September 1st, 2015

Судьба человека

80 лет назад, в ночь с 30 на 31 августа 1935 года совершил свой трудовой подвиг луганский шахтер Алексей Стаханов. При норме добычи в 7 тонн угля на одного забойщика, Стаханов смог добыть 102 тонны, то есть, превысил норму в 14 раз. Уже через несколько дней в стране было провозглашено Стахановское движение, участники которого начали устанавливать производственные рекорды в любых сферах человеческой деятельности. Советская власть думала подобными яркими примерами повысить производительность труда. Однако затея не удалась.

На самом деле Стаханова звали Андрей. Но когда новость о рекорде дошла до газеты «Правда», там инициал «А. Стаханов» расшифровали неправильно и записали героя Алексеем. Легенда гласит, что, узнав об этом, товарищ Сталин сказал: «Правда» не может ошибаться. И уже на следующий день Стаханову выдали новый паспорт с именем Алексей.

Этот эпизод как нельзя лучше характеризует всё, что происходило вокруг Стаханова всю его вторую жизнь, которая началась 31 августа 35го года. До этого, в своей первой жизни, он был обычным хорошим шахтером, мастерски владевшим отбойным молотком. В своей второй жизни Стаханов был депутатом Верховного совета, руководил шахтами, работал в Министерстве угольной промышленности — и, одновременно с этим, был никем. Ложь — вот что определило всю стахановскую судьбу.

Ложь началась сразу же, с самого рекорда. Во-первых, он был запланирован, причем не самим Стахановым, а парторгом шахты Петровым, который и выбрал будущего героя из нескольких кандидатур. Тот согласился только после того, как уточнил размер полагающейся за рекорд премии. Во-вторых, добыть 7 тонн угля полагалось шахтеру, который сам добывает уголь, сам закрепляет своды забоя деревянными крепями и сам грузит добытый уголь на вагонетку. Стаханов же работал только отбойным молотком. Своды за него крепили двое оставшихся безымянными подсобных рабочих, а другие такие же безымянные рабочие беспрерывно вывозили добытый уголь. Всё оборудование было специально подготовлено для бесперебойной работы.

Однако вся слава досталась одному только Стаханову. Уже утром 31 августа прямо в шахте состоялся пленум комитета партии, который постановил, цитирую:

«Занести имя тов. Стаханова на Доску почета лучших людей шахты.

Выдать ему премию в размере месячного оклада жалованья.

К 3 сентября предоставить тов. Стаханову квартиру из числа квартир технического персонала, установить в ней телефон.

Просить рудоуправляющего тов.Фесенко разрешить заведующему шахтой за счет шахты оборудовать тов. Стаханову квартиру всем необходимым и мягкой мебелью.

С 1 сентября выделить в клубе два именных места А.Стаханову с женой на все кино, спектакли, всевозможные вечера».

Новая жизнь шахтеру понравилась. Его отправили в Москву учиться в Промакадемии, дали квартиру в Доме на набережной и машину. Стаханов вел разгульный образ жизни, бросил семью и закрутил роман с несовершеннолетней школьницей. Однако на всё это закрывали глаза, потому что так хотел Сталин. Трудно сказать, нужен ли был Сталину человек Алексей Стаханов. Но совершенно точно можно сказать, что Сталину был нужен символ, который называется «Алексей Стаханов». Символ должен был зажить своей жизнью, отдельной от человека. Но это произошло уже после смерти генералиссимуса.

В 1957 году лидер французской компартии Морис Торез, сам бывший шахтер, попросил у Хрущева встречи со Стахановым. Хрущев ответил, что герой в Донбассе, добывает уголь. Когда же выяснилось, что на самом деле Стаханов давно живет в Москве, Хрущев распорядился немедленно отправить его в Донбасс и провести там встречу с Торезом. Встреча состоялась в поселке Чистяково, который теперь называется город Торез. Назад, в Москву, Стаханов уже не вернулся.

Новая жена, та самая школьница, отказалась уезжать из Дома на набережной в Донбасс, и Стаханов остался совсем один. На этот раз ему не выделили жилья и он жил сначала в съемном углу, потом в общежитии. Он стал много пить и местные жители стали за глаза называть его Стакановым. Слава Стаханова продолжала греметь по всей стране, о нем писал в школьных учебниках, однако сам человек Стаханов оказался совершенно никому не нужен и всеми забыт. Символ зажил отдельной от человека жизнью, как того и хотел товарищ Сталин. И только в 70м году Брежнев, удивленный тем, что Стаханов еще жив, присвоил ему звание Героя социалистического труда. Но это пожилому пенсионеру уже не помогло.

Все двадцать лет после изгнания из Москвы Стаханов опускался на дно, пока не оказался в психиатрической клинике. В 1977м году он подскользнулся на шкурке от яблока, ударился головой и умер, не приходя в сознание. Ему был 71 год.

Человека не стало.

Символ же продолжает жить и поныне.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

5

И вывел его вон и сказал: посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Ненависть

Любопытный факт: про приговор крымскому партизану Сенцову написали чуть менее, чем все крупные западные газеты. Про условно-досрочное освобождение госпожи Васильевой на западе не написал ровным счетом никто.

Вот вы скажете — это потому, что про Васильеву там никто не знает и всем на нее наплевать. А Сенцов — это политическое дело и всё такое.

А я так не думаю. Мне кажется, что причина умолчания о деле Васильевой в том, что в освобождении человека из тюрьмы предмета для дискуссии нет. Человека выпустили, он ушел. А вот тех, кто в тюрьму только попал, надо спасать. О них надо писать.

У нас же совершенно наоборот. Про Сенцова пишут лишь те, что свято верует в непогрешимость любых режиссеров. Про Васильеву же пишут все. Абсолютно. И, что еще более интересно — со всепоглощающей ненавистью.

Вот мы вроде бы православный народ. Стараемся жить по Христу. А ведь Христос учил так: блаженны милостивые. Блаженны смиряющиеся. Не судите, да не судимы будете. Нагорная проповедь, любимое место патриарха Кирилла во всем Новом Завете.

Однако православие наше, видимо, заключается только в погромах на выставках и вандализме по отношению к памятникам архитектуры (как это случилось теперь в Питере). Главная же, фундаментальная парадигма христианства: смирение и милость — нам недоступна. Мы, русские, жестоки и злы. Даже несмотря на то, что патриарх Кирилл регулярно рассказывает нам о сути изложенного Христом в вышеозначенной проповеди, разъясняет ее тезисы и призывает к добру.

70 процентов из нас (опрос Левада-центра) против того, чтобы молодую женщину выпустили из тюрьмы. Только 8 процентов отнеслись к этому положительно. Только 8 процентов из нас могли бы назвать себя христианами, ибо пытаются жить по Христу. А 70 процентов сгорят в аду, потому что они хотят, чтобы женщина сидела в тюрьме. Потому что они хотят зла.

Причем удивительна широта спектра жестокости. Он простирается от отмороженного людоеда Эдуарда Лимонова до уполномоченного по правам человека (!) Эллы Памфиловой.

В едином порыве ненависти к факту освобождения женщины, которая никого не убила и даже не покалечила, сошлись все: коммунисты Зюганов и Рашкин, оппозиционер Гудков, глава совета по правам человека Федотов, член этого же совета Кабанов, журналист Соловьев, тюремная правозащитница (!) Романова, ортодоксальный погромщик Энтео, метущийся блогер Адагамов, охранительный публицист Стариков — когда еще хоть какая-то тема объединяла всех этих совершенно противоположных по взглядам людей? За что еще они подняли бы руки бы единогласно и вместе?

И только два голоса среди всего этого лагерного лая прозвучали примирительно: голос Михаила Ходорковского и голос Людмилы Алексеевой. Только эти два голоса в безумии ненависти тихо произнесли, что когда человека отпускают из тюрьмы — это всегда лучше, чем когда человек сидит в тюрьме. И еще голос Михаила Барщевского, который безэмоциональным юридическим языком сказал, что если решение суда законное (а оно, по его мнению, законное) — то, значит, оно справедливое.

Ну и еще мой, совсем еле слышный.

Гуманизм — это понятие абсолютное. Не бывает гуманизма условного. Конечно, нас с вами до сих пор преследует тяжелое наследие революционно-военной жестокости, все вот это вот чудовищное «сколько раз увидишь его, столько раз его и убей». Но ведь столько времени прошло, не пора ли освободиться от животной ненависти к чему бы то ни было?

Я, заметьте, ни слова не пишу тут о деяниях госпожи Васильевой. И не оправдываю ее в этих деяниях. Я ничего не говорю о доказательствах, о тех, кто ушел от ответственности, об условиях содержания и слухах относительно подставных заключенных. Всё это, наверное, интересные и важные для обсуждения темы.

Но куда как важнее тот простой факт, что вчера женщина сидела в тюрьме — а сегодня она в тюрьме не сидит. Ей повезло, и единственное, что должен сделать любой настоящий христианин, ставший свидетелем этого везения — возрадоваться ему. Просто возрадоваться, без условий и сомнений. И, разумеется, без апелляций к тому, что, мол, другие сидят, значит, и этой надо сидеть. Других не отпускают, значит, и эту нельзя отпускать.

А еще надо восславить тех, кто своими связями, протекцией и, быть может, деньгами помогли этой конкретной женщине избавиться от несвободы. Да, эти люди не помогли другим томящимся в несвободе. Но ведь и мы с вами им тоже не помогли. Мы не помогли даже одному, а они хотя бы одной помогли. И они лучше нас.

Да просто обернитесь к истокам. Князь Владимир, тот самый, с мегапамятником которому мы сейчас носимся по Москве, отрицал смертную казнь. Причем не потому, что это он был такой исключительный гуманист, а по той простой причине, что оную казнь отрицало всё русское общество. Александр Сергеевич Пушкин, фундамент и одновременно стоящий на этом фундаменте столп русской культуры, «милость к падшим призывал». Лев Толстой проповедовал непротивление злу насилием. Все те, кому мы обязаны собственным существованием как нации, отрицали насилие и учили добру.

А мы вынесли из наследия всех этих великих людей одну только ненависть.

Мы звери, господа.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Воображаемая гитара

Известная в теории вероятности теорема о бесконечных обезъянах гласит, что абстрактная обезъяна, ударяя случайным образом по клавишам пишущей машинки в течение неограниченно долгого времени, рано или поздно напечатает любой наперёд заданный текст. Хоть «Гамлета», а хоть и «Войну и мир».

Точно так же и с новостями. Если читать их в течение долгого времени, то рано или поздно обязательно найдется такой заголовок, который объяснит вам попросту всё. Не просто общую теорию поля или там, например, смысл жизни. А мироздание как таковое вообще.
И вот такой заголовок, оказавшийся в лентах новостей третьего дня. Зачитываю: «Россиянин впервые победил в чемпионате мира по игре на воображаемой гитаре.»

Чтобы покончить с формальностями, сразу же объясню — да, уже 20 лет в Финляндии проводится конкурс по имитации движений гитаристов при игре на настоящей электрогитаре. Толпа людей конвульсивно дергается под звуки тяжелого рока и перебирает пальцами в воздухе. Жюри, в которое входят лучшие гитаристы мира, смотрит на всё это и ставит баллы.

В общем, мало ли существует развлечений в мире, где проводятся чемпионаты по картофельным катапультам, гребле на ваннах и поеданию хот-догов на скорость.

Но еще раз вслушайтесь в заголовок, я повторю вам: «Россиянин впервые победил в чемпионате по игре на воображаемой гитаре». Ведь в этих нескольких словах — всё о нынешних нас.

В результате воображаемого импотрозамещения наши магазины завалены воображаемым сыром. Воображаемые верующие борятся с воображаемым богохульством. Да даже лето у нас с вами получилось в этом году какое-то воображаемое!

Воображаемая национальная валюта, воображаемая промышленность и ее воображаемый рост. Воображаемый, судя по автомобилям на дорогах и заполняемости московских ресторанов, экономический кризис. Воображаемые реформы и воображаемые цены на нефть в словах чиновников от экономики.

И неведомый нам герой по имени Кирилл Блюменкранц, который в это сложное, в том числе и для русско-финских отношений время вдруг сорвался и поехал на один из самых странных в мире конкурсов — он же тоже, в общем, воображаемый, как и его победа.

Одно только во всем этом воображении успокаивает — в жюри сидят, все таки, настоящие гитаристы.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.