June 3rd, 2014

Radio Silence



На минувшей неделе исполнилось 25 лет событию, которое могло бы многое изменить. Но - не изменило. И слава богу.

22 мая 1989-го года компания CBS выпустила альбом Бориса Гребенщикова Radio Silence - первую выпущенную в Америке и написанную специально для Америки пластинку русского музыканта.

В эту историю до сих пор с трудом верится. Еще вчера выступавший по квартирам друзей самодеятельный музыкант из неритмичного, по его собственным словам, СССР вдруг оказывается среди мировых звезд рок-н-ролла, которые хватаются за него как за мессию. Дэвид Боуи, Джордж Харрисон, Лу Рид, Игги Поп, Фрэнк Заппа - да просто не перечислить всех тех, на чьих песнях рос как музыкант Борис Гребенщиков, и в друзьях у кого он так неожиданно оказался во время своего первого в жизни выезда за границу. Он даже с Майклом Джексоном познакомился! Хотя вряд ли они были интересны друг другу.

Во второй половине восьмидесятых СССР был самой модной страной в мире. И когда западные продюсеры начали искать в колыбели русского рок-н-ролла Ленинграде ту свежую кровь, которую можно было бы удачно продать, единственным свободно говорящим по-английски и способным писать на этом языке песни музыкантом оказывается не кто-нибудь, а именно Гребенщиков. Иначе, как провидением это не назовешь. И только сейчас, через 25 лет, мы можем оценить масштабы и последствия поставленного великого эксперимента. А тогда, в 89-м девятом, не были понятны не только его масштабы и последствия - вообще непонятно было, что происходит.

Тогда "Аквариум" был главной группой в СССР. Ее популярность в те годы была колоссальна. Однажды, я помню это совершенно отчетливо, по телевизору в тысячный раз показывали опостылевший уже клип на песню "Поезд в огне". Я переключил канал - на другом канале тоже шел клип "Поезд в огне". И на третьем, вы не поверите - тоже. А всего каналов тогда было пять.

Так же глядя из сегодняшнего дня трудно поверить в то, что "Аквариум" тогда давал концерты на стадионах. Причем купить билеты на эти концерты на десятитысячных стадионах было решительно невозможно. Музыканты "Аквариума", всю жизнь перебивавшиеся на случайных работах и жившие как попало, вдруг начали зарабатывать приличные деньги. И вот в самый разгар этого всеобщего радостного безумия Борис Гребенщиков бросает группу и уезжает в Америку.

Партнеры по группе отнеслись к этому решению по-разному. Кто-то философски. Кто-то считал, что Гребенщиков вернется суперзвездой и "Аквариум" поедет в мировое турне. А кто-то на Бориса Борисовича просто обиделся, посчитав его поступок предательством. Как, кстати, и многие поклонники того, как тогда было принято говорить, "золотого" состава "Аквариума".

Теперь, через 25 лет, уже видно, что никакой это был не "золотой" состав. Слушая современные альбомы "Аквариума" понятно, что тогда, в конце 80-х, участники классического состава коллектива уже тормозили Гребенщикова, если не тянули его назад. И кто знает, как бы сложилась судьба главного русского артиста современности, если бы тогда он не изменил ее сам.

Альбом Radio Silence получился очень добротным. Еще бы: Энн Леннокс и Криси Хайнд на подпевках. Рэй Купер на перкусии. Дэйв Стюарт на гитаре. Солидно, аккуратно... но, как-то без жизни. Большого успеха пластинка не имела, продавшись тиражом в 200 тысяч экземпляров и поднявшись на 198 место в топ-200 журнала Billboard. В CBS сменилось начальство, контракт решили не продлевать, и Борис Гребенщиков вернулся домой. Здесь у него больше не было группы, не было стадионов, на которых теперь царила сменившая "Аквариум" на пъедестале группа "Кино". Не было больше той музыки, которая однажды сделала "Аквариум" главной группой страны.
Было только имя - БГ. Всё остальное Гребенщиков начал с нуля.

Так мы узнали, что никому на Западе наша музыка не нужна, если только она не такая же, как, на Западе. Так мы перестали переживать по этому поводу. И так русские музыканты смогли сосредоточиться на музыке, а не на фантазиях о завоевании мира.
И вот ведь как удивительны гримасы истории - 25 лет назад Борис Гребенщиков оказался никому не нужен на Западе, вернулся и стал работать в России. И теперь, спустя 25 лет, он оказался единственным русским музыкантом, которого знают и уважают в мировом шоу-бизнесе.

И слава богу, что тогда всё произошло именно так, как произошло, а не иначе.
Россия 24

Бал лохов

В школа России грядут выпускные балы. Выпускной бал бывает один раз в жизни, и поэтому выпускники ради такого случая готовы на всё. Газета «Московская правда» пишет о том, сколько теперь стоит не ударить в грязь лицом на выпускном. Вечернее платье — в среднем 800 долларов. Прическа — от 2 до 5 тысяч рублей. Маникюр, педикюр, макияж — еще столько же. Родители побогаче считают, что последний звонок и выпускной бал — это два разных мероприятия, поэтому покупают два платья. Родители победнее берут, вы не поверите, кредиты для того, чтобы быть не хуже других. Еще одна статья расходов — подарки учителям. Газета пишет, что в одной из столичных школ сдают по 20 тысяч рублей — 5 тысяч на собственно мероприятие, а 15 тысяч — на подарок учителям, директору и всё такое.

Послушайте, граждане! Остановитесь! Что же вы делаете? Выпускной бал — это событие, о котором выпускник забывает на следующий день после того, как он получил аттестат. Потому что начинается поступление в ВУЗ, а там уже не до воспоминаний. Как можно брать на это кредит?! Или подарки учителям. Школа же закончена, всё! Вы больше никогда не увидите этих учителей. Вам от них ничего больше не надо! Зачем же подарки? Тем более — на кредитные деньги. Вот эти вот от 35 до 60 тысяч рублей на девочек и от 20 до 40 тысяч рублей на мальчиков — вы же просто выбрасываете эти деньги. Лучше бы вы потратили их на что-нибудь другое.

Например, на исследования отпечатков пальцев, изобретенное в Екатеринбурге. За полчаса изобретатели берутся сориентировать выпускников по их профессиональным наклонностям, а влюбленным даже подсказать, всё ли у них сложится в жизни. Метод прост, как автомат Калашникова, и столь же надежен. Исследователи составили базу отпечатков пальцев людей, достигших высот в разных профессиях: музыкантов, спортсменов, ученых. И, сравнивая отпечатки испытуемых с хранящимися в базе образцами, аналитики готовы предсказать не только те области, в которых возможен успех, но даже предрасположенность к различным болезням. И всего за, внимание, 500 рублей.

Вот вы, разумеется, скажете, что это шарлатанство. И я с вами согласен! Но согласитесь, что потратить 500 рублей на то, что хотя бы умозрительно может быть полезным для ваших детей-выпускников куда как разумнее, чем потратить в 10 раз больше на то, от чего даже теоретически не может быть никакой пользы, а всё, что может быть — это похмелье и, не дай бог, непредвиденная беременность.

А родителям за эту беременность потом еще придется платить по кредиту.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Личное письмо Ольге Голодец

Хороший ответ Голодец и, особенно, тем подсиралам, которые пытаются уловить эманации. Голодец, судя по всему, просто криво сформулировала, а газетчики раздули. А вот депутат Крашенинников и сенатор сегодня на "Говорит Москва" уже чистой воды людоедские вещи говорили.

У меня, как многие знают, младший сын - инвалид. Сейчас он опять в больнице (он лежит там 2-3 раза в год), ему сделали уже 5 операций и последнюю, видимо, не очень удачно. Я русских врачей не виню. Они спасли ему жизнь, когда он родился. Они до сих пор делают всё так, что если у меня и возникают вопросы к каким-то мелким частностям, то в общем я понимаю, что он делают, и знаю (изучаю вопрос), что они делают не меньше, чем сделали бы на западе. Единственное, с чем у нас пока системно хуже - это с диагностикой, причем даже не потому, что оборудования мало, а потому, что на нем работать никто не умеет. Но это меняется.

У меня не было ни одной претензии к тому, как лечили в прошлом году моего папу. Он умер, но сделано было всё возможное, причем уровень хирургического корпуса Первой градской больницы произвел на меня большое впечатление.

Меня и самого оперировали минувшим летом в городской больнице Троицка. И к ней у меня тоже нет ни единой претензии - всё было по-деловому и как надо, а когда (в силу моей комплекции) возникли послеоперационные осложнения, их без лишних слов и совершенно бесплатно решали на протяжении нескольких недель. Решили.

НО:

У моей мамы стоит кардиостимулятор. Когда кардиолог сказал ей, что надо ставить стимулятор, мама поехала в МОНИКИ - это такая огромная больница в Москве, которая обслуживает жителей области. Мама вышла оттуда в шоке. Там были тысячные очереди и вообще ничего не понятно. Тогда я позвонил знакомым благотворителям, и они посоветовали мне поехать в Центр трансплантологии. Там маме совершенно бесплатно и без всяких очередей вставили этот самый кардиостимулятор. Причем и сам кардиостимулятор мог быть бесплатным, но - отечественный. Я всё же купил не отечественный.

Если бы у меня не было знакомых благотворителей, который помогли советом, у нас были бы проблемы.

Еще юань. Когда мы были областью (а теперь мы в Новой Москве) мы могли лечь в больницу с ребенком только если главврач московской больницы давал разрешение на основании некоего "розового талона", который выдавал департамент здравоохранения Москвы. Получение этого талона , насколько я знаю по описаниям, довольно суровая, но мне, к счастью, помогали его делать опять же знакомые благотворители. За что я им бесконечно благодарен. Но представить себе, как люди из провинции вдруг сталкиваются с необходимостью такого талона я могу. Я видел на одной из госпитализаций, как растерянной молоденькой девушке с грудным ребенком в приемном покое сказали, что у нее нет одного из нужных анализов. А она приехала с этим ребенком из какой-то деревни, деньги собирали, чтобы она смогла приехать. Больница наша специализируется на некоторых вещах, которые они решают лучше всего, поэтому девушка приехала именно сюда. Ей говорят - пойдите, сделайте анализ, рядом Инвитро. Принесете чек, что сделали, мы вас положим. А она в трансе, она не понимает слова "пойдите" (это ж Москва!), "инвитро" и даже "чек". Я ее за руку туда отводил. Почему нельзя решить эти вопросы на уровне больницы? Я не понимаю.

То есть что я хочу сказать. Медицина в России, как и всё остальное, проходит тяжелый путь от разрухи к неразрухе. Я не видел плохих врачей, честное слово. Я много читал про них, но никогда не встречал. И даже тот доктор, который отказал нам в госпитализации в другую больницу (когда мы вдруг усомнились в том, что нам всё делают правильно, так всегда бывает, когда у тебя ребенок инвалид) мотивировал свой отказ тем, что те, от кого мы хотим уйти, спасли нашему ребенку жизнь. И вряд ли стоит искать добра от добра. Это был мудрый совет и я очень благодарен тому отказавшему нам за него.

Замечу еще вот что. Я не могу, конечно, залезть Ольге Голодец в голову, но до сих пор у меня было представление о ней како вменяемом человеке. Могу предположить, что она не одобряет массовых кампаний по срочному сбору денег на лечение симпатичного малыша. Да, такие массовые кампании обычно всегда являются (не жульничеством, нет), они являются результатом паники родителей и их знакомых-друзей. Кто-то сказал, что надо лечиться за границей, и начинается эта вот лавина спама о том, что немедленно надо помочь.

Во-первых, такая самодеятельная кампания обычно всегда говорит о том, что родители не дошли до серьезного фонда. Серьезный фонд оценил бы опасность, стоимость, дал бы нужные советы. А если нужны деньги - провел бы сбор без рассылки спама.

Во-вторых, фонды постоянно сталкиваются с темами вроде: "у нас ДЦП тяжкой степени, но нам согласились помочь в Китае в центре специальной народной медицины". Я и сам сталкивался с таким, когда девушка, которой я помог с операцией, стала просить куда бОльшие деньги на лечение стволовыми клетками. Я опросил довольно много фондов и везде мне сказали, что ни одного случая успеха при лечении стволовыми клетками не зафиксировано. И я отказал девушке. Просто потому, что эти деньги могли помочь тому, кому можно было бы помочь.

И ладно бы речь шла только о китайской народной медицине и стволовых клетках! Недавно директор крупного благотворительного фонда написала, что из тех больных, которых они отправили на лечение в Израиль (когда здесь врачи уже говорили: всё) не выжил, внимание, никто. Не потому, что в Израиле плохие врачи, нет. А потому, что шансов не было. Но если в России врачи говорят: всё, то в Германии и в Израиле они никогда так не говорят. Они всегда соглашаются на лечение и всегда выставляют счет. А родственники, родители, сам больной - они ведь хотят жить. И они готовы оплатить этот счет просто потому, что это тоже шанс, ведь Германия и Израиль, вы сами понимаете. И фонды собирают деньги и оплачивают такие гарантированно безнадежные случаи. А ведь эти деньги могли бы помочь кому-то еще.

Это очень сложная тема с огромным количеством неизвестных, разных в каждом конкретном случае. И благотворители с врачами вполне могут обсуждать эти темы в своем профессиональном кругу.

Но обсуждать такие вещи на уровне депутатов и сенаторов, которые в них вообще ни черта не понимают - это, конечно, шизофрения. И мне очень хочется как можно быстрее остановить эту опасную волну глупости и некомпетентности, которая поднимается из недр так называемого русского "парламента" после неудачных формулировок вице-премьера Голодец (которая, напомню, говорила о том, что кто-то кое-где у нас порой, но не больше).


Оригинал взят у mymaster в Личное письмо Ольге Голодец
Аннотация: за день меня многие люди попросили прокомментировать заявления вице-премьера правительства РФ Ольги Голодец по части оказания высокотехнологичной медпомощи в России и отправки пациентов на лечение зарубеж.. Я прочитал заметку в ИТАР-ТАСС, и честно сказать подошел к вопросу халатно, отшутился в твиттере: "Российские врачи не смогли вовремя диагностировать и купировать устойчивую деменцию у Министра здравоохранения Ольги Голодец". Как видите - даже должность попутал. А это важный момент - нельзя забывать, что чем выше ранг чиновника, тем меньше он знает правды, и тем больше ему врут все вокруг. Так что я решил написать Ольге личное письмо. Я совсем не знаю, как его ей передать... поэтому решил написать открытое личное письмо... есть один шанс на миллион, что Ольга его и правда прочтет - если вы поможете его распространить. Заодно получится ответ тем, кто спрашивал мое мнение. К делу.
Collapse )

Уважаемые читатели... как вы понимаете, есть такие штуки - как даджесты и прочее прочее... Случается, что меня читают и просто не обычные люди (о которых я совсем не догадываюсь). Вас тоже могут такие люди читать. А вдруг дойдет письмо нашими усилиями?.. Всякие же чудеса бывают. Мне вот рак вылечили... Давайте попробуем нажать кнопочки, распространить и все такое.


З.Ы.: Да сбор денег на оплату долгов за лечение о котором меня тоже спрашивают... 43% и вообщем-то остановился. Огромное спасибо всем кто смог помочь! Надо думать что-то новое. Я пока не придумал. Увы.. спонсоров, кто бы мог помочь тоже найти не удалось. Но первые платежи я начал и госпиталь уже не смотрит на меня зверем. Соберусь и напишу вам об этом всем тоже скоро.