в Москве сквотерский огород – самозахват руинированного участка, из которого вырастает коммуна «Красный Сион.»

Ну, Павла Пряникова фриковеды знают довольно давно. Но список кандидатов полон новыми, неисследованными еще природными феноменами. Да вот вам: «Чупров Алексей Геннадьевич. либерал-демократ, трансгуманист, глобалист, сторонник мирного распада РФ.» Или вот, например: «Шатов Станислав Николаевич. Движение СВЕТЛЫЕ СИЛЫ, воин света.» Этот политик, философ, ученый отличается колоссальной работоспособностью. Вот что он пишет в своей биографии: «Провёл более 100 Круглых столов и Скайп-конференций. Телеведущий Светлого ТВ, вышло более 200 передач. Редактор газет «ВОИН СВЕТА» и «За светлое будущее!». Автор свыше 1000 статей. Автор 10 Интернет-книг с аудиовизуальным сопровождением серии «Привет из 38 века!».

Мда… Я вот, вроде бы, много пишу. Но чтоб столько!

Вот еще очень трудоспособный мужчина: «Шелков Павел Николаевич. Геолог алмазник.» Я не знаю, что такое геолог алмазник, но масштабы деятельности этого человека попросту поражают: «Инициатор проекта Антиинаугурация 4 мая, Общественное расследование преступлений власти 6 мая (Сахаровский центр), один из инициаторов и участников Общественного расследования Крымской трагедии, организатор фэйсбучной группы Белый автозак, зарегистрированной 1 мая в автозаке после задержания на Красной площади, Инициатор создания Комитета по борьбе с политическими репрессиями в России и составления политического списка Магнитского, идеи Координационного совета опозиции в качестве теневого правительства и прообраза будущего правительства Переходного периода.»

Организатор фэйсбучной группы Белый автозак! Лично я ему палец в рот не положил бы.

Есть и те, кто занимается практикой, а не виртуальщиной. Например: «Коровин Вадим Александрович, создатель белой ленты как символа.» А что может и должен делать создатель со своим символом? Правильно — эксплуатировать. Вадим Александрович так и поступает: «Источники дохода – социально-политический бизнес: магазин оппозиционной символики: «Нет едру». Вери гуд бизнес, говорит в таких случая мой друг Лёня.

Разумеется, есть и те, кому издалека лучше видно, как нам обустроить Россию. «Моша Юрий Игоревич. Политэмигрант.» В биографии сказано прямо: «С марта 2011г проживаю в США, уехал из России по политическим причинам.» Но координировать оппозицию хочет.

Девушки, кстати, есть тоже: «Волкова Александра Ивановна (Женя Отто). Голос всех трудящихся вне зависимости от национальности,
веры, пола и ориентации.» Или вот: «Будникова Софья Владимировна. Участница национально-освободительной борьбы в России.» Или такая: «Мальцева Анастасия Анатольевна (Анастасия Хрустальная). Марксист.» Интересно, что девушек с либеральным мировоззрением практически нет.

Ну хорошо, закончим с веселым. Это я вас специально повеселил перед тем, как перейти к важному.

Марат Гельман, комментируя отказ выборного комитета зарегистрировать Тесака, говорил так: «То что в КС оппозиции не зарегистрировали — это очень хорошо. Это сигнал наблюдающим — что «не всякий кто против Путина — часть белоленточного движения».

И чем больше раскручивают «скандал» — мол либералы недемократичны, не зарегистрировали фашиста-оппозиционера, тем лучше. Это определение границ, общечеловеческих границ, за которыми уже неважно ты за власть или против.»

B бы, наверное, даже согласился с Маратом — да, давайте оставим себе хоть какие-то границы. Пусть хоть что-то общее останется у всей страны вместе, что-то, что не разделяет нас на «наших» и «не наших».

Но, к сожалению, таких границ нет. И отказ в регистрации Тесака был обусловлен именно тем, о чем я писал в своей предыдущей колонке, а вовсе не его национализмом. Доказательство этого очень простое — регистрация в качестве кандидата на выборах в Координационный совет оппозиции Николая Валентиновича Королева. Террориста, осужденного пожизненно за несколько взрывов в Москве, в том числе за взрыв на Черкизовском рынке. Создателя «Ассоциации белых политзаключенных и военнопленных им. Рудольфа Гесса, которая вошла в паневропейскую сеть правых заключенных Андерса Брейвика.» Не верите? Я тоже не верил, пока сам не увидел. Сходите по ссылке. Видите там фотографию? Еще несколько дней назад эта фотография была откадрирована иначе. Вот ее исходник.

Это вам не сумасшедший Борис Стомахин. Это настоящий, практикующий нацист. Человек, который убивал тех, у кого неправильная национальность. Террорист.

И лично мне ужасно интересно, как фотографию человека со свастикой утверждал комитет, в состав которого входят люди с фамилиями Носик, Фейгина, Сегалович, Вайсенберг и Мельконьянц.

А еще мне интересно, что бы на это сказал Марат Гельман.
ВЗГЛЯД

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.

Как запутать вероятного противника

Пресс-центр оказался высотой в 11 этажей, где ни один из лифтов не шел через эти этажи насквозь — в пресс-центре построили целый лабиринт эскалаторов и лифтов: сначала по эскалатору с первого на второй, потом по другому со второго на третий, потом ступеньками с третьего на четвертый, потом через весь четвертый к эскалатору на пятый, а там уже можно сесть в лифт, идущий с пятого на одиннадцатый — только в лифте кнопки с первого по седьмой, так что рядом с кнопками были приклеены скотчем бумажки (рядом с кнопкой «1″ бумажка «7″, рядом с кнопкой «6″ бумажка «10″). Был еще один лифт, шедший только между четвертым и пятым этажами. Два из одиннадцати этажей назывались первым.
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Адвокат-42

И снова в эфире адвокат Марк Фейгин.

К. — это я. А поскольку Марк Фейгин от меня анально огородился занесением меня в черный список, то я могу читать его высеры только благодаря ретвитам старины Кашина, за что ему большое спасибо.

Twitter 4
Twitter 39
Twitter 40
Twitter 41

Вступает Сергей Стиллавин:

Twitter 5

p.s. кстати к вопросу о чатике. У нас какой-то пиздец с апачем. Он пожирает всю память. Что с этим делать не знаю. Вечером попробую поапгрейдить апач. Пока отключил kononenko.me

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Война комитетов

Бинго:

Skitched 20120919 214325

Отсюда

Оргкомитет оппозиции обязует Центральный выборный комитет снять две кандидатуры с выборов в Координационный совет оппозиции.

Кто-нибудь что-нибудь понимает?

Лично я ни хуя уже не понимаю.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.