September 22nd, 2015

Так не доставайся же ты никому

Всемирно известный правозащитник, один из основателей и член Инициативной группы по защите прав человека в СССР, член комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека и номинант Нобелевской премии мира Мустафа Джемилев всю свою жизнь положил на дело возвращения крымских татар на историческую родину.

И вот крымские татары вернулись и поселились в Крыму. Казалось бы — дело всей жизни удачно завершено. Народ снова живет на своей земле, в Бахчисарае школьников учат на крымско-татарском языке, конфликтов на национальной и религиозной почве практически нет.
Ну вот что бы вы сделали в такой ситуации? Я бы ушел на покой. Сидел бы в тени кипарисов возле ханского дворца, смотрел бы, как играют внуки и вспоминал бы свой бурный жизненный путь — семь судимостей, пятнадцать лет в лагерях, голодовки, подпольная литература и Меджлис крымско-татарского народа. Я был бы доволен собой!

Но не таков Мустафа Кырымоглу, что значит «сын Крыма». Узнав, что крымскотатарский народ проголосовал за то, чтобы войти в состав Российской Федерации, правозащитник вознегодовал. И пообещал уморить этот самый крымскотатарский народ голодом.

Две недели назад на совместной пресс-конференции с невъездным, как и он, на территорию России главой меджлиса Рефатом Чубаровым, Мустафа Джемилев объявил о блокаде Крыма со стороны Украины, которая и началась в минувшие выходные.

«Мы, как крымские татары, хотим, чтобы к этой нашей работе, к этой нашей акции присоединились все крымские патриоты», — сказал на той пресс-конференции Мустафа Абдулджемиль, и от его слов уже тогда повеяло тяжелой формой безумия.

Вот вы только вдумайтесь, что он говорит. Он призывает крымско-татарский, проживающий на территории Крыма, поддержать продовольственную блокаду Крыма, то есть — своей земли. Умереть, так сказать, от голода в знак покаяния против собственного решения влиться в многонациональную семью народов России.

Ну и зачем тогда, спрашивается, надо было возвращать крымско-татарский народ в Крым? Ведь в тех местах, куда их выселил тоталитарный советский режим, они уже обжились и голодом их там никто не морил.

И в самом страшном сне крымские татары не могли себе представить, что морить их голодом будет человек, который однажды смело сказал им всем: «Возвращайтесь!». И они поверили ему и вернулись.

Конечно, никакого голода без украинских продуктов в Крыму не случится.

Но вот за что можно с большой вероятностью поручиться — так это за то, что вряд ли теперь у крымско-татарского народа прибавится уважения к своему бывшему лидеру.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

На берегу полноводной реки

Если и есть в нашей стране ведомство, способное по-настоящему удивить, то это Следственный комитет. За минувшие выходные были задержаны, обысканы и арестованы полтора десятка высших чиновников республики Коми, включая самого ее губернатора Вячеслава Гайзера.
Причем на сей раз речь идет не о должностных преступлениях вроде коррупции и превышения полномочий, а о настоящем, классическом криминале. 19 уголовных дел против руководства Коми возбуждены по статьям «мошенничество» и «организация преступного сообщества».
«Целью деятельности преступного сообщества было совершение тяжких преступлений, направленных на завладение преступным путем государственным имуществом», — пояснил официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин.
Из тех скупых подробностей, которыми поделились источники, следует, что на протяжении почти десяти лет руководство республики Коми с помощью разнообразных схем передавало госпредприятия в частные руки. Например, предприятию под гарантии республиканского правительства выдавался большой кредит на развитие производства. После чего предприятие банкротилось и передавалось нужным людям. Выданные на модернизацию производства деньги выводили в офшоры в качестве дивидендов. Дивидендов этих, разумеется, было немало. В становящемся уже традиционном жанре «публичный обыск в кабинете у губернатора» телезрителям показали традиционные килограммы ювелирных изделий, коллекцию дорогих часов, пачки денег, документы на офшоры и даже неподписанный договор о покупке двух самолетов.
Сказать, что это все удивило наблюдателей — значит, не сказать ничего. Дело в том, что губернатор Вячеслав Гайзер никогда не давал повода думать о себе как о человеке, который любит излишества. Он жил в обычном многоквартирном доме в центре Сыктывкара. Бывало, ходил на работу пешком. Пользовался доверием у населения, которое всего год назад отдало ему на выборах 79 процентов голосов. В последнем рейтинге эффективности губернаторов, составленном Фондом развития гражданского общества, делил 4-5 места с губернатором Тюменской области. То есть это был один из лучших губернаторов в России. Регион, которым он руководил, вовсе не бедствовал. 10-е место по уровню валового регионального продукта на душу населения — больше, чем в Санкт-Петербурге. По уровню Внутреннего валового продукта на человека — так и вовсе регион был на 7-м месте из 80.
Вам все это ничего не напоминает? Вспомните Сахалинскую область, губернатор которой Александр Хорошавин был арестован в начале марта. Четвертое в стране место по уровню ВРП на душу населения — выше, чем у Москвы. Второе место по ВВП — тоже выше, чем у Москвы. Как в Гонконге. Правда, в рейтинге губернаторов Хорошавин был одним из последних: не хватало скромности, шиковал.

Однако регионы похожи. Богатые ресурсные регионы. Регионы, основные деньги в которые обычно приносят крупные компании федерального уровня. Компании, руководство которых и проблемы свои решает на федеральном уровне, а не на уровне руководства регионов. Руководство таких регионов, если у него нет каких-то особенных взаимоотношений с менеджментом федеральных компаний, сидит на берегу полноводной денежной реки, которая течет мимо и из которой не зачерпнешь, а потреблять-то хочется в полном соответствии с подушевым уровнем ВВП.
Вот и приходится, говоря словами Михаила Михайловича Жванецкого, изыскивать внутренние резервы. На Сахалине подрядами торговать, а в Коми птицефабрики с лесозаводами незаметно растаскивать. Как растаскивал имущество второго дома Старсобеса его завхоз, застенчивый воришка Альхен из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев».

Как бы там ни было, а профессия губернатора богатого сырьевого региона становится в России довольно опасной. Один Хорошавин вполне мог быть аномалией, но Хорошавин и Гайзер — это уже напоминает тенденцию.

Вполне может быть, что руководители других лидеров регионального рейтинга ВВП сейчас лихорадочно приводят в порядок свои дела. Потому что все-таки страшновато.

Ну что же, и это уже хорошо.
Россия 24

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.