April 23rd, 2015

Руками в трусы

19 февраля 2015 года в поселке городского типа Апастово (5306 человек населения) в 109 километрах к юго-западу от Казани состоялось заседание районного суда.

Судья, в присутствии секретаря и помощника районного прокурора, вынесла дежурное решение: по заявлению этого самого районного прокурора, поданного «в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований», признать 136 интернет-сайтов распространяющими информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено. А именно - порнографию. И, соответственно, обязать уполномоченные организации закрыть доступ к этом сайтам с территории Российской Федерации.
На обжалование этого решения отводился месяц. Никто, разумеется, не обжаловал (никто же понятия не имел, что подобное решение принято). И вот 19 апреля (видимо, еще месяц ушел на всякие бюрократические процедуры) доступ к этим порносайтам провайдерами был прекращен.

Это, как я уже написал выше, было довольно дежурное дело. В решении суда сказано, что на заседание не явился никто - ни сам прокурор (прислал помощника вместо себя), ни представитель Роскомнадзора, ни представитель Министерства культуры республики Татарстан (просили удовлетворить заявленные требования в полном объеме), ни представитель Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан (тоже просили удовлетворить). Да что там, все мы люди. И все мы понимаем, что прокурорам тоже надо отчитываться о своей деятельности. А когда ничего не происходит (5306 человек населения в 109 километрах от Казани), надо найти что-то, что бы походило на деятельность. Кто-то находит экстремистские сайты. Кто-то - сайты, распространяющие наркотики. Кому-то везет, и он находит настоящую детскую порнографию (чтобы найти ее в открытом доступе, надо очень стараться). Прокурор Апастовского района подошел к делу проще.

Потому что нет ничего проще, чем доказать, что порнографический сайт - это порнографический сайт. Есть, правда, проблема с тем, что в России очевидно запрещены только «Незаконные изготовление и (или) перемещение через Государственную границу Российской Федерации в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования либо распространение, публичная демонстрация или рекламирование порнографических материалов или предметов» (статья 242 УК РФ). Статья эта допускает довольно много толкований (например, существует ли законное изготовление, является ли размещение в интернете публичной демонстрацией), поэтому прокурор подошел к делу с фантазией. Он сослался на документы 1923 и 1910 (!) годов. На подписанное царской Россией «Соглашение относительно пресечения обращения порнографических изданий» и на «Международную конвенцию о пресечении обращения порнографических изданий и торговли», подписанную СССР.

Мы, конечно, и этому бы не удивились - всем памятно судебное решение против Pussy Riot, ссылающееся на постановления Лаодикийского (IV век) и Трулльского (VII век) соборов Церкви. Более того - мы бы вообще не узнали об этом решении далекого районного суда, поскольку 135 из 136 сайтов в списке запрещенных - это никому не известные помойки, главной целью деятельности которых является даже не демонстрация порнографии как таковой. А, скорее - воровство номеров мобильных телефонов, навязчивая реклама лохотронов и впаривание патентованных средств для увеличения различных частей тела.

Но прокурору Апастовского района не повезло. И в его список из 136 сайтов совершенно случайно затесался один, который изменил всё. А именно - сайт XHamster, один из крупнейших (второй по счету) видеохостингов порнографии в мире, 67й по посещаемости сайт на планете, своего рода YouTube для взрослых. И его закрытие, в отличие от закрытия всех остальных 135 сайтов, не заметить было, разумеется, невозможно.

А раз о деле стало известно - стало интересно, как именно прокурор Апастовского района принимал такое решение. Интереснейшую информацию для понимания этого процесса дает публикация в газете «Известия». Там сказано так: «В поисковую систему «Яндекс» прокурор ввел ключевые слова «проститутки Казани» и «порно видео» — при этом отобразился список адресов и ссылок».

И вот представьте себе эту картину. Сидит прокурор, которому надо отчитываться. Отчитываться ему не о чем. В поселке (109 километров от Казани, 5306 жителей) ничего не происходит, на районе тоже, даже бродячие собаки никого не съели, да и на собаку дело не заведешь… лесные пожары не бушуют, наркотиков не больше, чем везде, вербовка в ИГИЛ - страшновато… И тут прокурора осеняет - интернет-порнография!

Именно такой ход мысли позволил бы себе поверхностный наблюдатель. Но газета «Известия», как известно, всегда пишет правду. И если они написали - «проститутки Казани», то, значит, прокурор так и спрашивал.

А теперь, внимание, ответьте мне на вопрос: если прокурор Апастовского района хотел просто найти в интернете порносайты для того, чтобы по суду запретить их, то зачем он писал даже не просто «проститутки», а именно - «проститутки Казани»? Ведь подобное уточнение вряд ли расширило бы его список, скорее наоборот - сузило бы. Не потому ли, что его интересовали не просто какие-то там проститутки, а именно - проститутки Казани?

О, нет, я ни на что тут не намекаю. Я просто представляю себе такую картину: ночь, улица, фонарь, гостиница (конспиративная, служебная квартира). В номере одинокий прокурор перед экраном ноутбука. На столе недопитый напиток. За окном - манящая, прекрасная, восхитительная Казань. Хочется праздника. Руки сами собой тянутся к клавиатуре. Бессознательно набирают: «проститутки Казани». А потом (сил, может быть, нет, а может и боязнь скрытой камеры) - «порно видео». И вдруг, глядя на выпавший список - ЭВРИКА! Вот оно!! Одинокое пошлое желание исчезает, прокурор чувствует желание совершенно иной природы - работать! И члены наливаются силой.

Лично я всё это понимаю. И у меня нет претензий к этому конкретному районному прокурору и к этой конкретной районной судье. Они делали, что могли: сочиняли фуфловое дело, принимали по нему формальное решение, руководствуясь высосанными из пальца основаниями. Словом - органично существовали в современном мире российского правосудия.

Но вдруг случилась неловкая вещь. В результате очередного совершенно бытового, вовсе не злокозненного решения, судья и прокурор Апастовского района, сами того не желая и не ожидая, залезли в трусы десяткам, если не сотням тысяч граждан России. В буквальном смысле слова - залезли в трусы.

Потому что социальная значимость таких ресурсов, как XHamster, ничем не отличается от социальной значимости таких ресурсов, как YouTube, Яндекс.Пробки или портал Госуслуги. Более того - если без Госуслуг и Яндекс.Пробок граждане как-то жили раньше и смогут жить дальше, то порнография сопровождала человечество всю его историю, и без нее человечество просто не сможет. А это значит, что в отсутствие целомудренного, зарегулированного американским законодательством (которое куда как более строго и конкретно к этому жанру, нежели невнятная 242 статья нашего УК) сервиса XHamster человек пойдет (неизбежно пойдет!) искать любую пропущенную прокурором помойку. Где у него украдут номер телефона, заставят его спустить деньги на лохотроне и впарят ему ядовитый БАД для увеличения частей тела.

И нет никакого более убедительного доказательство этого моего утверждения, чем то, что прокурор искал проституток Казани.

Потому что даже прокурор - человек.
Актуальные комментарии

Право на забвение



В 1998м году испанец Марио Гонсалес, дабы расплатиться с долгами по социальному страхованию, выставил свой дом на аукцион. Ситуация разрешилась, но объявление о продаже дома продолжало оставаться в архиве одной из каталонских газет, и всякий раз, когда Марио Гонсалес набирал в поисковой строке Google свое имя, одной из первых ссылок выдавалось это самое объявление. Господина Гонсалеса это расстраивало, поскольку напоминало ему о былых жизненных неурядицах. Испанец обратился в местный суд, и тот вынес такое решение: поскольку информация в газете размещена совершенно законно, то убрать ее оттуда нельзя. А вот убрать ссылку на эту информацию из поисковой выдачи можно. И суд обязал компанию Google убрать ссылку из выдачи.

Google обжаловал это решение и, через Верховный суд Испании, дело дошло до Европейского суда. Европейский же суд совершенно неожиданно для всех вынес решение, согласно которому Google обязан по заявлению любого европейца удалить, цитирую: "неадекватную, не соответствующую или больше не соответствующую действительности" информацию из своей поисковой выдачи. Это достижение европейской демократии было названо "правом на забвение".

Есть такое право и у граждан России. Статья 9 федерального "Закона о персональных данных" гласит, что в общем случае гражданин должен предоставить оператору персональных данных собственноручно подписанное согласие использовать эти данные. А если такого согласия не дано - то гражданин вправе потребовать по суду удалить его персональные данные из оборота.

Проблема лишь в том, что словосочетание "по суду" пугает русского человека. Русский человек старается обходить русский суд за три километра. И пусть уж лучше в интернете висят ваши голые фотографии, сделанные по глупости и по пьяни на студенческой вечеринке, нежели вы пойдете в русский суд и расскажете там, где именно лежат эти фотографии. Именно поэтому за все время существования закона с требованием удалить свои персональные данные из интернета в суды так практически никто и не обращался.

В Европе же ныне никакого решения суда для удаления информации из поисковой выдачи вовсе не требуется. Достаточно лишь написать электронное сообщение в специальное место - и интернет-гиганты обязаны будут удовлетворить вашу просьбу.
Урегулированию этого несоответствия и было посвящено выступление помощника президента Игоря Щеголева на расширенном заседании коллегии Роскомнадзора. "Граждане ДОЛЖНЫ пользоваться правом быть забытыми", - сказал Игорь Олегович, и теперь гражданам, конечно, придется этим правом воспользоваться.

И в этом месте возникает интересный вопрос. А именно - что такое эти самые "персональные данные"? В законе сказано так, цитирую: "персональные данные - ЛЮБАЯ информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу". То есть, что именно для вас является вашими персональными данными - определяете вы сами. И это может быть совершенно любая информация.

Вам уже, наверное, представляется картина светлого будущего. В котором вы сможете потребовать, например, удаления вашей недвижимости с публичной кадастровой карты. Или открытых сведений о возбужденных против вас судебных производствах за неоплаченные алименты и штрафы. Любых упоминаний о себе на сайтах судов, учебных заведений или, скажем, с площадок открытых электронных торгов.

Чиновники, наверное, мечтают, что смогут потребовать убрать декларации о своих доходах и вообще любые упоминания о своих подвигах в интернет-публикациях.

Увы, это беспочвенные мечты.

Потому что возможность убрать ссылку на какую-то связанную с вами информацию из поисковой выдачи вовсе не означает, что сама эта информация куда-то делась из интернета. Из интернета вообще нельзя убрать никакую информацию, которая туда однажды попала. Физически невозможно, потому что она размножается автоматически и без участия человека.

Все же предусмотренные "правом на забвение" административные и технические механизмы будут, разумеется, стоить денег и осложнять работу поисковых сервисов. При этом не решая, собственно, проблему удаления информации как таковой.

Впрочем, если в Европе людей вроде господина Марио Гонсалеса такое виртуальное, в полном смысле этого слова, забвение устраивает - то, быть может, кому-то оно понадобится и в нашей стране.
Россия 24

Руками в трусы

19 февраля 2015 года в поселке городского типа Апастово (5306 человек населения) в 109 километрах к юго-западу от Казани состоялось заседание районного суда.

Судья, в присутствии секретаря и помощника районного прокурора, вынесла дежурное решение: по заявлению этого самого районного прокурора, поданного «в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований», признать 136 интернет-сайтов распространяющими информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено. А именно — порнографию. И, соответственно, обязать уполномоченные организации закрыть доступ к этом сайтам с территории Российской Федерации.
На обжалование этого решения отводился месяц. Никто, разумеется, не обжаловал (никто же понятия не имел, что подобное решение принято). И вот 19 апреля (видимо, еще месяц ушел на всякие бюрократические процедуры) доступ к этим порносайтам провайдерами был прекращен.

Это, как я уже написал выше, было довольно дежурное дело. В решении суда сказано, что на заседание не явился никто — ни сам прокурор (прислал помощника вместо себя), ни представитель Роскомнадзора, ни представитель Министерства культуры республики Татарстан (просили удовлетворить заявленные требования в полном объеме), ни представитель Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан (тоже просили удовлетворить). Да что там, все мы люди. И все мы понимаем, что прокурорам тоже надо отчитываться о своей деятельности. А когда ничего не происходит (5306 человек населения в 109 километрах от Казани), надо найти что-то, что бы походило на деятельность. Кто-то находит экстремистские сайты. Кто-то — сайты, распространяющие наркотики. Кому-то везет, и он находит настоящую детскую порнографию (чтобы найти ее в открытом доступе, надо очень стараться). Прокурор Апастовского района подошел к делу проще.

Потому что нет ничего проще, чем доказать, что порнографический сайт — это порнографический сайт. Есть, правда, проблема с тем, что в России очевидно запрещены только «Незаконные изготовление и (или) перемещение через Государственную границу Российской Федерации в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования либо распространение, публичная демонстрация или рекламирование порнографических материалов или предметов» (статья 242 УК РФ). Статья эта допускает довольно много толкований (например, существует ли законное изготовление, является ли размещение в интернете публичной демонстрацией), поэтому прокурор подошел к делу с фантазией. Он сослался на документы 1923 и 1910 (!) годов. На подписанное царской Россией «Соглашение относительно пресечения обращения порнографических изданий» и на «Международную конвенцию о пресечении обращения порнографических изданий и торговли», подписанную СССР.

Мы, конечно, и этому бы не удивились — всем памятно судебное решение против Pussy Riot, ссылающееся на постановления Лаодикийского (IV век) и Трулльского (VII век) соборов Церкви. Более того — мы бы вообще не узнали об этом решении далекого районного суда, поскольку 135 из 136 сайтов в списке запрещенных — это никому не известные помойки, главной целью деятельности которых является даже не демонстрация порнографии как таковой. А, скорее — воровство номеров мобильных телефонов, навязчивая реклама лохотронов и впаривание патентованных средств для увеличения различных частей тела.

Но прокурору Апастовского района не повезло. И в его список из 136 сайтов совершенно случайно затесался один, который изменил всё. А именно — сайт XHamster, один из крупнейших (второй по счету) видеохостингов порнографии в мире, 67й по посещаемости сайт на планете, своего рода YouTube для взрослых. И его закрытие, в отличие от закрытия всех остальных 135 сайтов, не заметить было, разумеется, невозможно.

А раз о деле стало известно — стало интересно, как именно прокурор Апастовского района принимал такое решение. Интереснейшую информацию для понимания этого процесса дает публикация в газете «Известия». Там сказано так: «В поисковую систему «Яндекс» прокурор ввел ключевые слова «проститутки Казани» и «порно видео» — при этом отобразился список адресов и ссылок».

И вот представьте себе эту картину. Сидит прокурор, которому надо отчитываться. Отчитываться ему не о чем. В поселке (109 километров от Казани, 5306 жителей) ничего не происходит, на районе тоже, даже бродячие собаки никого не съели, да и на собаку дело не заведешь… лесные пожары не бушуют, наркотиков не больше, чем везде, вербовка в ИГИЛ — страшновато… И тут прокурора осеняет — интернет-порнография!

Именно такой ход мысли позволил бы себе поверхностный наблюдатель. Но газета «Известия», как известно, всегда пишет правду. И если они написали — «проститутки Казани», то, значит, прокурор так и спрашивал.

А теперь, внимание, ответьте мне на вопрос: если прокурор Апастовского района хотел просто найти в интернете порносайты для того, чтобы по суду запретить их, то зачем он писал даже не просто «проститутки», а именно — «проститутки Казани»? Ведь подобное уточнение вряд ли расширило бы его список, скорее наоборот — сузило бы. Не потому ли, что его интересовали не просто какие-то там проститутки, а именно — проститутки Казани?

О, нет, я ни на что тут не намекаю. Я просто представляю себе такую картину: ночь, улица, фонарь, гостиница (конспиративная, служебная квартира). В номере одинокий прокурор перед экраном ноутбука. На столе недопитый напиток. За окном — манящая, прекрасная, восхитительная Казань. Хочется праздника. Руки сами собой тянутся к клавиатуре. Бессознательно набирают: «проститутки Казани». А потом (сил, может быть, нет, а может и боязнь скрытой камеры) — «порно видео». И вдруг, глядя на выпавший список — ЭВРИКА! Вот оно!! Одинокое пошлое желание исчезает, прокурор чувствует желание совершенно иной природы — работать! И члены наливаются силой.

Лично я всё это понимаю. И у меня нет претензий к этому конкретному районному прокурору и к этой конкретной районной судье. Они делали, что могли: сочиняли фуфловое дело, принимали по нему формальное решение, руководствуясь высосанными из пальца основаниями. Словом — органично существовали в современном мире российского правосудия.

Но вдруг случилась неловкая вещь. В результате очередного совершенно бытового, вовсе не злокозненного решения, судья и прокурор Апастовского района, сами того не желая и не ожидая, залезли в трусы десяткам, если не сотням тысяч граждан России. В буквальном смысле слова — залезли в трусы.

Потому что социальная значимость таких ресурсов, как XHamster, ничем не отличается от социальной значимости таких ресурсов, как YouTube, Яндекс.Пробки или портал Госуслуги. Более того — если без Госуслуг и Яндекс.Пробок граждане как-то жили раньше и смогут жить дальше, то порнография сопровождала человечество всю его историю, и без нее человечество просто не сможет. А это значит, что в отсутствие целомудренного, зарегулированного американским законодательством (которое куда как более строго и конкретно к этому жанру, нежели невнятная 242 статья нашего УК) сервиса XHamster человек пойдет (неизбежно пойдет!) искать любую пропущенную прокурором помойку. Где у него украдут номер телефона, заставят его спустить деньги на лохотроне и впарят ему ядовитый БАД для увеличения частей тела.

И нет никакого более убедительного доказательство этого моего утверждения, чем то, что прокурор искал проституток Казани.

Потому что даже прокурор — человек.
Актуальные комментарии

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.