November 24th, 2013

Есть ли жизнь на Марсе

ИРКУТСК, 23 ноя — Р-Спорт, Анатолий Самохвалов. Огонь XXII зимних Олимпийских игр 2014 года будет доставлен в субботу на глубину озера Байкал, где телеведущая Екатерина Андреева сначала примет пламя от байкальского водолаза Николая Рыбаченко, а затем передаст его старшему вице-президенту оргкомитета «Сочи 2014″ Александру Вронскому.

Спасатель Байкальского поисково-спасательного отряда Рыбаченко опустится вместе с водонепроницаемой системой, в которой будет находиться олимпийский огонь, на дно озера, где его уже будет ожидать Андреева, которая спустя некоторое время, не поднимаясь из воды, отправит в путь с пламенем Вронского.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Последнее прибежище компилятора

Оригинал взят у lexa в Последнее прибежище компилятора
Каверзный вопрос "Какие именно писатели борются за копирайт?" на прошлой неделе разошёлся прекрасным вентилятором по всей блохосфере. Но увы, во многих местах дискуссия забита тупой дихотомией "вы плохие читатели! - нет, вы плохие писатели!"

Однако есть примеры поинтереснее. Вот один учёный-историк пишет про литератора Акунина:

"Пока Чхартишвили честно писал детективы, этой смысловой пустоты не было заметно; но как только он вообразил себя властителем дум и засел за "Историю" - тут-то все и проявилось".

Смотрите, что происходит: историк размазывает по стене Акунина как компилятора исторической книги. При этом историк уверен, что тот же автор честно писал детективы. Это как, интересно? Как работавший частным сыщиком Дэшил Хэммет? Как агент британской разведки Грэм Грин? Как научный сотрудник академии МВД Александра Маринина?

Акунин так же далёк от детектива, как от балета. Он был компилятором всегда, а не только в "Истории". И эстернаты, и клубы самоубийц, и штабс-капитан Рыбников из "Алмазной колесницы" - это всё чужое. Скопировано целыми страницами.

Но вот парадокс: читателя можно надурить, просто переложив книжку в другой шкаф. Потому что отношение к копированию в разных жанрах у нас удивительно разное. Научная работа – она по определению "не совсем своя": сборка цитат, развитие достижений предшественников. Для учёных важно подкрепление фактов ссылками на источник, желательно даже на несколько. Иначе тебя размажут по стене как псевдо-учёного.

В художественной литературе ровно наоборот. Взять чужое и назвать своим, обокрасть и изгадить Куприна и Лескова - это обычное дело, называется "стилизация". Зато после этого можно запретить другим брать: это называется "копирайт".

Такое лицемерное двоемыслие даёт очевидные плоды. На фоне разоблачения лже-учёных, чиновников с липовыми диссертациями и прочих "жуликов и воров" мы до сих пор имеем целые поколения людей, которые верят в писателей как совесть нации. Следующая по силе нравственности социальная группа – это конечно навализаторы блогеры. А уж если попался писатель-блогер – это конечно самая чистая слеза кристальной честности в квадрате.