April 7th, 2015

Траур на праздник

7 апреля 1934 года приказом Народного комиссариата снабжения СССР была образована организация Главрыбвод. С тех пор 7 апреля отмечается в нашей стране как День рыбоохраны — профессиональный праздник людей, обеспечивающих безопасность рыболовного промысла. Как для рыбных ресурсов, так и для рыбаков.

По злой насмешке судьбы, именно в этот день на Сахалине начинается траур по морякам, погибшим при крушении траулера «Дальний восток». В этот день к причалу Корсаковского порта подойдут корабли с теми, кого удалось спасти. Выжившим готовят теплую встречу: именные дорожные сумки с вещами, номера в гостиницах, трехразовое горячее питание. Вряд ли оказавшиеся на борту траулера граждане Мьянмы и Вануату имели все это еще несколько дней назад. Пока что неизвестно, как они вообще попали на борт. Потому что 3 января траулер выходил в свой последний рейс из Владивостока без них.

Эта крупнейшая по количеству жертв в нынешнем веке катастрофа рыболовного судна в России как вспышкой высветила те проблемы, о существовании которых мы, может быть, и догадывались, но предпочитали не думать. И решением которых как раз и должны заниматься органы рыбоохраны.

Здоровенный стометровый корабль, способный автономно находиться в море два с половиной месяца, ушел под воду за считанные минуты. Экипаж даже не успел послать аварийный сигнал. Практически сразу же специалисты предположили, что скорее всего судно перевернулось. А перевернулось оно потому, что у него была низкая остойчивость.

Для того, чтобы обеспечить устойчивость корабля к опрокидыванию, ему снизу нужен какой-то противовес, как в неваляшке. У парусных яхт эту роль выполняет массивный тяжелый киль. У этой модели рыболовного траулера роль противовеса выполняли расположенные в самом низу корпуса топливные баки и специальные балластные цистерны, которые могут заполняться водой. Но топливо стоит денег. А заполнение балластных цистерн занимает время. Путина же заканчивается 10 апреля, и надо успеть взять от нее всё, что возможно.

И вот при минимально необходимых для остойчивости судна 250 тоннах топлива в баках, там оставили меньше 100 тонн. А балластные цистерны оставили пустыми. И вот этот лишенный положенного противовеса корабль тянет из воды огромный трал, в котором десятки тонн рыбы. А на палубе лежит еще один только что вытащенный трал, в котором тоже десятки тонн рыбы. Судно накреняется, рыба на палубе смещается, крен увеличивается еще больше.

О дальнейшем лаконично рассказывает спасенный моторист траулера «Дальний восток», цитирую: ««Выравнять было нечем. Крен все больше и больше. Была штормовая погода. И пошел необратимый процесс».

Вот, собственно, и вся история. Конечно, следователи еще не работали с выжившими членами экипажа и мы не знаем, почему даже перевернувшееся судно затонуло так быстро. Это надежный и хорошо изученный корабль, их было построено больше ста. Но, как ни ходи вокруг да около, говоря о том, что надо дождаться результатов следствия, трудно отделаться от мысли, что прибыль оказалась важнее безопасности.

Ведь что делали на судне эти вот неизвестно откуда взявшиеся граждане Мьянмы и Вануату? Они обрабатывали рыбу. Большой рыболовный морозильный траулер — это, фактически, плавучий консервный завод. Он производит десятки тонн мороженой рыбы в сутки и может делать даже консервы. Вытащили трал с десятками тонн рыбы — и каждую из них нужно выпотрошить, а если речь идет о консервах — то порезать и уложить в банку. Вручную. Кто будет делать это? Разумеется, бессловестные люди с микроскопическими запросами. И то, что людей на траулере оказалось почти в полтора раза больше положенного, говорит нам о том, что рыбы хотели обработать больше обычного.

Причины такого риска понятны — сложившаяся экономическая ситуация во-первых, подняла внутренний спрос на рыбу, а во-вторых, заставляет ловить больше, чтобы хотя бы сохранить тот уровень доходов, который был год назад. Владельцы судна требуют от капитана, капитан требует от команды. Все идут на этот риск сознательно, и вряд ли органы рыбоохраны не знают об этом.

Разумеется, это не только российская проблема. Тяжелейший промысел в открытом море никогда не может стать гарантированно безопасным — ни для американских, ни для норвежских, ни для японских, ни для русских моряков. Это всегда бизнес на грани рентабельности, к тому же осложненный сезонностью — то есть, на заработанное во время путины рыбаку и его семье жить весь оставшийся год. И сейчас в Охотском море находится множество других рыболовецких кораблей, которые стараются получить от последних дней путины как можно больше.

Пожелаем же им удачи, а органам рыбоохраны в их профессиональный праздник — попробовать всё-таки хоть как-то снизить возможные риски.
Россия 24

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Сапоги и пироги

Двести лет назад Иван Андреевич Крылов заявил в своей басне "Щука и кот" следующую максиму: "Беда, коль пироги начнет печь сапожник, А сапоги тачать пирожник".

Однако, всё изменилось. В наше просвещенное время любой сапожник может не то, что пироги печь, а и медицинский диагноз поставить по интернету, и юридический совет дать, и со знанием дела проанализировать международные отношения. А пирожник, не отрываясь от теста, на раз-два раскрывает заказные убийства, устанавливает причины авиакатастроф и учит футболистов играть в футбол.

Да вот сами судите. Министерство печати и массовых коммуникаций Рязанской области объявило электронный аукцион "Оказание услуг по изготовлению и размещению информационных материалов, освещающих деятельность Губернатора Рязанской области, Правительства Рязанской области, центральных и территориальных исполнительных органов государственной власти Рязанской области, в сети Интернет". На один миллион рублей. В аукционе приняли участие две компании: агентство "МедиаРязань" и компания "ВСКН". Предложение "МедиаРязани" проиграло, как не соответствующее условиям конкурса. Выиграла компания "ВСКН", полное название которой звучит так, внимание: "Ворота с кнопкой". Вот уже 10 лет эта компания занимается установкой в Рязани автоматических ворот для домов, гаражей и промышленных объектов.

А вот, например, Институт научной информации по общественным наукам объявлял конкурс на "Оказание услуг по техническому обслуживанию и поддержанию работоспособности аппаратно-программного комплекса автоматизированной информационной системы". Про эту систему в IT-кругах, надо сказать, ходят легенды. В ИНИОНе до сих пор работает компьютер Хьюлетт-Паккард, произведенный, внимание, в 1983-м году. Его производительность и объем памяти довольно сильно уступают любому современному смартфону, но вместо того, чтобы сдать антиквариат в музей, институт тратит 2 миллиона рублей в год на его обслуживание. Этот конкурс выиграло ООО "Инстройсервис XXI". основной род деятельности компании: "Монтаж зданий и сооружений из сборных конструкций".

Шах и мат, как говорится, баснописцу Крылову. Пиаром регионального правительства занимается компания, устанавливающие ворота. Компания, собирающая сборные сооружения, обслуживает компьютеры в академическом институте.

Ну а что Рязанская области в последнем рейтинге эффективности губернаторов находится на 60м месте, а ИНИОН и вовсе сгорел - так это, конечно, случайность.

Казус Перебейниса

Российская политика, как известно, многообразна. С одной стороны, мы видим разной степени безумия заявления депутатов Государственной думы и не обращаем на них никакого внимания. Эти заявления, бывает, трансформируются в действующие законы, на которые мы тоже не обращаем никакого внимания. Ну есть, конечно, невезучие люди, которые под эти законы иногда подпадают — но в общем и целом зона регулирования подобного законодательства исчезающе мала и маргинальна.

А есть другая сторона — та, где принимаются решения, влияющие на всех. И про эту сторону мы не знаем вообще ничего. Всё, на что мы можем надеяться, — так это на то, что где-то есть ряд разумных и компетентных людей, которые всё сделают правильно.

Но иногда российская политика вдруг на мгновение начинает быть похожа на ту политику, которая принята в странах так называемой развитой демократии. То есть такой демократии, которую нам показывают в телесериалах «Карточный домик» или «Правительство». Такой демократии, когда каждое неосторожное слово может вызвать правительственный кризис, самоубийство лидера партии или импичмент.

Так произошло в понедельник, 6 апреля. В 6 утра на сайте Forbes появилось сообщение о том, что на закрытой встрече Владимира Путина с бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), которая состоялась 19 марта, президент России якобы рассказал о том, как президент Украины Петр Порошенко в Минске предлагал забрать Донбасс. Далее прямая цитата из Forbes: «Он (Порошенко. — Forbes) мне прямо сказал: «Забирайте Донбасс». Я ему ответил: «Сбрендил, что ли? Мне Донбасс не нужен. Если вам не нужен, то объявите о его независимости».

И тут началось.

Надо отдать должное Forbes — они опросили всех, кого смогли. Спросили у одного из участников встречи в РСПП — он подтвердил, что Путин действительно так говорил. Попытались опросить представителей всех участвовавших в минской встрече глав государств.

Те, кто был доступен, не подтвердили. Были опрошены также эксперты из Киева и Москвы. Оба они усомнились в том, что такой диалог между Путиным и Порошенко действительно был.

Дальше комментарии, как взятые журналистами, так и данные по собственной инициативе, посыпались как из ведра. Глава РСПП Александр Шохин сказал, что слова Путина были «неправильно интерпретированы» и что вообще выносить в прессу содержание закрытых встреч с президентом — это mauvais ton.

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Александр Турчинов назвал процитированное болезненными мечтами.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков еще раз сказал, что не может комментировать содержание закрытых встреч.

Но высшей точкой в комментировании того, чего не слышал никто, стал твит официального представителя МИД Украины Евгения Перебийниса, где было сказано так (перевод с украинского): «Убирайтесь с Донбасса» не означает «забирайте Донбасс», а совсем даже наоборот». Версия красивая, поскольку слово «убирайтесь» по-украински действительно звучит как «забирайтеся».

Однако обратите внимание, этой версией Перебийнис окончательно перепутывает все карты, потому что он, во-первых, подтверждает сам факт диалога.

А во-вторых, что и вовсе смешно, пытается убедить нас, что Порошенко разговаривал с Путиным на украинском языке, что без переводчика не имеет смысла, поскольку Путин украинского не знает, а с переводчиком вряд ли Путин мог интерпретировать слово не так, как надо.

Некоторую логическую точку в дискуссии поставил Глеб Павловский, который предложил обратить внимание на то, что Порошенко делает предложение некоему множественному лицу: «забирайте», — а Путин начинает ответ словом «мне». Из чего как бы следует, что Путин воспринимает себя единовластным вершителем.

Наблюдательно, конечно, но если даже такой проницательный и мудрый эксперт, как Глеб Олегович, находит для анализа только такое основание, то надо признать — предмета для анализа нет.

Так что же это было?

Ответим, пользуясь моим любимым полемическим приемом вышеупомянутого Глеба Павловского: не имеет значения, что это было, потому что мы не знаем, было это или этого не было. Даже если предположить, что Путин действительно рассказывал об этом на бюро РСПП, то мы не знаем контекста, в котором он это рассказывал.

Но интересно во всей этой ситуации вот что. Мы воспринимаем президентов как сугубо официальных лиц, а не как живых людей. Да, для Путина характерно использование слов типа «сбрендил», но только лишь пару раз в год, строго дозированно и на потеху.

Всё остальное время (а говорит Путин много) он безупречно корректен и официален. Того же самого мы склонны ожидать и от президента Порошенко. Ведь даже когда, выступая, например, перед студентами Черниговского университета, он говорит, что в 1700 году на месте Москвы было болото, — он вполне официален. Это не панибратство, это простая политическая ложь, которая ему свойственна.

И вот мы живем с таким ощущением, как вдруг выходит официальный (!) представитель МИД (!) Украины г-н Перебийнис и говорит нам: не верьте в эту чепуху. Наш президент действительно говорит с другим президентом на непонятном ему языке, предлагает ему отдать регион, за который погибают наши солдаты, а другой президент действительно отвечает нашему «сбрендил», и наш на это никак не реагирует. То есть выставляет своего президента как минимум предателем и недоумком.

На пустом месте, из ничего, во время обсуждения того, про что даже неизвестно — было ли это или не было. В то время как промолчи он — и вся эта история вполне могла бы быть объявлена некоей фантазией Путина. Тем более что все эксперты вокруг не верят в сам факт диалога между президентами.

Воистину правы все те, кто говорит, что с таким правительством Украине не нужны никакие враги.

В сериалах «Правительство» и «Карточный домик» вся эта история (и якобы слова Путина, и твит Перебийниса) стала бы основанием для широкой политической дискуссии. Ну да в нашей стране, как мы знаем, такая дискуссия скрыта. Но вот на Украине, которая теперь как бы демократическая и европейская, твит Перебийниса тоже не имеет ни малейших последствий.

Где же тогда, черт возьми, демократия?!

Да кто ж его знает.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.