January 22nd, 2013

Хуй пока можно

На днях в Лас-Вегасе ведущие производители фильмов для взрослых заявили протест против нового закона округа Лос-Анджелес, предписывающего порноактерам сниматься только в презервативах.

«Если это не остановить, то по принципу домино государство будет реализовывать свои идеи и в продуктах кинокомпаний другого профиля, — заявили порнографы, — Государственное регулирование может коснуться мэйнстрима.»

То есть, производители порнофильмов опасаются, что законодатели будут предписывать не только порнографической, но и всей киноиндустрии, как именно ей снимать свои фильмы. А это — прямое нарушение первой поправки к Конституции США, гарантирующей свободу слова в стране.

А вот в нашей стране такие мелочи никого не волнуют. На днях же Государственная Дума, несмотря на отрицательный отзыв правительства, одобрила в первом чтении законопроект об ответственности за использование нецензурной брани в средствах массовой информации. Причем ответственность предусмотрена даже за цитирование произведений художественной литературы с «плохими» словами, и планы депутатов распространяются даже и на саму художественную литературу. Вот, например, что говорит один из авторов поправок, депутат Дмитрий Вяткин: «Мы сейчас не запрещаем использование обсценной лексики в произведениях художественной литературы, хотя вполне возможно, что и к этому придется рано или поздно прийти.»

То есть, они собираются диктовать писателям, как им писать свои книги. При этом ни средства массовой информации, ни писатели никаких заявлений не делают.

Между тем никакого определения «нецензурной брани» в российском законодательстве не существует. Да и само слово «нецензурная» находится в полном несоответствии с 29-й статьей Конституции, которая запрещает цензуру. А раз цензуры нет — то не может быть и ничего нецензурного.

Не может быть и никакой «ненормативной лексики», поскольку не существует лексики нормативной. Не существует никакого общего списка слов русского языка. И пять так называемых матерных корней являются такой же неотъемлемой частью русского языка, как и слова «мама» и «родина».

Причем они являются частью русского языка значительно дольше, чем слово, например, «депутат».

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.

Юлия Латынина и футбол

Юлия Леонидовна Латынина тут составила (или перепостила — я его видел вчера у Навального) список американских миллиардеров, которые все сплошь организовывают университеты, в сравнении с русскими олигархами, которые сплошь покупают футбольные клубы.

Заканчивается список уже точно припиской Латыниной:

Среди этого скопища футбольных фанатов есть исключение. Михаил Ходорковский, миллиардер, владелец ЮКОСа, спонсировал Российский государственный гуманитарный университет и основал фонд «Открытое общество». В настоящий момент Ходорковский находится в тюрьме.
Отсюда

Ну то есть любому человеку с нормальной психикой понятно, что вряд ли американские миллиардеры не покупали футбольные клубы. Точно так же как вряд ли русские олигархи не поддерживают учебные заведения.

Однако это ж надо было составлять встречный список. Но нашлись добрые люди, которые сделали это за меня. Вот:

Стэн Кронке, миллиардер, предприниматель, купил футбольный клуб «Арсенал» (именно он основной акционер, а не Усманов)
Джон Генри, миллиардер, предприниматель, купил футбольный клуб «Ливерпуль»
Рэнди Лернер, миллиардер, предприниматель, купил футбольный клуб «Астон Вилла»
Малькольм Глейзер, миллиардер, предприниматель, купил футбольный клуб «Манчестер Юнайтед»
Эллис Шот, миллиардер, предприниматель, купил футбольный клуб «Сандерленд»
Эндрю Эппелби, миллиардер, предприниматель, купил футбольный клуб «Дерби Каунти»

Это только по Англии, навскидку. Кстати, у каждого из этих парней есть еще несколько американских команд в разных видах спорта.

Неужели Латыниной приятно подставляться, влезая в тему, где она ничего не смыслит?
Отсюда

Ну а я напомню про стипендию Потанина, например. Или про премию Триумф Березовского. Прохоров поддерживает библиотеки, его сестра на его день вообще ведет какую-то колоссальную культурную деятельность. Так, не заглядывая в гугл.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Сакральная жертва

20 января в гостинице «Измайлово» состоялось четвертое заседание Координационного совета оппозиции. Через полтора часа после начала собрания Ольга Романова настояла на том, чтобы совет объявил минуту молчания.

Минутой молчания почтили память покончившего с собой 17 января в пересыльной тюрьме Роттердама Александра Долматова. Все встали.

Еще через час, во время обсуждения следующей массовой акции протеста, сразу после предложения Николая Бондарика «сжечь чучело кого-нибудь», отец арестованного члена КС Даниила Константинова Илья Константинов (которого, к слову, в КС никто не избирал) предложил провести похоронный марш, посвященный смерти Долматова. Под названием «Марш против палачей».

Так и постановили. Сбылась многолетняя мечта адептов цветных революций: русская уличная оппозиция, наконец, избрала себе сакральную жертву. Поскольку чуть менее, чем все цветные революции в мире использовали именно жертву.

Кто же такой Александр Долматов, умученный кровавым режимом Кремля в роттердамском застенке? Это сотрудник ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», имевший (по его собственным словам) допуск к государственной тайне. Член незарегистрированной партии «Другая Россия». Участник акций «Стратегии 31». 6 мая 2012 года на Болотной площади Долматов вместе с анархистами ввязался в драку с ОМОНом. Был задержан. А когда начались аресты участников беспорядков, уехал в Голландию, где попытался получить политическое убежище. Голландцы в предоставлении убежища Долматову отказали и стали готовить его депортацию. 13 января Александр вскрыл себе вены, но его спасли. 17 января он повесился, оставив многостраничную записку со словами «Я не хочу возвращаться предателем».

Уже этой сухой фактуры хватает, чтобы предположить: Александр Долматов был эмоционально неустойчивым человеком. А уж если почитать его интервью, то это предположение переходит в уверенность. Ну вот, например: «Понимая, что спецслужбы могут следить за моими передвижениями по включенному телефону, я стал из него вынимать аккумулятор. И я стал наблюдать такую вещь, я просто вставляю в телефон аккумулятор, не нажимая на кнопку включить, но он включается сам по себе. Сначала я не понял, в чем штука, потом я проконсультировался, сотрудники спецслужб мне телефон перепрошили, чтобы он сам включался. Причем это можно сделать даже дистанционно по радиолинии.»

Спустя буквально день после самоубийства Александра стало известно, что его перевод в депортационный центр был результатом ошибки — адвокат Долматова подал апелляцию на отказ в предоставлении убежища, а это продлевало срок легального нахождения оппозиционера в Голландии на несколько месяцев. Полиция же этого просто не знала, адвокату о переводе не доложили и он не позвонил куда надо. В числе прочего адвокат сказал, что в последний раз встречался с Долматовым в ноябре. То есть, бардак в Голландии царит едва ли не больший, чем у нас с вами. А человек в результате этого бардака покончил с собой.

Соратниками Долматова высказывается также версия о том, что его довели до самоубийства допросами представители НАТО, желавшие узнать какие-нибудь секреты российских тактических вооружений. И именно поэтому он не хотел «возвращаться предателем».

Всё это в целом очень хорошо сочетается между собой и приводит к очевидному выводу: Александр Долматов не смог пережить какую-то фрустрацию. Не справился с ней психологически. В то время, как подавляющее большинство людей с ними справляются.

Конечно, всё это не умаляет трагедию. Человек умер, и лично мне меньше всего хотелось бы плясать на его костях. А вот у Координационный совет такой малодушной рефлексии никак не подвержен. И готов поднять на щит человека, который погиб во многом от того, что вовремя не получил консультацию психиатра.

И ладно бы просто пронести его на щите. Но еще и объявить палачами (то есть — убийцами Александра Долматова) тех, кто не имеет ни малейшего отношения ни к психическому состоянию погибшего, ни к его побегу, ни, тем более, к основной причине, побудившей его покончить с собой. А именно — к решению голландских властей о депортации. И если это не совершенно бесстыдный цинизм, то тогда объясните мне — что это.

Говорят, что самоубийц не поминают. Смерть — старуха серьезная, и если уж ты ее настойчиво вызываешь, то просто так она не приходит. Самоубийца сам выбирает свой путь, и никакого божьего промысла в этом нет. Однако большинство людей не хотят умирать. Как не хотела умирать, например, Ирина Кабанова — жена участника всех предыдущих «маршей» уличной оппозиции Алексея Кабанова. То есть, если Алексей Кабанов участвовал в предыдущих маршах — то, значит, в следующем марше вполне может участвовать какой-нибудь такой же Алексей Кабанов. Он промарширует «против палачей», а потом придет домой, задушит жену проводом и расчленит ее в ванной, пока будут спать дети.

Но Координационный совет оппозиции не почтит эту жертву минутой молчания. Не встанет. Как не почтил он Ирину Кабанову и не встал за нее.

Наверное потому, что она не была другоросс.

И ей не хватило сакральности.
ВЗГЛЯД

Запись опубликована <kononenko/>. You can comment here or there.