November 21st, 2014

Скверный анекдот

Третьего дня вся отечественная интернет-пресса взорвалась спнсационными заголовками: в России по решению суда впервые запрещен анекдот. И такого не было никогда, ни при советской власти, ни при царизме. Ну, чтобы по решению суда.

В новостях писали, что Верховным судом Удмуртии признано законным решение нижестоящего суда, в котором размещенный в социальной сети «ВКонтакте» анекдот признан экстремистским, поскольку разжигает национальную рознь. И я, разумеется, после такого решения не могут привести этот анекдот здесь, в эфире. Могу лишь сказать, что раньше, когда это был всем известный еще с советских времен анекдот про еврея — он не разжигал, а теперь, когда еврея в нем заменили на кавказца — стал разжигать.

И в голову немедленно полезли фантазии. Ведь если такой прецедент создан, то даже в нашей беспрецедентной стране можно ожидать всякого. У нас же в анекдотах и евреи, и чукчи, и немцы с поляками, и французы и даже, страшно сказать, и русские тоже! У нас полно анекдотов про реальных людей, которые могут обидеться. Или родственники их могут обидеться! У нас анекдоты про литературных персонажей, нарушающие авторские права на таких персонажей. У нас в анекдотах блондинки, психиатрические больные, классовое и социальное противостояния. Да у нас ад, в сущности, в анекдотах.

Однако же, несмотря на все эти фантазии, хотелось своими собственными глазами увидеть процедуру запрещения анекдота. Ведь суд может признать экстремистским только конкретный текст, составленный из стоящих в определенном порядке конкретных слов и знаков препинания. А анекдот — это изустно передаваемый рассказ, и сколько рассказчиков — столько и разных вариантов у анекдота.

И мне пришлось найти то самое решение Индустриального районного суда города Ижевска от 16 мая сего года. И в нем, о чудо, было сказано так, цитирую: «материалы близкие к жанру анекдота, но не являющиеся таковыми по текстовому содержанию и направленности материала.» И уточнение: «Данный материал является отражением непрямых форм речевой агрессии в социально принимаемую форму «псевдоанекдота»».

Ну что же, передаю привет всем, написавшим и рассказавших в эфирах про запрещение анекдота и не заглянувшим в решение суда. Суд запрещал не анекдот. Он сначала постановил, что это — не анекдот, а потом уже запретил этот «не анекдот».

И с одной стороны вроде бы легче — исторического прецедента запрещения анекдота в России не получилось.

Но с другой стороны подумаешь, что теперь, чтобы запретить что угодно достаточно просто сначала объявить это что угодно чем-то другим — и в голову немедленно лезут другие фантазии.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.