July 12th, 2016

В городе Сочи темные ночи

В городе Сочи, как известно, темные ночи. И когда-то давным давно, в самые счастливые советские времена конца семидесятых-начала восьмидесятых, нахождение на пляжах Сочи в эти самые темные ночи было было серьезным вызовом системе. Мне было около 10 лет, но я отлично помню постоянно шаривший по воде мощный прожектор, наряды пограничников, курсировавшие вдоль воды, а также строжайший запрет родителей на использование фонарика. Мигание которого могло быть расценено как тайный сигнал, подаваемый турецким агентам.

С тех пор многое изменилось. Но память о благословенных временах, когда по ночам люди спали, не покидает руководство города Сочи. Которое и объявило о настоятельной рекомендации воздерживаться от купания в море с 8 часов вечера и до 8 утра. А также постановило запирать муниципальные пляжи на это время, а для контроля за возможными нарушителями выпустить на побережье наряды сотрудников частных охранных предприятий.

Конечно, всё это оправдывается исключительно заботой о здоровье отдыхающих. Ведь спасатели и медицинские службы дежурят на городских пляжах только с 8 утра и до 8 вечера, а без них купальщика подстерегают многочисленные опасности.

И ведь с городскими властями здесь трудно поспорить. А то понапиваются до свинского состояния дешевого вина и лезут в воду, лови их потом. Но почему только муниципальные пляжи? Ведь их всего, внимание, семьдесят. А помимо них то тут то там остаются не огороженные выходы к морю, по которым глупые пьяные отдыхающие таки могут добраться до воды и немедленно утонуть. Нет, я бы на месте городских властей вообще построил бы вдоль моря забор. А в заборе — калитки, у каждой из которых поставил бы контролера. Чтобы проверял на трезвость, наличие спасжилета и наличие временной регистрации.

Конечно, вместо нанимания за деньги сотрудников частных охранных предприятий можно было бы за те же самые деньги оставить на ночных пляжах медиков и спасателей. Но, во-первых, в Европе так не делают. Там наивно полагают, что взрослый человек сам сможет распорядиться своей безопасностью. А во-вторых, и это куда как более важно, если отдать деньги спасателям — то их тогда не достанется охранникам, и охранникам будет обидно. А так все будут довольны. И меры приняты. И охрана при деле. И купаться на самом деле никто никому ночью не запрещает, а только лишь настоятельно рекомендует воздерживаться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Не побоялись сказать

Несколько дней назад украинская активистка Анастасия Мельниченко опубликовала в социальной сети Facebook пост с рассказом о том, как она в разном возрасте подвергалась сексуальным домогательствам со стороны разнообразных мужчин. Текст был снабжен хэштэгом #Янебоюсьсказать, и спустя всего несколько часов количество признаний других женщин под этим хэштегом стало исчисляться десятками. Сейчас, спустя неделю, таких историй в Facebook уже тысячи.

И все их объединяет два общих свойства. Во-первых, они написаны на русском, украинском или белорусском языках. А во-вторых, они неизменно ужасны, и по их прочтении складывается ощущение, что на сексуальное насилие способен практически каждый мужчина. Вне зависимости от возраста, уровня образования и социального статуса. Каждая из не побоявшихся сказать женщина непременно начинает свой рассказ с возраста 6 или 10 лет, продолжает подростковым, усиливает цветущей юностью и заканчивает уже зрелостью. То есть, сексуальное насилие сопровождает такую женщину практически всю ее жизнь. И существовать в этом мире эксгибиционистов, педофилов и насильников, честно говоря, страшновато. Начинаешь думать, всё ли ты о себе знаешь. И не скрываешь ли чего от себя.

Впрочем, кроме мира кромешного, непрекращающегося женского ужаса этот уникальный, не имеющий аналогов в мире психотерапевтический эксперимент показал нам и другой мир — мир женщин, у которых в жизни ничего такого никогда не происходило. Раньше у этих женщин не было никаких причин признаваться в том, что их никто не насилует. Но теперь, на фоне вала признаний жертв насилия, они тоже не побоялись сказать. Сказать, что у них всё хорошо. И, что особенно интересно, эти женщины, которым повезло, на первый взгляд совершенно ничем не отличаются от тех женщин, которых насилие преследует всю их жизнь.

Этот феномен, разумеется, разжег среди мужчин, которые внезапно оказались средоточием зла, огонь справедливых сомнений. А не выдуманы ли все эти истории теми, кому просто хочется мужского внимания? А если даже и не выдуманы — не провоцируют ли чем-нибудь эти постоянно страдающие от сексуального насилия женщины какие-то низменные желания у мужчин?

Ну действительно, не может же так быть, что у одних женщин всё плохо, а у других, точно таких же женщин, всё хорошо. Статистически не получается. Противоречит простой человеческой логике. Сексуальное насилие должно распределяться в обществе равномерно. А оно распределяется неравномерно. Одним всё — а другим ничего.

Впрочем, высказывать на Facebook подобные предположения оказалось довольно опасно. В комментарии к умникам немедленно приходили оскорбленные свидетели мира насилия, принося с собой свои раскаленные добела страсти. Сомневаться в том, что мы живем в условиях тотального sexual harrasment теперь социально и политически нецелесообразно. И мужчинам, которые женщину в жизни пальцем не тронули, отныне тоже придется из этого исходить. Хотя вчера еще они обо всем этом и не подозревали.

Есть у всей этой истории и, казалось бы, побочный, но на самом деле важнейший аспект. Исповедальный флэшмоб начала активистка, помогающая украинским военным. Подхватили его женщины как по другую сторону линии фронта на Украине, так и в России и в Белоруссии. Вдруг на какой-то миг при поиске по хэштэгу #Янебоюсьсказать вырисовались очертания одного большого, единого восточно-славянского народа. Народа, существующего над национальными правительствами, помимо политической ситуации и вне контекста противоположных направлений пути. И сразу же показались смешными все эти заявления о том, что Россия навсегда потеряла Украину, о том, что никогда мы не станем братьями, о том, что Киев — это Европа, а Москва — это дикая Азия. Нет, общего у нас оказывается значительно больше, чем разного. «Повесть временных лет» не даст соврать — общей судьбы нам не избежать.

Конечно, довольно странно, что объединяющим мотивом на этот раз стало сексуальное насилие. Но, видимо, в этом и состоит примета нашего беспокойного, неустроенного и обиженного времени с туманными перспективами. Настанет более спокойное время — и мотивы для объединения станут другие.

А пока давайте хотя бы попытаемся сделать так, чтобы у наших женщин не было поводов проводить такие флэшмобы.
Россия 24

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.