March 22nd, 2016

Юбилей щебетания

21 марта 2005 года в 20:50 по стандартному тихоокеанскому времени 30-летний американский программист Джек Дорси набрал на клавиатуре своего компьютера такие слова: «just setting up my twttr». Это было первое сообщение в созданной за пару недель внутренней системе обмена статусами компании Odeo. Ныне эта система известна всему миру под названием Twitter. Спустя 10 лет существования ее оборот составляет полтора миллиарда долларов США, а состояние самого Джека Дорси оценивается в $2,7 млдр.

Twitter — одна из самых консервативных социальных сетей. За прошедшие 10 лет в нем не изменилось практически ничего — всё те же 140 символов в сообщении, все та же простая хронологически выстроенная лента. Разве что изначальная концепция, предусматривавшая доступ к сервису через SMS, умерла естественной смертью в силу распространения смартфонов, на которых работает приложение.

Философия Twitter уникальна: без страха сделать личное публичным. Это как бы вывернутая наизнанку ICQ — то, что вы раньше писали своей девушке совершенно приватно, теперь может прочесть кто угодно. Это создает ощущение невероятной глобальной общности, и мощь этой объединительной силы Twitter такова, что его просто грех было бы не использовать как медиа-инструмент.

Правда, политтехнологи рассказывают нам об электоральном значении интернета уже 20 лет. Подтвердить эти теории экспериментально пока еще ни у кого не получилось — простые встречи с избирателями до сих пор гораздо более эффективны, чем все социальные сети. Однако технологии развиваются с такой скоростью, что совершенно невозможно предугадать уровнь их проникновения через один-два выборных цикла. Сегодня мы отмечаем 10 лет Twitter, а 10 лет iPhone мы будем отмечать только в следующем году. То есть 10 лет назад жизнь в интернете была совершенно другой. И какой она будет через следующие 10 лет не знает никто.

Иван Созонов и Владимир Иванов даже станцевали хаку в честь своей исторической победы на супертурнире в Англии
А пока электоральные перспективы сети остаются лишь перспективами, политики и чиновники используют Twitter в качестве еще одного канала общения с публикой. Получается, надо сказать, не у многих.

Бывают люди, для которых интернет — среда, в общем, привычная. И такие люди чувствуют себя в Twitter так же естественно, как и в любой другой социальной сети. Таков, скажем, губернатор Кировской области Никита Белых. В своем твиттере он может и официальное губернаторское заявление сделать, а может и поговорить со знакомыми. И в обоих случаях он не выглядит чужим среди прочих. Не выглядит чужим и, например, зампред Центробанка, бывший сенатор Александр Торшин, хотя ему к среде и пришлось привыкать. Но освоился.

А бывают политики и чиновники, которые заводят себе аккаунт в Twitter просто потому, что так делают остальные. И совершенно не понимая, зачем он им нужен. После этого возможны два варианта: или на микроблог сажается «блог-секретарь» (или просто пресс-секретарь), или же политик начинает писать сам, не понимая ни аудиторию, ни формата, ни общей жестокости любой публичной среды.

В первом случае получается формально и скучно, на аккаунт никто не подписывается, а чтобы оправдать собственное существование «блог-секретарь» покупает фейковых подписчиков, которых однажды кто-нибудь разоблачит, и работодатель «блог-секретаря» окажется в луже. Во втором случае политик или чиновник оказывается в луже, скорее всего, прямо сразу. Потому что когда мы видим уважаемого человека на фотографии или по телевизору в высочайшем присутствии, мы не знаем, что у него в голове. А когда этот уважаемый человек вдруг начинает писать с нелепыми ошибками и нести чушь — всё уважение куда-то девается. Петр I еще 300 лет назад повелевал: «Указую на ассамблеях и в присутствии господам сенаторам говорить токмо словами, а не по писанному, дабы дурь каждого всем видна была». Сейчас господ сенаторов никто не заставляет писать в Twitter, но иногда они сами берутся. И дурь каждого всем видна непременно. Фамилии этих людей я не стану тут называть, но, поверьте, любой человек в Twitter знает их всех поименно, поскольку они являются излюбленным объектом насмешек.

Таким образом, мощнейший инструмент оборачивается против того, кто держит его в неумелых руках.

И в этой связи любой разумный политик должен подумать: перспективы социальных сетей, в том числе Twitter, в качестве предвыборного инструмента так и не доказаны. А вот методика использования того, что было сказано в соцсетях, против самого сказавшего появилась не теперь, и не вчера, и не третьего дня. Еще в Библии про это написано. И стоит ли рисковать, если бенефиты не определены?

Быть может, именно подобное размышление и является причиной того, что разумных русских чиновников и политиков в Twitter довольно мало. И нет никаких оснований предполагать, что их станет значительно больше. Даже учитывая естественное обновление и приход в руководящие структуры людей, в силу возраста довольно хорошо представляющих себе весь цинизм современного мира и умеющих разговаривать с этим миром на его языке.

И, вполне вероятно, самым популярным русскоязычным аккаунтом в Twitter так и останется микроблог премьер-министра Дмитрия Медведева с его редкими фотографиями и 1 (одним!) поздравлением с днем рождения какой-то девушки, которая об этом просила.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

О языке

- Есть такое твердое правило, — говорил Маленький принц, — Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету.

Эти твердым правилом руководствуются многие ответственные люди. Особенно политики, а особенно — политики украинские, поскольку приведение в порядок своей Украины есть сейчас первоочередная задача для каждого ее гражданина, поддержавшего революцию.

И вот лидер украинской партии со странным названием «5/10″, выступающей за радикальную реформу налогообложения, бывший депутат Верховной Рады Геннадий Балашов предложил Украине в качестве следующего шага на пути к процветанию отказаться от кириллицы и перейти на латиницу. Он прямо так и написал у себя на Фейсбуке, цитирую: «Так наши дети смогут теснее сблизиться с технологиями, двойные клавиатуры останутся в прошлом, а английский язык будет лучше усваиваться. Украина окунется в мировой процесс производства и потребления. Нас ждут огромные перемены и массовое обогащение». Конец цитаты, в конце которой, конечно, так недостает фразы про междупланетный шахматный турнир.

В комментариях, конечно, царит настоящий пир духа. Гривну предлагают переименовать в украинский доллар, английский язык сделать вторым государственным, а то и первым — для бОльшей интеграции, так сказать. А голоса редких ренегатов, сравнивающих перешедший еще сто лет назад на латиницу Вьетнам и до сих пор мучающуюся с иероглифами и аж двумя азбуками сразу Японией практически не слышны.

Впрочем, Геннадий Балашов — политик со странностями. И депутат бывший, не действующий. Действующие же политики приводят свою Украину в порядок куда как более радикально. Депутат Киевского городского совета Юрий Сиротюк предлагает не ограничиваться азбукой, для чего зарегистрировал проект постановления «О преодолении последствий советской оккупации в языковой сфере». И в этом постановлении сказано так, цитирую: «Установить, что в Киеве во всех сферах обслуживания граждан употребляется государственный язык — украинский. Поставщик услуг обязан обращаться и общаться с получателем услуг (клиентом) исключительно на государственном языке».

Ну что же. Дело хорошее. Лично я бы с большим удовольствием посмотрел, как посол США в Киеве Джеффри Пайетт общается с депутатами Верховной Рады по-украински.

А уж кто из них тут поставщик услуг, а кто получатель — это вы, пожалуйста, сами решите.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.