November 14th, 2012

Жить или не жить

В нашей стране существует очень простой и на самом деле очень удобный подоходный налог. Получил доход — заплати 13 процентов и живи спокойно. И это касается всех без исключения граждан. И всех без исключения видов доходов. В том числе благотворительной помощи.

И хорошо еще, если речь идет о деньгах. Благотворительные фонды стоически готовы брать на себя лишнюю нагрузку — уж если они оплачивают всякого рода банковские комиссии и сервисные сборы, то почему бы не собрать на 13 процентов больше, чтобы благополучатель получил нужную сумму.

Но далеко не всегда благотворительная помощь выражается в денежной форме. Это может быть билет на самолет для поездки в столичную клинику, например. Это может быть оплата съемной квартиры для родителей больного ребенка из регионов. Это, в конце концов, может быть просто бесплатное обучение в каком-нибудь частном учебном заведении. И вот тут возникает проблема, поскольку все вышеперечисленные виды помощи считаются доходом. И родители больного ребенка обязаны заплатить государству 13 процентов от стоимости того, чем им помогли благотворители.

Эта проблема возникала уже множество раз. О ней было известно и законодателям, и правительству. Более того — были приняты меры, и теперь благотворительная помощь подоходным налогом не облагается. Но только один раз в год для одного благополучателя. И если фонд оплатил лечение один раз, а больной не вылечился — то за второй раз в год надо будет уже заплатить подоходный налог.

Однако на дальнейшую либерализацию благотворительной помощи правительство никак идти не хотело. Как вдруг случилось удивительное: спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что закон о благотворительности уже написан и внесен в Государственную думу. И проблема налогооблажения благотворительной помощи в этом законопроекте, вроде бы, решена.

Разумеется, у этого закона появятся оппоненты. Их логику тоже можно понять — ведь если где-то что-то будет освобождено от налогообложения, туда немедленно потекут криминальные деньги. И через благотворительные фонды будут отмываться довольно серьезные средства.

И вот здесь возникает важный вопрос: а что для нас, как для государства, важнее? Спасенные детские жизни или борьба с отмыванием денег?

На этот вопрос можно ответить по-разному. Можно сказать, что детей благотворители спасают не так уж и много, и если бы эти дети спокойно умерли — то страна этого бы и не заметила. А можно сказать, что даже одна спасенная детская жизнь стоит всех криминальных денег на свете.

И вот как ответят на этот вопрос депутаты Государственной Думы, мы скоро узнаем.

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.

Путин 2.0

Вот и случилось. То, о чем так любили рассуждать аналитики осенью-зимой прошлого года. То, на что возлагали надежды оптимисты, и во что не верили пессимисты. Путин стал другим. И аналитики растерялись.

Чего же ожидали аналитики в прошлом году? Того, что Путин умный и видит растущее недовольство избирателя. И, дабы это растущее недовольство не сорвало гайки, Путин должен отпустить эти гайки. Чтобы, так сказать, «выпустить пар». А если этого не сделать и гайки сорвет — то тогда всё, что было под крышкой, выплеснется на улицу. Вот прямо так они и обсуждали, во всей этой скороварочной терминологии.

И вот на улицы действительно что-то выплеснулось. Стотысячные митинги в Москве сделали знаменитым никому ранее не известный Институт стратегических разработок, поскольку за некоторое время до митингов институт подготовил доклад, где предсказал эти митинги.

Правда, в том же самом докладе институт предсказал и дальнейшее неумолимое расширение уличного протеста, чего не произошло. Однако теперь Институт стратегических разработок считается достоверным предсказателем, и каждый его новый доклад обсуждается либеральной общественностью с большим вниманием.

При этом Институт стратегических разработок в своем изначальном (в смысле — том, с которого началась институтская слава) докладе исходил из того же, из чего исходили и все остальные — из необходимости ослаблять гайки. Поскольку именно в гайках и заключаются все проблемы России.

Однако Путин гайки не открутил. Более того, после его вступления в должность сложилось довольно непротиворечивое ощущение, что гайки наоборот — закручиваются. Все это летнее законодательное безумие, Болотное дело, обыск у Ксении Собчак, реестр запрещенных сайтов… «Власть в истерике!» — торжественно объявляли прошлогодние аналитики.

Но ведь это если считать властью Государственную Думу и Следственный комитет. «Они выполняют волю Кремля!» — поспорит со мной иной аналитик. Ну конечно, они выполняют. Иногда. Потому что если бы ВСЁ, что делают Дума и Следственный комитет (и все остальные организации) делалось по воле Кремля, то никакой воли Кремля не хватило бы.

В общем, Путин 2.0 никак не просматривался, и аналитики потеряли надежду.

Как вдруг буквально за неделю _всё_ изменилось.

Отставка Сердюкова, обыски, дела по-поводу колоссальных хищений в армии, аресты, дела по-поводу хищений на саммите АТЭС, аресты, Минрегионразвития, обыски, аресты, хищения в ГЛОНАСС, увольнения… И на фоне этого антикоррупционного взрыва — назначение министром обороны Шойгу при сохранении за ним контроля над МЧС и Московской областью, обещания Путина пересмотреть особенно идиотские законы, принятые Госдумой за минувшее лето, даже введение в Совет по правам человека голодавшего в тоске по этому совету Александра Брода — всё это выглядит так, как будто происходит где-то еще. Но не у нас.

Аналитики пребывают в растерянности. Всё, на что их хватает — это банальное предсказание будущего президентства Шойгу (хотя еще две недели назад они с такой же уверенностью предсказывали будущее президентство Рогозина).

Между тем, похоже на то, что на прошлой неделе Путин 2.0 таки состоялся. Но Путин не был бы Путиным, если бы он состоялся в таком качестве, какое от него ожидали аналитики. Никогда еще аналитики не могли предсказать Путина. Не смогли они предсказать его и в этот раз.

А Путин, вместо того, чтобы открутить неведомые гайки и дать глотнуть свободы задыхающимся без нее хипстерам, взял и с размаху врезал кувалдой в самый центр так называемой «национальной элиты». То есть — совсем другое действие произвел в направлении совершенно иной аудитории.

И теперь, оглядываясь всего на неделю назад, этот шаг кажется вполне очевидным.

Потому что ни у власти, ни у нации нет никаких существенных проблем с этими не дотягивающим и до процента населения «рассерженными горожанами». А вот с охреневшей от жировой интокцикации «элитой» существенные проблемы есть и у власти, и у нации.

В случае условного «откручивания гаек» довольными (то есть — получившими некоторые дополнительные степени свободы в своем стремлении свалить власть) остались бы сто тысяч человек. А коррупционеры продолжили бы воровать дальше.

Но антикоррупционный удар по «право имеющим» оставляет довольным всё население. И селит неиллюзорный страх в головах коррупционеров, ибо совершенно непонятно, где именно находится непреступаемая черта. И что надо сделать для того, чтобы к тебе пришли с обыском. А это, знаете ли, охлаждает многих из тех, для кого окологосударственная коррупция — не идеология, а запретный плод, который так интересно попробовать.

При этом, заметьте, совершенно не важно, что именно стало детонатором перехода Путина в новое фазовое состояние. То ли его таинственная болезнь, то ли ужас от того, что происходит в законодательной сфере. То ли просто понимание невозможности дальнейшего пребывания в стабильном до уныния состоянии.

Но Путин 2.0 у нас теперь, кажется, есть.

С чем я всех вас, собственно, и поздравляю.
ВЗГЛЯД

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.

Почему Илья Пономарев голосовал за реестр запрещенных сайтов

Когда принимали новый закон об интернете, то он оказался очень сырым, но необходимым, потому что еще до его принятия в отсутствие какой-либо процедуры в ряде регионов России начались блокировки целиком таких ресурсов, как ЖЖ или Youtube, не говоря уже о многочисленных региональных сайтах.
Илья Пономарев

А вот мне кажется, что этот закон показался Илье Владимировичу необходимым не потому,

А вот почему.

Там, в общем-то, раскрывается секрет Полишинеля. О том, что инициатором создания закона о реестре сайтов была Лига безопасного интернета, придуманная Константином Малофеевым — человеком, сложным и довольно мутным образом получившим в собственность 10 процентов Ростелекома (он владеет ими через фонд Marshall Capital). Вообще-то «сложный и мутный образ» деликатно говорю я, другие говорят — «профессиональный рейдер». Однако я не возьму на себя смелость утверждать именно это, тем более, что однажды Константин Малофеев подвез меня на своем «Мерседесе» до метро ггг. Рунетки

Да и не о нем речь. Речь вот об этом интересном абзаце:

Топорность текущих методов блокировки у провайдеров рано или поздно заставить общественность заговорить о DPI – Deep Packet Inspection. Это система глубокого анализа трафика, которая анализирует, куда и зачем ходит каждый пользователь. С одной стороны, с помощью нее можно заблокировать доступ к конкретной странице, а не ко всему сайту. С другой – это фактически полная прослушка трафика пользователя и автоматизированный анализ всей его деятельности в сети.

Ростелекому выгодно банить сайты, чтобы для этого покупать оборудование DPI, которое стоит огого каких денег. Оборудование, скорее всего, покупается самим у себя, ну а дальше все очевидно.
Отсюда

Допустим, что это верная мысль. Просто допустим! Константин Малофеев, являясь одним из собственников Ростелекома, инициирует через Лигу безопасного интернета закон о создании реестра, который сам по себе не работает и вызывает скандалы (что было очевидно с самого начала всем, кроме самых тупых депутатов государственной думы(тм)), а через эти скандалы «Ростелеком» получит карт-бланш на построение специальной дорогостоящей инфраструктуры, чтобы скандалов больше не было. Вполне себе вероятная для нашей страны схема.

А кто будет строить эту инфраструктуру? Ну то есть «Ростелеком» ее закажет — а кто будет строить? Понятно, кто — крупнейший подрядчик «Ростелекома», компания «Инфра-инжиниринг.»

Совершенно случайно созданная бывшим управляющим директором Marshall Capital. И теснейшим образом связанная с «Ростелекомом».

А причем тут Илья Пономарев? — спросите вы.

А вот причем:

NewImage

Отсюда

Членом совета директоров «Инфра-инжиниринг» (опять же, совершенно случайно!) является… папа Ильи Владимировича Пономарева, Владимир Николаевич Пономарев.

Но Алексей Навальный, конечно, об этом никогда не напишет.

Ггг.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Насильственные действия беспрятственно совершаются

Депутаты Государственной Думы И.В.Лебедев, С.В.Иванов подготовили

Проект

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

О внесении изменений в статью 16 Федерального закона
«О свободе совести и о религиозных объединениях» и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

2.1 Молитвенный обряд, а также религиозные обряды, сопряженные с насильственными действиями в отношении человека или животного беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях, местах и объектах, специально предназначенных для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, а также в жилых помещениях.
Официальный сайт Государственной Думы

Это они что же — человеческие жертвоприношения легализуют штоле?!

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.