October 4th, 2012

Когда говорят тамплиеры

В тот же день адвокат Игорь Трунов сообщил газете ВЗГЛЯД, что подал заявление в квалификационную комиссию с требованием привлечь к дисциплинарной ответственности Волкову и других адвокатов участниц группы Pussy Riot: Николая Полозова и Марка Фейгина. Трунов обвиняет коллег в нарушении этики адвоката и кодекса поведения адвоката.
Отсюда

Гггг, хи мэйд май дэй. Уж кто бы говорил об адвокатской этике, как не «адвокат» Игорь Трунов! )))

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Иквал райтс

Девятнадцатая статья Конституции нашей страны гласит, что государство гарантирует равенство прав и свобод граждан независимо от их убеждений и отношения к религии. И если закон защищает религиозные чувства граждан, у которых таковые чувства имеются — то он должен защищать и тех граждан, у которых таковых чувств не имеется. Причем — в равной степени.

И вот один из авторов закона об оскорблении чувств, депутат Ярослав Нилов из фракции ЛДПР, согласился защитить права тех, кто не верует. Хотя и не очень охотно.
«Атеисты не являются религиозной организацией, — сказал депутат Нилов, — У них нет такого сакрального понятия, как «Бог», поэтому, в чем ущемление их чувств, непонятно. Но если будет необходимость в том, чтобы их чувства защищать, если каким-либо образом чувства атеистов будут ущемляться, мы их тоже будем защищать и другой законопроект внесем.» Конец цитаты.

Ну что же. Спасибо и на том, как говорится. А в чем ущемление чувств атеистов я сейчас легко поясню. Вот депутат Нилов говорит: «атеист вышел и начал оскорблять, материть грязными, бранными словами верующих, плевать на иконы, выражаться нецензурно, — это оскорбление.» Конец цитаты. Очень хорошо.

А вот, например, что говорит заведующий кафедрой мировой литературы и культуры МГИМО, Заслуженный работник культуры Российской Федерации Юрий Вяземский, цитирую: «Атеисты — это больные. Это животные. Их надо лечить.» Конец цитаты. Это оскорбление? Безусловно. Значит, закон всё-таки нужен.

А пока закона нет, атеисты пытаются придумать, как им теперь существовать в новых условиях. В условиях, когда у верующих есть свое сакральное пространство, а у неверующих такого пространства нет. Атеист не может высказывать претензии по-поводу происходящего в храме, а верующий может высказывать претензии по-поводу происходящего в арт-галерее, например.

Известный дизайнер Артемий Лебедев, например, предложил читателям своего блога разработать некий специальный знак, предупреждающий о возможном оскорблении религиозных чувств. Наподобие знака о возрастных ограничениях, которых за последний месяц налепили уже, кажется, буквально на всё.

Вот был бы такой знак на дверях арт-галереи — и потом на суде у оскорбленных верующих можно было бы спросить: вы знак видели? А зачем тогда пришли?

Боюсь только, что на верующих эти знаки никак не подействуют. И тогда нам придется принимать закон, защищающий от оскорбления современных художников и галеристов.

Они же такие же граждане. И их равенство с верующими тоже защищает 19-я статья конституции.

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.