September 24th, 2013

Вода вода кругом вода

Главная тема этой осени, конечно, вода. Наводнение на Дальнем Востоке. Наводнения в Мексике и США. Бесконечные дожди в Москве. Вода льется с неба, она течет по дорогам, ей пропитано всё вокруг. И в такой обстановке люди, разумеется, не могут ни о чем другом думать. Они думают лишь о воде.

Например, правительство приняло постановление «Об утверждении Правил осуществления контроля состава и свойств сточных вод». Согласно этим правилам, в будущем планируется привязать оплату за водоотведение к объему отведенной воды. То есть, к счетчикам водопроводной воды у нас прибавятся счетчики воды, спущенной в канализацию. Пока, правда, на уровне дома, а не в каждой квартире, но ведь лиха беда начало. Вода-то продолжает течь, а чиновники продолжают думать о ней.

Вот, например, что они надумали в Казани. Там решили обязать предприятия и организации платить за воду, которая стекает в городскую ливневую канализацию. То есть, натурально ввели налог на дождь — ведь ливневая канализация находится в ведении города, а дождь идет сам по себе. И вот теперь за каждый кубометр прошешего дождя юридические лица будут платить по 2 рубля 8 копеек. По статистике в Казани в год выпадает девять миллионов кубометров дождя. Это получается около двадцати миллионов рублей в год. На эти деньги городская администрация собирается привести ливневку в порядок, чтобы город перестало затапливать. Казань, напомню — шестой по размеру город России. Бюджет — 18 миллиардов рублей. Среди которых не нашлось двадцати миллионов на починку ливневой канализации.

Но больше всего о воде задумались в Русском географическом обществе. Там решили рассчитать общую стоимости, внимание, воды в озере Байкал. По тридцать копеек за литр. Раньше Байкал называли бесценной жемчужиной. Теперь она не бесценна, у нее есть цена: семь квадриллионов рублей. Квадриллион, если кто не знает — это миллион миллиардов. То есть, если продать Байкал по 30 копеек за литр, то на каждого жителя России пришлось бы приблизительно по 50 миллионов рублей. А если не раздавать, а пустить всё на, как говорится, образование и медицину, то на эти деньги Россия про нынешнем объеме бюджета прожила бы больше пятисот тысяч лет.

И это не считая той воды, что льется с неба всю эту осень.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Чувство стыда

Осужденная на 2 года лишения свободы участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова объявила голодовку и написала заявление в Следственный комитет. Она обвинила начальника колонии в том, что он угрожал ей убийством, а также описала условия, в которых живут и трудятся заключенные ИК-14 в мордовском поселке Парца.

Надежде Толоконниковой осталось сидеть меньше полугода, ее срок заканчивается 3 марта. Можно относиться к этой девушке как угодно (лично я считаю, что в деле Pussy Riot не было состава преступления по статье 213 УК РФ), но вряд ли кто-нибудь станет отрицать, что она показала себя сильным и мало чего боящимся человеком. Тем удивительнее, что этот сильный человек за 160 дней до окончания срока вдруг так откровенно лезет в бутылку.

Для того, чтобы понять причины такого поступка, достаточно прочитать письмо Толоконниковой. Это письмо не про нее лично. Эпизод с якобы угрозами жизни в нем совсем незначительный и, честно говоря, не такой уж и убедительный. Да и вообще из письма следует, что начальство колонии относится к своей известной на весь мир заключенной осторожно и с пониманием всех возможных проблем. Но только к ней, а не к остальным.

Для остальных же в колонии царит дикий ад. Работа с 7.30 до 0.30. На сон 4 часа. Выходной раз в полтора месяца. Работа по воскресеньям. Заключенных держат на улице до обморожений, им запрещают ходить в туалет (!), запрещают есть собственную еду, а лагерную еду как будто специально готовят из испорченных продуктов. Бригада заключенных шьет костюмы для полицейских, причем норма выработки без предупреждений может быть поднята со 100 до 150 костюмов в день. При этом никаких условий для выполнения этих норм нет — заключенных никто не учит шить, новенькие не справляются, в наказание их заставляют шить голыми (!), оборудование постоянно ломается, его никто не ремонтирует, а за невыполнение нормы снова следуют наказания, причем для всей бригады целиком. Это порождает среди заключенных страх ответственности перед другими заключенными, ведь женщины сатанеют гораздо быстрее мужчин, и уровень жестокости в женских колониях наверняка запредельный. В письме есть и избиение до смерти, и удар ножницами в голову из-за вовремя не отданных брюк, и попытка самоубийства полотном от ножовки. А этот страх, всепоглощающий страх всех перед всеми, в свою очередь, не дает информации о происходящем в колонии вырваться наружу — все жалобы в администрацию возвращаются наказаниями для бригады, а Общественную наблюдательную комиссию в Мордовии возглавляет бывший заместитель начальника УФСИН. Который и заявляет, что рабочий день в колонии заканчивается не позднее 16.30.

Во все это трудно поверить. Вот в то, что все это происходит сейчас, в 2013-м году в стране с 5-м в мире уровнем ВВП. Многие и не верят. А я — верю. Верю вот по этой детали: «На полную замену оборудования лагерю несколько раз выделяли деньги. Однако начальство лишь перекрашивало швейные машины руками осужденных». Выдумать такое невозможно. Поверьте мне, я не одну книгу прозы опубликовал. Выдумать невозможно — а поверить легко. Нельзя не поверить.

Точно так же я, конечно же, верю и остальному написанному — ведь не начальству же колонии верить!

Но еще больше, чем вся эта описанная в письме Толоконниковой (которое каждый желающий без труда найдет в интернете) преисподняя меня поразила реакция людей на это письмо.

«Выступать против системы и закона, а потом взывать к соблюдению закона???» «Так в этом и заключается наказание. В лишении свободы. В несвободе. Принуждение. Дрессировка животного-человека, который должен потом вздрагивать и писаться. А как ещё?» «Каждый выбирает себе судьбу сам и во время боя выскакивать из окопа и кричать противнику на другой стороне — что вы делаете, не стеляйте, здесь же люди, по крайней мере, нелепо».

Это сказано русскими людьми, причем не какими-то полоумными люмпенами, а написано на Фейсбуке людьми как минимум с высшим образованием и высокооплачиваемыми профессиями. Признаюсь, мне очень редко бывает стыдно за то, что я — русский. А вот когда я читал комментарии к письму Толоконниковой — мне было стыдно. Не за державу обидно, а за страну.

Ведь даже если принять во внимание, что у многих личная неприязнь к автору письма и к тому, что она делает — но ведь это письмо, еще раз повторю, не про нее. Это письмо про то, что прямо сейчас там сотни наших женщин подвергаются совершенно невозможным пыткам и унижению. И пока наши образованные и успешные мужчины пишут, что этим падшим женщинам поделом, и что маловато будет, и что надо еще — пока мужчины всё это пишут, одна 23-летняя заключенная встает вместо всех этих мужчин и вызывает огонь на себя.

Именно в этом и состоит ответ на вопрос, зачем эта упертая и все время ищущая неприятности на свою прекрасную задницу девушка за 160 дней до окончания срока вдруг так откровенно лезет в бутылку.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.