May 14th, 2013

Спорт-деньги-товар

Социальная мощь нашего государства не знает границ. Бесплатное образование, бесплатная медицина, совершенно бесплатная хорошая погода на майские праздники. Но тем, кто о нас думает, и этого мало. Член Комитета Государственной Думы по охране здоровья Александр Прокопьев предлагает создать в России сеть государственных, внимание, фитнес-клубов. Парламентарий считает, что существующие в России цены на фитнес доступны немногим. При этом участники рынка падать ниже своих 30-45 тысяч рублей за годовую клубную карту не могут, иначе у них не будет денег на развитие бизнеса. А вот если бы существовал такой вот Росфитнес с социальными льготами, то спортом занялись бы гораздо больше тех русских людей, которые сейчас тратят свое свободное время на пиво. По мнению депутата, социальная цена на такой государственный фитнесс могла бы составить 12-18 тысяч рублей.

Ну что же, только этого нашему бюджету и не хватало. Конечно приятно, что о социально незащищенных слоях населения беспокоится депутат, в предвыборной декларации которого указаны дом площадью в тысячу метров, пять квартир и годовой доход в 235 миллионов рублей. Но меня совершенно иной аспект проблемы интересует.

Дело в том, что занятия спортом и клубная карта фитнесс-клуба — это несколько разные вещи. И если человек хочет заниматься спортом — ему для этого не нужна клубная карта. Ему кроссовки нужны и турник во дворе. А клубная карта фитнесс-клуба является ценностью для определенной категории людей вовсе не потому, что она дает доступ в спортзал. А именно потому, что она довольно дорого стоит. И тем самым обозначает принадлежность своего владельца к некоему социальному кругу. Ласкает его эго, если угодно.

Поэтому будь я членом Комитета по охране здоровья, я бы предложил совсем другую программу. Полностью противоположную по содержанию. Я бы не брал деньги с населения за занятия спортом, а наоборот — платил бы их населению. Пробежал пять километров — получи пятьсот рублей. Отжался пять раз — получи пятьдесят. Подтянулся на турнике, покачал пресс на скамейке — получи пару сотен.

И вот увидите — за гораздо меньшие деньги, чем предлагается потратить на государственный фитнес, вместо одного пива русский человек сначала будет заниматься спортом, а только потом уже заработанным пивом.

И здоровье нации сразу улучшится.

Запись опубликована . You can comment here or there.

Как всё было

Я вчера на Дожде в гостевой увидел номер журнала Большой город с большим материалом про 6 мая 2012-го года.

И там уйма интереснейших свидетельств.

Вот например:

Алексей Навальный
основатель Фонда борьбы с коррупцией
«Власти изначально планировали сорвать митинг. Вопрос в том, планировали ли они уже тогда привлечь к суду людей за организацию беспорядков. До последнего времени ответа на этот вопрос не было. Но после признательных показаний Лебедева и не до конца подтвержденных мнений, что запись с Таргамадзе была провокацией, очень сильно стало похоже, что план был именно таким — спровоцировать беспорядки на Болотной, потом вбросить запись в «Анатомию протеста» и ломать комедию с грузинами, финансирующими все это дело».

Навальный говорит, что это власти планировали сорвать митинг. Ну и совсем уже унылая попытка выдать запись с Торгамадзе за провокацию.

А вот что говорит Яшин:

Илья Яшин
активист «Солидарности»
«Сидячая забастовка или что-то вроде «Оккупай Абай» были одним из вариантов, который до митинга обсуждался рядом ключевых активистов протестного движения. Да, я был сторонником этого сценария».

А вот что дальше говорит Навальный — ЗАЧЕМ была устроена сидячая забастовка:

Алексей Навальный
основатель Фонда борьбы с коррупцией
«Мы сели на асфальт, чтобы люди не двигались вперед. Это было единственно возможное решение: когда колонны зашли на Малый Каменный мост, стало ясно, что сквер на площади полностью перекрыт, то есть для митинга вместо Болотной площади нам оставили узкую полоску проезжей части. Туда бы все не поместились, более того, даже проход туда сузили до 4 метров. Мы поняли, что это полностью противоречит нашей предварительной договоренности с властями, а раз так, то зачем было тратить месяц на бесконечные бодания с мэрией, переговоры? Сесть на асфальт в той ситуации было самым правильным».

То есть они сели именно для того, чтобы создать пробку. Идущие следом остановилист перед сидящими, но идущие следом-следом не знали, почему стоят впереди идущие и напирали. Это вылилось в давку и в прорыв этой давки вбок, через оцепление.

Но самое интересное дальше.

Из явки с повинной Леонида Развозжаева, от которой он потом отказался: «Осознав, что акция теряет протестный накал, я принял решение об организации прорыва полицейского оцепления. Эту идею непосредственно на мероприятии мне подсказал Илья Пономарев. < …> Я подошел к Борису Кагарлицкому (социолог, левый публицист. — БГ), обладающему авторитетом в среде левых и анархистских организаций. С ним мы подошли к колонне анархистов, возглавляемой Филиппом Гальцовым (антифашист и активист Российского социалистического движения (РСД), запросивший зимой 2013 года политическое убежище на Украине. — БГ). По моей инициативе мы направились к полицейскому оцеплению в целях его прорыва».

Вот что говорит Пономарев:

Илья Пономарев
депутат Госдумы от «Справедливой России»
Не стоит рассматривать всерьез явку с повинной Леонида Развозжаева — она была написана под диктовку следователя. Где был Леня на митинге, я точно знаю: он шел сзади.

Но вот что тут же говорит некий анархист, которого опрашивает не следователь СК, а журналист Большого города:

Никита В.
анархист и антифашист
«Я был одним из тех, кто шел впереди колонны, она постоянно останавливалась, иногда стояла очень долго, делать было совершенно нечего, было жарко, все задолбались. И когда мы в очередной раз на подходе к мосту остановились, никого это не удивило. Стоим, лозунги какие-то орем, курим.

Через некоторое время к нам подбежал Филиппок Гальцов, который очень сумбурно начал объяснять, что есть вариант пройти вперед: сейчас, возможно, будет какой-то замес. Он сам об этом только что услышал и ничего не понимал. Фил куда-то метнулся, привел с собой Развозжаева и Кагарлицкого. Дальше разговор уже вели они. Кагарлицкий сказал, что там сидят люди, — возможно, будет нужна наша помощь. Развозжаев сказал, что сейчас будет прорыв. Мы растерялись немножко, потом посовещались и сказали, что да, о’кей, давайте.

Развозжаев и Кагарлицкий все это время торопили нас: «Ребята, там уже вот-вот все начнется, скорей-скорей».

Понимаете? Этот анархист-антифашист ПОЛНОСТЬЮ подтверждает то, что Развозжаев написал в своей явке с повинной (написанной, по словам Пономарева, со слов следователя).

Дальше Яшин:

Илья Яшин
«Мы вышли на мостик и увидели оцепление: полицейские оставили слишком маленький проход на площадь, бутылочное горлышко. Тогда мы приняли решение устроить сидячую забастовку, поскольку оцепление сквера расценили как саботаж. Геннадий Гудков вел с ментами переговоры. Когда менты согласились на наши условия и мы начали вставать, я увидел, как в полицейских полетели дымовые шашки, а какие-то люди в масках начали драку. Что это за люди, я до сих пор не знаю. Одни считают, что это были анархисты, другие — что националисты. Но я убежден: среди людей, начавших драку, были провокаторы в капюшонах и масках.

Ну, во-первых, он тут лжет, что они «приняли решение устроить сидячую забастовку» именно в этот момент, поскольку он же раньше говорит (и другие подтверждают) что сидение готовилось заранее. Но интересный момент (подтверждаемый и другими показаниями в этом материале) — Гудков практически договорился, что сидящие встанут, а менты передвинут цепь. И тут произошел прорыв.

Понимаете? Развозжаев, понимая, что сейчас все встанут и разойдутся, и заказчику будет нечего предъявить, тут же потащил анархистов на прорыв. Яшин смешно говорит: «что это за люди я не знаю, но убежден».

И вот напоследок слова одного из полицейских. Можете им, конечно, не верить — но ведь всё сказанное выше их подтверждает:

Владимир Синякин
лейтенант, 2-й батальон, 3-я рота, ОМОН ЦСН ГУ МВД, признан потерпевшим по делу о беспорядках на митинге 6 мая на Болотной площади
«Мы на площадь приехали в 13.00. Нам первым делом сказали, что, если будет прорыв заграждения, надо сразу осуществлять задержания. Я стоял в цепи на повороте между Малым Каменным мостом и Болотной площадью. До прорыва люди стояли на мосту и кричали: «Мы никуда не уйдем! Остаемся здесь! Идем на Кремль!» Как только голова колонны подошла к Болотной, тут же активисты сели на асфальт, и, поскольку информации нормальной не было, люди в хвосте, на Якиманке, шли вперед, ничего не зная, и давили на тех, кто впереди. Образовалась пробка, из-за нее народ начал давить на нас, и под натиском нашу цепочку прорвали в 18.00. Мы попытались восстановить строй и маленько стали пробивать народ, рассекать на две части. Там было много пенсионеров: был старичок один, он бил меня по ногам и спине зонтом. Как мы толпу оттеснили, в меня из толпы прилетела бутылка. Потом кто-то перцовым газом из баллончика прыснул, чтобы мы, бойцы, расступились. Потом с меня сорвали шлем и куском асфальта попали в голову — хорошо, у нас асфальт плохого качества».

В общем, большое спасибо журналу Большой город за этот материал, который проясняет куда как больше, чем «доклад независимой комиссии».

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Люди у ног

На волне успеха переписки Кашина и Лимонова, а также после невероятного по открытости и свежести письма Марии Бароновой я понял, что не в силах просто так стоять в стороне. Я тоже должен открыться. Совершить, так сказать, каминг аут.

Да, понимаю, вы ждете долгожданного признания в том, что и меня Эдуард Вениаминович Лимонов КОЕ-ЧЕМУ научил. Ведь, по всеобщему мнению, я постоянно делаю ЭТО, причем умею это делать ХОРОШО.

Однако хороший Учитель тем и отличается от плохого, что он дает каждому из своих учеников именно, что конкретному ученику надо. Кто-то учится без стеснения сосать мужской член. Кто-то — захватывать приемную Администрации Президента. А кто-то, и я понял это только сейчас, учится ничему. Прошу перечитать и понять это правильно: не «ничему не учится», а именно что «учится НИЧЕМУ».

Дело в том, что я никогда в жизни не читал книг Эдуарда Лимонова. Ни одной. Хотя и знал о его существовании задолго до его возвращения из эмиграции. Сначала как-то не получалось, а потом уже и не хотелось. Без надобности как-то было.

Зато я точно помню, что считал Лимонова полным придурком, поскольку он по возвращении в Россию объявил какую-то, прости Господи, «большевистскую» (!) партию, да еще и втянул туда (как мне казалось) абсолютного с моей точки зрения гения Сергея Курехина.

Вот этот вот чудовищный диссонанс «большевики плюс Курехин» как-то быстро сделал Лимонова психом в моих восторженно открытых (как у Маши Бароновой) глазах. И, как показало дальнейшее, я вовсе не ошибался.

Потому что всё, что делали нацболы за всю свою историю, было совершеннейшим идиотизмом. Все эти бункеры, символика, шизофреническая газета, телки, телки, телки, пахнущие дымом и пылью хмурые парни, садящиеся в тюрьму за невероятно глупые и никому не нужные акции — вот это всё. Всё это могли делать только полные придурки, учителем которых был Самый Полный Придурок.

И вот теперь, прочитав письмо Маши Бароновой, я вдруг понял, в чем разница между родившимися в семидесятых и родившимися в восьмидесятых.

Раньше я думал, что всё дело в возрасте. В нём тоже, конечно, но и не только.

Просто родившиеся в восьмидесятых не имеют иммунитета от большевизма. Они не учили торжественного обещания пионера и списка орденов комсомола с годами вручения. Они просто не понимают, что бункер — это ужасно. Что эстетика нацболов отвратительна. Что вообще всё, хотя бы частично военизированное на вид — это чудовищно. Хиппи в камуфляже и берцах — это хуже, чем гей-парад. И захват административного кабинета с дымовыми шашками и простыней из окна — это такая пошлятина, что о ней даже говорить стыдно. «Не забудем, не простим…» Тьфу!

А для тех, кто в год рождения Маши Бароновой уже был пионером, всё это было вполне очевидно. И я никак не могу представить себе человека, который после комсомольского собрания отправился бы в какой-нибудь бункер на другое комсомольское собрание.

Эта разница фундаментальна. Именно поэтому Лимонов как Учитель научил людей вокруг себя противоположно разным вещам. Для Курехина весь этот проект был чистым искусством. Для меня и моего круга общения начала девяностых он был одним из высших проявлений идиотии (наряду с торговавшими антисемитской литературой возле музея Ленина бабушками). А для тех, кто никогда не сдавал ленинского зачета (интересно, кто-нибудь из них знает вообще что это?), он стал захватывающей романтической игрой. Те, кто не успел поиграть в игру «Зарница» при Советах, стали играть в нее после Советов.

И лично я ничего хорошего в этом не вижу. Поскольку я и подобные мне, кого Лимонов научил НИЧЕМУ, уже не пассионарны. А те, кто подобно Кашину и Бароновой, считают Лимонова Пастырем — они, к сожалению, на пике пассионарности.

Конечно, их тоже по больше части исправят семья, дети и возраст. Но не всех и не до конца.

«Нам выпала великая честь жить в перемену времен» — сказал Борис Борисович Гребенщиков. И это действительно захватывающе интересно — до сих пор, через двадцать с лишним лет после слома осознавать, что этот слом принес в общество. Как он причудливо сместил и перемешал судьбы людей с довольно смешной разницей в возрасте — всего в десять лет.

А также роль тех, кто под шум этого ледохода элегантно разводил наивных homo soveticus как лохов.

Конечно, сейчас Эдуард Вениаминович переменился. Его риторика стала право-консервативной, от его большевизма нет и следа, да и вместо бункера он теперь предпочитает трахать агентш ФСБ на оперативных квартирах.

Но каким бы мудрым старцем он ни казался сейчас на фоне Болотной, каким бы непобежденным Че Геварой он ни казался Кашину и Бароновой — ничто не снимет с него ответственности за то, кого и чему он смог научить.

Нет, лично я счастлив, что Лимонов, будучи в моих глазах полным придурком, научил меня НИЧЕМУ. Я рад, что в силу обстоятельств не смог очароваться его романами, которые, как говорят, неплохи.

Однако то «поколение отличных молодых людей», которое, по словам Маши Бароновой, лежит сейчас у ног Эдуарда Лимонова — на его совести.

И у него еще есть шанс вправить этим идиотам мозги.
ВЗГЛЯД

Запись опубликована . You can comment here or there.

Обращение-2.

Я прошу прийти 22-го мая на показ моего фильма « Мама, я убью тебя». Зачем?

Обращение к людям в 3 частях

ЧАСТЬ 2. Фильм мы снимали год и столько же монтировали, перемонтировали, переписывали, красили. Мы видели, как взрослеют наши герои, превращаясь из мальчишек и девчонок в парней и девушек, как меняются времена года за забором интерната.

Я снимаю трилогию о сиротах, поэтому когда первый фильм был готов, мы, все участники проекта, договорились кино никому не показывать и не вывешивать в интернет, потому что если бы фильм увидели работники интернатов, они могли передать друг другу по сарафанному радио, что, мол, есть съемочная группа, которая вот такое вот снимает, мол, не пущать, двери закрыть и т.д. Так что был велик риск, что после обнародования первого фильма, можно уже было забыть про съемки второго и третьего. Среди тех, кто согласился финансировать мою идею был благотворительный фонд. В фонде очень гордились нашим фильмом, поэтому все же раздавали диски на своих благотворительных вечерах.  И вот на одном таком вечере диск дали Чулпан Хаматовой. И в свободный час Чулпан его посмотрела. И почувствовала сильное желание что-то немедленно предпринять. Но сначала сказала себе, что у нее у самой есть свое большое хорошее дело, и что она себе давала слово не включаться больше в другие.  И все-таки она не удержалась. Чулпан позвонила в Белый Дом и попросила связать ее с вице-премьером, отвечающим за сирот, Ольгой Голодец.

-       Ольга Юрьевна,- сказала она,- я вас ни о чем не просила, а сейчас прошу. Посмотрите этот фильм.

И отправила диск с фильмом в Дом правительства.  И вице-премьер включила кино и села смотреть. Это было в четверг.

В понедельник мне позвонил директор интерната. Звонок меня удивил. Надо понимать, что уже больше года мы с ним не разговаривали.
-       Ну спасибо,- сказал он.
-       В каком смысле?- говорю.
-       Посмотрел твой фильм. Интересный.
-       Как посмотрели? Где?
-       Начальство мое мне передало.
Потом директор еще сказал пару неприятных предложений, но, как опытный человек, мата в речи не допускал.
Так, думаю, надо же мне узнать, что с фильмом происходит.

В приемной у Ольги Голодец большой телевизор.
-       Вот там сядете,- сказала она министрам,- и кино посмотрите в обязательном порядке. Или закачайте в айпэды,  я проверю.
Думаю, до этого дело все же не дошло. Вице-премьер Ольга Юрьевна чем-то напоминала моего проректора и вообще на мой взгляд больше походила на  научного работника, чем чиновника.
-       Это средневековье,- сказала она. - Это средневековье отправлять детей в наказание в психиатрические больницы. Так не должно быть.
В ее голосе звучало явное возмущение. Мы с ребятами из благотворительного фонда, с которыми пришли в Белый дом, переглянулись. В наших взглядах был один и от же вопрос - неужели она об этом не знала?

- И еще нужно отделить педагогическую запущенность от психиатрических диагнозов,- продолжала Голодец. - Вот Сашка же какой толковый мальчик!( это герой фильма). У него же явно просто отставание, он же сам говорит в фильме, что мать пила и им не занималась.
- Еще,- решительно сказала вице-премьер,- очень нужно привлечь молодых, недеформированных системой специалистов, к работе с детьми.  Кстати, я туда поеду в субботу
- Куда?- говорю
- В ваш интернат…

(продолжение следует)

Я прошу прийти 22-го мая на показ моего фильма « Мама, я убью тебя». Обращение к людям-1.

Оригинал взят у p0grebizhskaya в Я прошу прийти 22-го мая на показ моего фильма « Мама, я убью тебя». Обращение к людям-1.

Я прошу прийти 22-го мая на показ моего фильма « Мама, я убью тебя». Зачем?

Обращение к людям в 3 частях

Часть 1. История фильма началась 4 года назад, когда моя подруга Маша позвала меня поехать вместе с волонтерами в детский дом.  У меня тогда была в жизни, особенно личной, довольно неудачная полоса и Маша, как друг, сказала: давай-ка, развеешься и доброе дело сделаешь, споешь там ребятам. Дети и сами здорово спели хором. Одним словом, в интернате был радушный прием, всех волонтеров потом покормили в интернатской столовой и дали в дорогу вкуснейшие пирожки. Волонтеров в интернате называли словом «спонсоры». И это было понятно, поскольку эта была группа добровольцев-банковских работников. И банк что-то все время покупал интернату, да и сами волонтеры постоянно детям дарили прикольные игрушки. Интернатское начальство все же просило детей особенно не баловать и дорогим не задаривать. К моменту моего приезда дружба у банкиров с интернатом длилась уже несколько лет.

Постепенно мне становилось понятно, что многое в интернате не то, чем кажется.  Время от времени дети из интерната куда-то пропадали и на вопросы: « А где Леха? Где Настя? Где Сашка?» ответы были какие-то мутные. И выяснилось, что детей в наказание отправляют в психушки, где их кормят тяжелыми препаратами, и они больше не досаждают взрослым. Еще оказалось, что все здешние веселые и смышленые ребятишки считаются умственно отсталыми, олигофренами, и что взрослые убеждены, что все эти дети рождены, чтобы стать малярами, рабочими и швеями. Мне все сильнее хотелось в этом разобраться.  Почему никто не замечает эти странности и почему никто с этим ничего не делает?

(продолжение следует)

Доля Козлевича или Эх, прокачу!

- А Козлевичу? — спросил Балаганов, в гневе закрывая глаза.</p>

- За что же Козлевичу? — завизжал Паниковский, — Это грабеж! Кто такой Козлевич, чтобы с ним делиться? Я не знаю никакого Козлевича.

Илья Ильф и Евгений Петров. Золотой теленок

Балаганов, не ссы никого! У нас есть и Козлевичу!

РАЗ:

Золотистый Ламборгини, припаркованный на стоянке администрации КО, не принадлежит мне. Просто покататься дали.
Алексей Навальный, 15 июля 2009 года

ДВА:

Я сам, как только появлялась возможность, сразу менял машину на более дорогую — вперед к манящему «представительскому классу».
Алексей Навальный, 28 июня 2011-го года

ТРИ:

39608881
Алексей Навальный возле Infiniti M35x c V-образным 6-цилиндровыми двигателем мощностью 307 л.с. — пост от 4 января 2012-го года

ЧЕТЫРЕ:

Самсонова: — Ты готов прямо сейчас рассказать про свои машины, дачи, загородные дома?

Навальный: — У меня нет машины, машина есть только у моей жены.

Самсонова: — Какая?

Навальный: — Белый Ford.
Алексей Навальный — Антонине Самсоновой 27 декабря 2012-го года

ПЯТЬ:

Следственный комитет арестовал машины мои ВАЗ-2112 и Hyundai Elantra
Алексей Навальный 14 мая 2013-го года

То есть, поднимается Адам Казимирович! Не подкачал!

Не знаю, как вы — а я рад.

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.

Сердце и печень

Командир повстанческой «Бригады Омара аль-Фарука» Абу Саккар снялся в видеоролике, вызвавшем широкое осуждение со стороны различных международных организаций. Как сообщает The Foreign Policy, на записи видно, как Абу Саккар вырезает из поверженного солдата правительственной армии сердце и печень, а потом поедает их.

Свои действия повстанец комментирует следующим образом: «Клянусь Аллахом, мы выдерем из вас ваши сердца и съедим их. Вы — псы! Аллах велик!». При этом он советует своим соратникам, сражающимся против правительственных войск в Хомсе, последовать его примеру и поедать сердца и печени врагов.
Отсюда

Запись опубликована Идiотъ. You can comment here or there.