February 4th, 2016

ВИПотечники

Пять лет назад в интервью «Известиям» тогдашний первый заместитель главы администрации президента Владислав Сурков сказал про собравшихся на Болотной площади так: «Лучшая часть нашего общества, или, вернее, наиболее продуктивная его часть требует уважения к себе».

И хотя отношение к тем митингам 2011 года в Москве с тех пор претерпело серьезную эволюцию, лучшая, или, вернее, наиболее продуктивная часть нашего общества своих требований не изменила. Она требует к себе уважения. А вот тактика стала другой.

Лучшие люди больше не собирают многочисленных митингов. Нет, они приковывают себя к креслам в отделении банка. Лучшие люди перекрывают столичные улицы. Лучшие люди звенят монетами в железных коробках и стучат ложками по кастрюлям.

Лучшие люди в день памяти жертв холокоста приходят в банки с детьми, одетыми в полосатые тюремные робы, и требуют освобождения. Поднимают плакаты, на которых написано, что этот банк во время войны обслуживал счета концлагерей. Рисуют губной помадой на стеклах окон. Пикетируют ресторан «Яръ», где в это время заседают банкиры.

Эти люди называют себя «ипотечники». Новое слово, оно только что появилось. Причем оно касается не просто абы каких ипотечников, а только валютных. Лучше даже сказать: «ВИПотечников». То есть тех, кто некогда взял ипотечный кредит в валюте, а теперь из-за роста курса доллара не может его отдать. Ну или говорит, что не может.

Да, конечно, в любом противостоянии слабого и сильного симпатии честных людей должны быть на стороне слабого. Конечно, прав Олег Кашин, когда он говорит, что государство для того и нужно, чтобы помогать тем, кому трудно. Да и те люди, которые злорадно пишут, что, дескать, валютные заемщики знали, на что шли, вряд ли могут убедительно объяснить, почему именно валютные заемщики могли это знать.

Но даже если абстрагироваться от всего этого и представить себе сферического ВИПотечника в вакууме, то становится ясно, почему лучшие и наиболее продуктивные люди в нашей стране столь малочисленны.

Вот ухоженная женщина в шубе из голубой норки на камеру предлагает вернуть Крым Украине, потому что ей «уже жить не на что абсолютно». Вот полосатые тюремные робы на взрослых и детях, которые тоже надо было где-то взять не бесплатно. А вот требования, которые предъявляют заемщики: пересчитать остаток долга по курсу на дату договора плюс 30% (запомните это число) или же списать 60% задолженности, после чего остаток перевести в рубли по текущему курсу. При этом предложения банков рассмотреть каждый случай индивидуально отвергаются, поскольку требования общие и банки должны списать долги всем. В том числе и женщине в голубой норке.

А теперь немного цифр от топ-менеджера ВТБ24 Михаила Кожокина (которые подтверждаются статистикой ЦБ и отдельными цифрами Сбербанка). Итак, в нашей стране сейчас около 17,5 тыс. валютных ипотечных кредитов. 80% из них (то есть 14 тыс.) получены до 2009 года. В декабре 2008-го курс доллара был 28 рублей. То есть 14 тыс. ВИПотечников (а это все ВИПотечники Москвы и Питера) предлагают конвертировать им кредит в рубли по курсу 28+30% = 36,4 рубля. Это увеличит первоначальную рублевую сумму кредита на 3,3 млн рублей (то есть на 27,5 тыс. рублей в месяц при 10-летнем кредите).

И по поводу второго варианта решения проблемы. Средний размер валютного ипотечного кредита в два раза выше, чем рублевого. Причем 40% от всех (то есть 7 тыс.) кредитов — это суммы более $400 тыс. Из них банку предлагается списать 60% задолженности ($240 тыс.), а остаток перевести в рубли по текущему курсу. Это увеличит первоначальную рублевую сумму кредита на 1,5 млн рублей (то есть на 12,5 тыс. рублей в месяц при 10-летнем кредите).

Всё это, разумеется, средние цифры и без процентов. Но это, честное слово, такие сладкие цифры, что будь у меня валютный ипотечный кредит, я бы тоже стучал ложкой по кастрюле в полосатой робе. И тоже чувствовал бы себя VIP.

Теперь, извините, посчитаем чужое. Если учесть первоначальный взнос, то средний ВИПотечник оперировал суммой в $500–600 тыс. За эти деньги в 2008 году (году самых запредельных цен на жилье) можно было купить для молодой семьи (ведь именно они наиболее уязвимы, не так ли?) приличную двушку где-нибудь… на Пушкинской площади. А уж где-нибудь в парковой зоне у большой воды и вовсе хватило бы на стометровую трешку. Не говоря уж об инвестиционной квартире в новостройке и без ремонта.

Так что же делать отчаявшимся людям, которые вот-вот окажутся на улице с пятью малолетними детьми?

Во-первых, продать шубу из голубой норки — это позволит, ужавшись, протянуть еще месяц. А во-вторых — попытаться-таки представить себе, что за пределами уровня жизни в стометровой трехкомнатной квартире в зеленой зоне Москвы есть еще очень много других уровней жизни, которые в нашей стране отнюдь не считаются постыдными. Хоть они и не VIP. Я, например, живу в куда как меньшей квартира в куда как более дальнем районе.

Ну а в-четвертых и в главных — не забывать ни на секунду, что тех, лучших людей на Болотной было 100 тыс. И даже у них ровным счетом ничего не получилось.

А вас, ВИПотечников, почти в шесть раз меньше.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

No fate

Предсказанного в кинофильме «Терминатор» восстания машин так и не произошло, однако это не значит, что роботы не продолжают распространять свое влияние на все сферы человеческой жизни. Роботы торгуют на бирже, роботы звонят с угрозами по телефону, роботы скоро будут ездить по нашим дорогам. Вот как это будет?

Ответом на этот вопрос задалась компания Cognitive Technologies, разрабатывающая систему беспилотного управления грузовиками КАМАЗ. Эта компания может научить роботов делать что угодно. Но вот что роботы должны делать в той или иной ситуации — это не так уж и просто.

Что делать, если перед беспилотным автомобилем неожиданно возник пешеход? Можно объехать его, выехав на встречную полосу, где тоже может быть автомобиль. Можно задавить пешехода. А можно направить машину в кювет, подвергая риску пассажиров. Выбрать из трех вариантов непросто. Пришлось проводить масштабный опрос. 80 тысяч человек решали, что делать. Большинство предлагало кювет, при этом не отдавая себе отчет, что они сами могут оказаться в этом автомобиле. Некоторые умники предлагали в момент приятия решения мгновенно найти в интернете информацию обо всех участниках происходящей аварии и выбрать тех, кем пожертвовать в пользу тех, кого спасти. Скажем, бомжа давить, а уважаемого отца семейства спасать. Или мужика давить, а юную деву спасать. Или спасать собаченьку, жертвуя людьми, которых и так развелось слишком много.

А теперь ответьте сами себе на вопрос: вы бы хотели, чтобы подобные вещи были бы зашиты в алгоритм управления каким-нибудь роботом?

Вот, скажем, в журнале Wired написано, что в америке открылся хэдж-фонд, формирующийся только роботами, без малейшего участия человека. Да, роботы торговали и раньше, но их настраивали профессиональные трейдеры. Новые же биржевые роботы такой настройки не требуют. Они сами наблюдают за торговлей, выбирают наиболее удачливых трейдеров и самонастраиваются, пытаясь повторить их манеру торговли. И если этот подход окажется эффективным — через год-другой людей на бирже вообще не останется.

Ну то есть мы и сейчас смотрим на график цены на нефть, не очень понимая, почему он таков, каков он есть. Но мы все равно уповаем на заявления ОПЕК, сведения о запасах и прогнозы по объемам добычи. А скоро все это не будет иметь никакого значения. Значение будет иметь только график и роботы, которые его строят. А мы будем сидеть и наблюдать за этим не в силах что-либо поменять.

И, вполне возможно, сидеть мы будем в беспилотном автомобиле, который в этот момент будет принимать решение — а нужны ли вы этому обществу или нет?

В такие моменты иногда даже кажется, что луддиты были все-таки правы.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.