March 3rd, 2013

Обзор основных событий

Оригинал взят у fivep2012 в Обзор основных событий
Крайняя нужда и долгие мытарства заставили нас кричать о помощи.
Мы, обычные люди, которые жили своими семьями, строили вместе с батюшкой храм, короче, пытались быть христианами. Как-то все просто было: стены росли, началась служба, появилась лавка, община возрастала. Батюшка наш иерей Константин Качур молодой, энергичный, основал общину, смог многолетний разрушающийся долгострой превратить в храм. Храм построили на народные деньги, не имея ни спонсоров, ни крупных благотворителей. Открылась новая большая воскресная школа, стала выходить своя газета. Впервые в нашем городе начала служиться ежедневно литургия, а по воскресным дням - две литургии. Образовалось общество трезвости. Исправительная колония окормлялась. В отдаленных деревнях стали служить. Приход активно занимался благотворительностью.


Крестный ход 2010

Collapse )
Так бы, наверное, и жили, и дальше развивались, но есть у нашего батюшки родственник, молодой иподиакон Виталий, который с пяти лет служил при правящем архиерее и который, когда вырос, показался владыке Питириму лакомым кусочком, и стал епископ домогаться молодого человека. Парень отверг бесстыдника.
Collapse )

Епископ сначала подверг диакона и его супругу травле, обвинил в блуде...
Collapse )

... затем отправил непокорного в ссылку в Печору к о.Константину и приказал тому, естественно, не называя истинную причину своего гнева, нанять крепких парней, чтобы намяли парню бока, а затем в психушку пристроить для пущей сговорчивости. Батюшка отказался подчиниться такому абсурдному приказу, не взял греха на душу.
Для начала пришли указы о снятии с должности настоятеля нашего батюшки и о запрете на служение одного и второго.
Collapse )

Конечно, народ потрясли эти непонятные указы, и группа верующих из нашей общины отправилась в Сыктывкар на поклон к Владыке. Он не счел нужным даже принять смущенных людей, а лишь передал через своего секретаря (после пятичасового стояния людей в коридоре епархиального управления), чтобы те убирались по-добру, по-здорову, а кто еще осмелится делегироваться – получит тысячу поклонов в наказание.
Collapse )

Затем приехали из епархии опричники, и началось, в прямом смысле слова, разграбление.
Collapse )

Первым делом закрыли трапезную, где любой бездомный или просто голодный мог быть накормленным. Потом взломали двери в воскресной школе, поменяли замки и детей до занятий уже не допустили. На месте единственного в городе приходского храма Владыка повелел основать монашеский скит. «Келии» устроили в воскресной школе.
Collapse )
Collapse )
Collapse )

Затем началась травля тех, кто встал на защиту батюшек. Люди поливались грязью священнослужителями с амвона в виде проповеди, отлучались от Причастия, как взрослые, так и младенцы, перед ними убирали крест и не позволяли приложиться, их не пускали в храм, писали на них в прокуратуру, вызывали милицию.
Collapse )
Collapse )

Один из живших при храме бездомных рабочих, которых выгнали новые руководители, умер от переохлаждения прямо у стен храма.
Collapse )

Есть еще один священник, служивший в данном храме, это 70-ти летний отец нашего батюшки иерей Иоанн Качур, которого не рискнули запретить, боясь быть уличенными в гонении на отдельно взятое семейство. Придумали они хитро, отправив старика на голый фундамент в отдаленную деревню, назначив указом настоятелем, и приказали строить храм.
Collapse )

Да только опять промашка вышла, храм начал строиться силами и энтузиазмом батюшки и общины, да молитвами нового настоятеля. Епископ начал через какие-то свои связи присылать в деревню госорганы, дабы признали стройку незаконной и закрыли.
Collapse )

Благочинный просил главу поселка сломать строящийся храм. По воле Божией стройку не закрыли. Владыка наш храм назвал «памятником фашистскому танку». Только напрасно он так – есть уже и крест на куполе, иконостас начали делать, снаружи облицовочные работы идут.
Collapse )

Мы, желая смиренно исполнять закон, призвали благочинного, дабы зафиксировал факт существования общины. Благочинный со свитой приехал через несколько месяцев, устроили истерию, стыдили бабушек за неподчинение правящему архиерею, три часа читали устав, потом объявили собрание сорванным и удалились. Тех, кто стоял в первых рядах, потом судили епархиальным судом, без участия обвиняемых, и выслали решения об отлучении от Причастия кого на месяц, кого на три.
За все это время, а длится весь этот ужас уже два года, некоторые люди не выдержали и отошли от Церкви. За помощью в Патриархию обращались не раз, увезли и отослали туда тонну бумаг. Наш приход и вся приходская деятельность полностью разрушена.
В ноябре 2012 года священники, которые служат теперь в храме, откуда нас выгнали, по указке епископа (к сожалению, сами они трусливы и бесхребетны), потребовали, чтобы мы объявили себя другой(!) церковью, что для нас совершенно дико и неприемлемо.
Иного выхода, кроме как предать всю эту историю огласке, у нас нет.