October 2nd, 2013

Опытный путь

Месяц назад на YouTube миллионы просмотров собирал ролик про стюардессу, которая пытается объяснить пассажирам самолета, зачем нужно выключать перед полетом электронную технику. Объяснений было много, но ни одно из них пассажиров не устроило. И тогда стюардесса очень эмоцинально объяснила, что никто на самом деле не понимает, как эта огромная железная штука летает, и раз уж она летает при выключенных приборах — то не надо искушать судьбу и включать их. На это пассажирам нечего было ответить.

Зато на это ответило Федеральное управление гражданской авиации США. Специальная комиссия из 28 специалистов совместно с представителями крупнейших производителей планшетов и читалок для книг в течение нескольких лет изучала вопрос и пришла к выводу, что большинство электронных приборов не представляют никакой опасности для бортовых систем самолета.

Официальные рекоммендации управления для авиакомпаний могут быть выпущены уже в начале следующего года. И тогда во время взлета и посадки можно будет читать, смотреть кино, играть в игры или печатать статьи. Единственное, что пока еще останется под запретом — это сотовая связь и интернет. То есть всё то, что испускает радиосигналы.

-Погодите! — поправит меня наблюдательный пассажир, — Так у нас в России всё давно уже так. Никто не просит выключать планшеты и ноутбуки. Просят лишь чтобы на них был включен авиарежим. Он, собственно, для того и придуман, этот самый авиарежим. Он потому так и называется.

Совершенно верно. Федеральное управление гражданской авиации США и крупнейшие производители планшетов и читалок в течение нескольких лет занимались тем, что пытались ввести правило, которое и так давно уже введено у любой вменяемой авиакомпании.

Вот вы спросите меня — почему? То есть — зачем? А потому и затем, что наверняка никто действительно не понимает, как летает эта огромная железная штука. И раз уж непослушные пассажиры опытным путем установили, что читалки книг и планшеты ей летать не
мешают — то давайте тогда мы соберем специалистов, которые зафиксируют результат этого эксперимента в официальной бумаге.

Мне при всем при этом только одно непонятно. Зачем же тогда они запретили в самолете курить?

Ведь было точно известно, что от курения еще ни один самолет не упал.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Задание было

Галина Тимченко в эфире «Эха Москвы» сказала, что у Дениса Синякова было задание редакции, договор датирован 16-м сентября, а репортаж опубликован 18 сентября.

Сотрудница «Ленты.Ру» Ирина Меглинская пишет, что лично давала Синякову задание (как объясняет Тимченко — Синяков сказал, что едет с Гринпис, и «Лента.Ру» в первую очередь попросила присылать материал им).

Тем не менее, Денис Синяков на суде не сказал, что он выполнял задание «Ленты.Ру». Почему? Процитирую себя же:

«Я не знаю. Может быть не хотел. Но на утро после ареста появилось открытое письмо главных редакторов и журналистов нескольких крупных российских средств массовой информации, где было сказано так: «Синяков является внештатным журналистом «Ленты.ру», НЕСМОТРЯ НА ЭТО суд выбрал для него такую же меру пресечения, как и для активистов Greenpeace, героев его репортажа.» Конец цитаты.

Это, как следует из вышесказанного, враньё чистой воды. Суд ничего не знал о том, что Синяков является внештатным журналистом Ленты.Ру. Потому что Синяков суду об этом не говорил. И суд никак не мог смотреть на это, а значит фраза «несмотря на это» — откровенная ложь.

И вот под этой ложью подписались больше десятка главных редакторов ведущих российских средств массовой иформации и несколько десятков журналистов, которым принято доверять. Элита профессии.»

Ничего не меняется. Суд не знал. Я вовсе не говорю, что Синяков должен сидеть (там никто из участников не должен сидеть, всех должны отпустить). Я говорю ПОЧЕМУ суд его арестовал.

Потому что суд не знал про журналистское задание.

Еще сотрудники Ленты говорят, что в силу существования задания в редакции никому и в голову не приходило, что Синякова могут арестовать и нужна какая-то бумага. Этому я верю (тем более, что бумага не нужна), поэтому дезавуирую мои последние слова: «А всего-то стоило действительно выдать ему редакционное задание.»

При остальном остаюсь.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.