January 5th, 2013

Из жизни

мне тут написали: «Хорошая есть поговорка: пошли дурака за водкой, он одну и принесет.»

так вот бывает и хуже. в самом начале второго курса первого института, а это был сентябрь одна тыща десятьсот восемьдесят девятого года, мирэа отправился «на картошку». ну то есть собирать с грядок картошку, упущенную беззубыми советскими комбайнами, а честнее говоря — пить.
поселили нас, как водится, в пионерском лагере. под вереей. там корпуса на четыре огромные «палаты» — ну все знают. в одной такой палате разместилась наша группа, а в соседней — группа с отделения медицинской кибернетики.
надо сказать, что мирэа был институтом очень утилитарным, и девушки там если и случались — то только по призванию. потому что те, кому надо было мужа найти, шли в другие вузы. где меньше ботаников, помешанных на компьютерах.
поэтому с бабами у нас было, честно говоря, плохо. но только не на отделении медицинской кибернетики! не знаю, почему, но там учились самые красивые телки не только в мирэа, но и одни из самых красивых, встреченных мною в жизни. с одной из них мы дружим до сих пор, даже жили вместе какое-то время, она мне как сестра. а тогда были сутки до того, как я с ней познакомился. а как я с ней познакомился? правильно, посредством знакомства с группой, разместившейся в соседней палате. ну то есть жили там, понятно, одни чуваки, потому что телки жили отдельно. но мы метнулись в сельпо вереи в первый же день, закупили там портвейн три семерки в шампанских бутылках (местные называли их «бомбами») и… и если вы думаете, что знаете, что будет дальше — то вы ошибаетесь.
потому что утром того же дня, в автобусе, когда мы ехали в верею, мой одногруппник показал мне «лолиту». то есть, роман набокова, изданный на русском языке, кажется, впервые. а я был образованный юноша! я смотрел кинофильм «дорогая елена сергеевна», где про этот роман елена сергеевна говорила «гадость». и я очень хотел прочитать гадость.
после некоторых уговоров одногруппник выдал мне книжку, но только на одну ночь. читаю я очень быстро, поэтому был уверен в своих силах. при одном только условии — если не пить.
И Я НЕ ПИЛ В ЭТУ НОЧЬ!
то есть представьте себе — куча восемнадцатилетних детей, только что по-настоящему вырвавшихся от родителей (а в мирэа брали только с московской пропиской, там не было общежития, все были москвичи и жили с родителями), так вот эта вот кодла дорвавшихся до свободы и голодных до баб чуваков, пытающихся казаться круче, чем они есть. этот говеный портвейн из алюминиевых кружек, никакой закуски, а главное — ПИТЬ-то никто не умеет! в общем все убрались в говно буквально за пару часов.
А Я ЧИТАЮ РОМАН!
вот представьте себе эту «палату» — куча кроватей с панцирной сеткой, дым, кумар, бутылки, консервные банки, кружки эти алюминиевые, липкие лужи портвейна и вонючие лужи блевотины. везде валяются или ползают люди. запах холодного пепла, хуже которого в мире нет! а в углу я, на кровати, совершенно трезвый читаю роман о педофиле в надежде на «гадость». причем роман набокова, где каждое предложение надо перечитывать по несколько раз.
один человек, между прочим ныне вице-президент одной национальной нефтетрубной корпорации, заполз поперек меня и блевал в этом положении, а я НЕ ШЕЛОХНУВШИСЬ ЧИТАЛ РОМАН!
и я его дочитал. уже ближе к утру, когда вокруг лежали только недвижимые тела, а из запахов оставался только запах холодного пепла. прочитал со страшным разочарованием, потому что гадости в произведении оказалось так мало, что совершенно непонятно было, зачем я прочитал столько сложного текста.
с тех пор я ненавижу набокова.
я вышел из помещения, побродил по мерзлому двору, вернулся назад и увидел в коридоре аньку… она страшно мучалась похмельем, но мы тогда еще не умели опохмеляться, поэтому мне пришлось распушить хвост и убалтывать ее разговорами. с тех прошло двадцать три года, а я до сих пор вижу то утро как сегодняшнее.
а теперь, собственно, к началу повествования. то есть, к поговорке «пошли дурака за водкой, он одну и принесет».
Осень девяносто девятого была не такой пиздецово-голодной, как зима девяностого-девяносто первого, но купить то, что ты хочешь было уже трудно. периодически кто-нибудь из нас (сдружившихся уже двух групп) ездил в москвы и покупал там, что его просили.
и вот от нашей группы поехал один чувак, назовем его алексей. хотя мы его звали «братиша», а этимология этого прозвища столь сложна и неочевидна, что приводить я ее не решусь.
итак, мы даем братише десять рублей (для школоты поясняю, что это были десять советских рублей) и просим привезти нам блок «явы». сигарет, которые мы все курили. все, кроме братиши. братиша курил сигареты «визит». мы их не любили.
соседняя комната тоже дает братише десять рублей и тоже просит привезти им блок «явы». в обоих случаях «десятка» была единой купюрой в десять рублей. братиша берет их и уезжает в москву.
через день он возвращается и привозит два блока сигарет. в соседнюю комнату — блок «явы». в нашу комнату — блок «визита».
- братиша! — спрашиваем мы изумленно, — че за хуйня?!
и он поясняет.
- понимаете, — говорит нам братиша, — я пошел в магазин. и увидел там «яву». но у меня было собой только десять рублей. я купил блок «явы», пошел домой, взял вторую десятку, пошел в магазин — но «явы» там уже не было. пришлось брать «визит».
- — ну?! — искренне не понимали мы, — так почему «визит» нам-то?!
- да потому что! — не понимал нашего непонимания чувак, — потому что когда я пошел в магазин в первый раз, у меня была ИХ десятка! а НАША десятка в это время дома была!
эта история преследовала братишу все оставшиеся четыре с половиной курса. ее знал, кажется, весь институт. хитрожопость этого чувака (к слову — чистокровно, до боли в зубах русского чувака) вошла в легенду.
и я ее сейчас вам рассказал.

я вот вспомнил, что пачка явы стоила сорок копеек. то есть там было по ДВА блока. что, конечно, делает историюю еще смешнее.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Хроника бессмысленного безумного пиздеца

Управление ГИБДД Москвы в субботу, 5 января, подвело итоги очередного профилактического рейда «Нетрезвый водитель». Согласно пресс-релизу ведомства, с 3 по 4 января 2013 года в столице задержали 222 нетрезвых водителей, из которых 123 отказались от медицинского освидетельствования.

В ходе предыдущего рейда, проведенного с 28 по 30 декабря 2012 года, инспекторы столичного управления ГИБДД поймали 365 нарушителей. Из них от медосвитедельствования отказались 188 человек.

Один из крупнейших подобных рейдов в Москве ГИБДД провела осенью 2012 года. С 24 сентября по 1 октября инспекторы задержали 1237 нетрезвых водителей. Из них 496 отказались пройти освидетельствование.
Отсюда

Медведев когда-нибудь за это, конечно, ответит. Перед военным блядь трибуналом.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.