May 25th, 2016

33

И пошел Господь, перестав говорить с Авраамом; Авраам же возвратился в свое место.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

LEGODEATH

Мир — это война, — с сарказмом написал Джордж Оруэлл в 1948 году. А в 1949 году свой первый набор выпустила датская компания LEGO. Мир выдыхал после самой разрушительной войны в истории человечества и активно готовился к новой, еще более разрушительной войне. Однако конструкторы LEGO никак не отражали этой действительности и были совершенно мирными. Но в 1978 году, когда стало окончательно ясно, что новой разрушительной войны в ближайшее время не будет, в конструкторе LEGO впервые появилось оружие: мечи, копья и топоры.

И вот теперь, когда LEGO является одним из крупнейших производителей игрушек в мире, а набор ее производства является главным предметом вожделения детей всей планеты, группа ученых из Кентерберийского университета в Новой Зеландиии решила выяснить, что эти наборы несут нашим детям. И выяснилось, что эти наборы, цитирую: «показали значительный экспоненциальный рост насилия в течение долгого времени». В наборах всё больше оружия и средств уничтожения, а в сценариях игр всё больше милитаристских мотивов.

«Продукция Lego уже не так невинна, как это было раньше, — говорит один из авторов исследования Кристоф Бартнек, — Атмосфера насилия воспринимается как более интересная.»

Какое удивительное открытие! Новая Зеландия, конечно, далеко, и до нее, быть может, всё доходит позднее. Но если бы господин Бартнек и его коллеги посмотрели какой-нибудь из последних американских блокбастеров по комиксам, они бы с удивлением обнаружили, что там всё по-серьезному. Капитан Америка чуть не убивает Железного Человека, мирные жители гибнут сотнями, а сам фильм имеет возрастной ценз от 16 лет. А в современном мире победившего брендирования, где предмет с каким-нибудь Винни-Пухом стоит в полтора раза дороже, чем точно такой же предмет без Винни-Пуха, половина конструкторов LEGO — это сцены из вот этих блокбастеров. Уже без всякого возрастного ценза. И детям это, разумеется, нравится.

Честно говоря, ничего особенно страшного в этом нет — я тоже в детстве играл в войну. Да и 70% продукции LEGO, по результатам того же исследования, всё еще лишены малейших признаков агрессии. На тех же наборах, что с оружием, тоже написан рекомендуемый возраст, а аудиторией их зачастую являются вообще не дети, а взрослые.

Но самое главное, что защищает психику наших детей — с вероятностью 90% любой самый воинственный и агрессивный набор LEGO обязательно будет в течение считанных дней превращен в груду отдельных деталей, разбросанных по всему дому. И вся агрессия из него улетучится.

Вот просто поверьте моему родительскому опыту.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Дредноут Россия

12 мая 2009 года в Тверской ЗАГС Москвы пришли две девушки по имени Ирина Федотова и Ирина Шепитько и попытались заключить брак. ЗАГС в заключении брака отказал, сославшись при этом на Семейный кодекс. А 6 октября 2009 года Тверской районный суд признал этот отказ со ссылкой на Семейный кодекс законным. Пройдя все инстанции русского суда, две Ирины дошли до суда Европейского.

И вот 23 мая сего года громоздкая и медленная машина ЕСПЧ провернулась, задав правительству России вопросы. «Российским властям заданы вопросы по обстоятельствам возможных нарушений норм Конвенции по правам человека. В частности, не является ли отказ в регистрации брака однополых пар нарушением права на частную жизнь и не является ли такое положение дискриминацией» — сообщил представитель суда в интервью РИА Новости.

В иске двух Ирин, надо заметить, состав нарушений был несколько шире. Они настаивали на нарушении статьи 12, гарантирующей право на брак, статьи 8 — право на уважение семейной жизни и статьи 14 — запрет дискриминации.
Я не юрист. Моя первая профессия проще — я программист. А что делает программист при любом сомнении? Правильно, он лезет в документацию. Для начала я открыл Конвенцию по правам человека и посмотрел на указанные в иске статьи.

В статье 8 (извините за пространные цитаты, они необходимы) сказано так:

1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Уважение к личной жизни людей вне зависимости от их сексуальных предпочтений у нас декларировалось на самом высоком уровне, включая председателя Конституционного суда (вот его слова, сказанные на выступлении на Петербургском международном юридическом форуме: «Мы уважаем права сексуальных меньшинств, но мы должны и защищать права большинства»).

Вмешательства со стороны публичных властей в личную жизнь гомосексуальных пар я тоже не замечал. Хулиганы да, вмешиваются. Но не публичные власти. Не говоря уж о том, что интересами национальной безопасности и, особенно, общественного порядка можно оправдать любое вмешательство. Поскольку погром гей-клуба православными хоругвеносцами, безусловно, есть нарушение общественного порядка, и хорошо бы гей-клуб закрыть от греха. Это не моя логика, это та логика, которую можно использовать в данном контексте.

Теперь статья 14 — запрет дискриминации. Тут всё проще: запрещается дискриминация «по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам». Как видите, признака сексуальной ориентации в этом перечне нет. Хотя есть «любые другие причины», но хотелось бы мне посмотреть на то, как в Европе запрещается дискриминация, скажем, по признаку сексуального влечения к малолетним. Предвидя возможное возмущение сразу предупрежу: нет, я не сравниваю добропорядочных гомосексуалов с педофилами. Я лишь заостряю проблему широты толкования.

А вот статью 12 ЕСПЧ из своих вопросов к русскому правительству исключило. И знаете, почему? А потому что в ней сказано так: «Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права». В соответствии с национальным законодательством!

Тут бы, конечно, колонку эту и прекратить, но с национальным законодательством у нас всё не так просто. Дело в том, что формализованного понятия «брак» в российском законодательстве… нет. В Конституции слова «мужчина» и «женщина» употребляются по одному разу в одном и том же предложении об их равных правах. В Семейном кодексе есть лишь «Для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста», что, как вы понимаете, тоже можно трактовать разнообразно.

Ну то есть если подходить к вопросу формально, то здесь вполне возможен интереснейший юридический спор. Я не юрист, но лично я бы с удовольствием почитал подобный спор двух адекватных и холодных юристов, не оперирующих терминами «содомия», «гейропа» и «православный Иран».

Но это если подходить к вопросу формально. А если подходить к нему неформально, то спор может быть еще интереснее.

Автор «Алисы в стране чудес», английский писатель Люис Кэрролл любил фотографировать и рисовать обнаженных девочек. Причем делал он это с разрешения и в присутствии их матерей. Английские историки голову сломали над тем, как трактовать это странное пристрастие Кэролла так, чтобы не порочить память великого классика английской и мировой литературы. Придумали считать, что все эти маленькие девочки, о которых Кэролл писал в своих дневниках, на самом деле не совсем маленькие, а вовсе даже большие — как минимум 12 лет. А еще рассказали нам, что в викторианской Англии девочки до 14 лет считались детьми и как сексуальный объект не рассматривались, поэтому в фотографировании их обнаженными ничего такого и не было.

Ну и попробуйте представить себе что-то подобное в современной Англии. Да сейчас вас могут обвинить в педофилии, если вы 12-летняя девочка и опубликуете в социальной сети собственную фотографию. И не дай бог, найдут у вас на компьютере какую-нибудь из фотографий, сделанных Кэроллом.

А как же было в Англии во времена Кэролла с гомосексуализмом? А было просто: смертная казнь за него полагалась.

То есть, меньше за полтора века общественная мораль изменилась совершенно радикальным образом. Дозволенное стало криминальным, а криминальное стало дозволенным. Я сейчас не хочу тут рассуждать, хорошо это или плохо (если угодно — мне тоже не нравится педофилия, а против гомосексуалов я ничего не имею, мало ли кто как это делает). Нет, гораздо интереснее задуматься: если за эти годы мораль изменилась вот так, то где гарантия того, что за следующие годы она не изменится как-то еще? И стоит ли дергаться с изменением этой морали такому неповоротливому дредноуту, как наша страна. По собственному историческому опыту мы знаем, что такие дерганья нас никогда до хорошего не доводят.

Да, конечно, две Ирины не мыслят в терминах столетий, им надо решить свои проблемы (совместно нажитое имущество, дети, законное представительство друг друга) прямо сейчас. И поэтому они поехали в Канаду и заключили брак там.

Ну так вот вам и метод. Если в России нет тропического моря с пальмами, увешанными бананами и обезьянами — мы же не подаем иски в ЕСПЧ о нарушении наших прав. Нет, мы покупаем билет и летим туда, где есть это море.

А дредноут Россия продолжает спокойно плыть дальше.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.