August 5th, 2016

Ни карточек, ни денег

Помещик Манилов из романа «Мертвые души» мечтал построить мост через пруд. Телеоператор Рудольф из кинофильма «Москва слезам не верит» предполагал, что однажды ничего не будет, а будет одно только телевидение. Руководство Сбербанка с упорством, достойным уважения, рассказывает на разнообразных мероприятиях о том, что однажды не будет ни денег, ни карточек, а будет один сплошной блокчейн и бесконтактная оплата смартфонами.

«Я считаю блокчейн исключительно перспективной технологией, — говорил пару месяцев назад Герман Греф, — Через два-три года мало останется сфер, где бы она радикально не изменила вообще основы бизнес-модели».
Энтузиазм своего босса разделяет и вице-президент Сбербанка по IT-технологиям Никита Волков. «Когда, по моей оценке, клиенты перестанут платить карточками и начнут массово платить в торговых сетях мобильным телефоном? — сказал он на днях, — По моей оценке в 2018 году в России».

Кроме того, менеджмент крупнейшего банка страны мечтает внедрении технологии распознавания лиц и голосов клиентов, которая избавит человека от необходимости идентифицировать доступ к своему банковскому счету не только с помощью карточки, но и с помощью мобильного телефона.

«Я планов наших люблю громадье, — говорил Владимир Владимирович Маяковский, — Размаха шаги саженья». Что и говорить, нынешнее руководство Сбербанка проделало гигантский путь, превратив путанный и плохо связный конгломерат сберегательных касс во вполне технологичный современный банк. Еще лет 10 назад в каких-то отделениях Сбербанка в Москве я мог оплачивать кредит, взятый в Сбербанке же, но в другом регионе, а в каких-то мне говорили, что этого сделать нельзя. Или, скажем, ваш транспортный налог мог уехать в Сбербанк Московской области, и Сбербанк Москвы не имел никакой возможно его оттуда достать. Это то, с чем сталкивался лично я, а вообще подобных историй было описано в социальных сетях бесконечное множество. Теперь с этим во многом покончено, а если учесть всем известные масштабы Сбербанка, то нельзя не признать, что проделана большая работа. И раз уж руководство Сбербанка решило такую грандиозную задачу, то почему бы не поверить им и в том, что они внедрят блокчейн, бесконтактные платежи телефонами и распознавание лиц.

Но ведь проблема тут совсем не в руководстве Сбербанка. Проблема тут в населении, которое, как известно, у нас то, которое есть, а другого никакого и нет. Сбербанк-то внедрит. Но вот кто этим воспользуется, кроме внедривший — вопрос социальный.

Государство годами серьезных усилий добилось повсеместного внедрения безналичной системы оплаты труда. И что же происходит в день зарплаты на любом из таких предприятий? Там происходит очередь в банкомат, в котором сотрудники снимают сразу всю зарплату наличными и кладут ее в кошелек. Причин тому множество. И недоверие к денежным суррогатам (а банковская карта воспринимается именно как суррогат, настоящие деньги — это банкноты и монеты), и страх перед банком, с которым мало ли что может случиться, и необходимость совершать наличные платежи (скажем, лендлорду отдавать за квартиру). И, разумеется, отсутствие возможности оплатить картой покупку во множестве региональных маленьких магазинов. Внедрена ли у нас безналичная система оплаты труда? Да, внедрена. Появился ли у нас в стране массовый безналичный оборот? Нет, не появился.

Или вот у меня, например, есть карта VISA, которой можно платить, не вставляя ее в терминал. Тем самым бесконтактным способом, про использование которого с помощью смартфона говорит вице-президент Сбербанка. Знаете, сколько раз я заплатил этой картой в Москве бесконтактным способом за последний год? Правильно — ноль. Терминалов, работающих с бесконтактными картами в крупных магазинах сколько угодно. Даже терминалы метро принимают бесконтактные платежи с карт. Но все они, отчего-то, работают… только с MasterCard. А с VISA — не работают. Я не знаю, в чем причина подобной однобокости, но она есть, и она есть в крупнейшем и самом развитом в смысле банковской инфраструктуры мегаполисе России. Внедрена ли в Москве технология бесконтактной оплаты? Да, внедрена. Можно ли ей воспользоваться всем, у кого есть бесконтактная карта? Нет, нельзя.

Разумеется, отсутствие по-настоящему массового спроса на ультрасовременные технологии (а бесконтактная оплата с помощью смартфона — это как раз такая технология) не должно быть препятствием к внедрению таких технологий. Когда-то было принято смеяться над планами запустить в метро мобильную связь, потом — над планами развернуть там бесплатный Wi-Fi. Теперь всё это есть, и как-то странно думать уже, что когда-то этого не было. Но все же хочется, во-первых, еще больше, а во-вторых, чтобы это «больше» было универсальным. То есть — для всех, а не для пользователей какой-то одной избранной технологии.

Что же касается «массовости» — то пусть о ней голова болит у начальников. Лично мне кажется, что когда в очереди в кассу в большом столичном сетевом магазине картой платит хорошо если каждый третий — то это не «массово». Но ведь это не мешает пользоваться внедренной технологией лично мне.

И тут парадоксальным образом получается, что громадье планов и маниловщина, побуждающая наших начальников внедрять все эти технологии для исчезающего меньшинства просто для того, чтобы о них отчитаться, в итоге идут на пользу этому самому меньшинству. А уж что там при всем этом думает себе стоящее в очереди к банкомату в день зарплаты большинство — его трудности.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Всемирное антидопинговое вранье

Лет 15 назад в одной из духовно близких нам стран бывшего СССР шла предвыборная кампания, во время которой один из ее участников, известный политик, захотел стать ученым. Ну или не стать, а хотя бы прослыть таковым. С этой целью политик решил опубликовать в западном научном (не таком, конечно, как Science или Nature, а попроще) статью. Дело осталось за малым: добыть где-то такую статью. И политик поручил решить вопрос своему помощнику.

А помощник возьми, да обмолвись об этом в узком кругу.

То, что знают двое, знает свинья. И, прознав о потребности политика, один из работавших против него технологов предложил помощнику статью совершенно бесплатно. Да еще и добавил сверху 500 долларов США.

Счастливый помощник отнес статью политику, счастливый политик отослал ее в научный журнал, журнал опубликовал. И спустя считанные дни после публикации известный немецкий профессор возьми да и заяви публично: позвольте! Да ведь это же моя статья! Ведь это же я ее написал!

С тех пор на каждую пресс-конференцию политика приходил специальный человек, который поднимал руку и задавал неизменный вопрос: Скажите, пожалуйста, а что там насчет той статьи? И пресс-конференция завершалась.

Однако эта история — не про политика, как вы могли бы подумать. Эта история — про помощника. Который за 500 долларов США продал самое своё будущее. Мог бы делать карьеру рядом с преуспевающим политиком, если бы сам его не утопил. А политик, в свою очередь, свалил все на самодеятельность помощника, и тот оказался на улице с репутацией не только предателя, но и идиота. Впрочем, в Библии всё это было описано еще за две тысячи лет до того.

Всемирное антидопинговое агентство — это как раз такой вот помощник, продавший за участие в одной некрасивой политической истории всё свое будущее. Истории о том, как лидеры нескольких стран решили уязвить своего русского коллегу, уколов его в чувствительное место — в национальные спортивные достижения. Ну просто потому, что других аргументов для переговоров у этих лидеров уже не осталось.

Это, между прочим, наиважнейший аспект всей истории: мы имеем дело не с цивилизационным, а с личным конфликтом. Это не США, Великобритания, Германия или кто там еще сговорились против России. Нет, это против Путина сговорились лично Обама, лично Кэмерон и лично Меркель. Или кто там еще. Просто потому, что у них не осталось никаких аргументов для переговоров с этим упрямым русским. Они понимали, что он прав во всем: прав в истории с Крымом, прав в позиции по Донбассу, прав в действиях в Сирии. Но они не могли с ним согласиться, потому что это означало бы для них отступление. А они не могут отступать, потому что решать все вопросы в мире должны только они. И поэтому они решили, как школьники, сделать пакость. Не России, а лично Путину.

Звучит, понимаю, довольно наивно, но просто проанализируйте эту ситуацию, не упуская из памяти то, что любой лидер государства — такой же точно человек, как и вы. С такими же эмоциями, слабостями и привычками. Это типичная семейная ссора.

А раз решение уязвить было принято — оставалось определить уязвимое место и ударить прямо туда. Уязвимое место определить довольно просто. Высшее достижение этого срока Путина — 2014й год. Олимпиада в Сочи, возвращение Крыма. С Крымом ничего сделать так и не получилось. Тогда отнимем Олимпиаду.

В качестве инструмента (т.е. — помощника политика) было выбрано Всемирное антидопинговое агентство. WADA. Организация без особой истории (создана в 1999 году), без полномочий и без собственной воли. Агентство же. Обслуживающий персонал.

WADA сыграло свою самоубийственную роль самоотверженно. Не знаю уж, чем там их мотивировали (или, наоборот, припугнули). Но вся эта история, от признания безобидного, но зато советского мельдония допингом и мутных фильмов с какими-то непонятными перебежчиками до строго дозированной подачи информации, каждая порция которой была приурочена к тому или иному важному решению международных спортивных организаций, выглядела хорошо поставленным, профессиональным спектаклем, а вовсе не попыткой установить справедливость.

Вот, допустим, вы — антидопинговое агентство (честное, а не такое, как WADA). И вы узнаете, что кто-то принимал допинг. Что вы делаете? Заявляете об этом на весь мир немедленно. А что делает WADA? Оно говорит: накануне очередного важного решения мы опубликуем очередные данные о русских спортсменах. Это называется шулерство, двести лет назад в России за такое били по лицу канделябрами.

Впрочем, несмотря на профессионализм постановщиков, красивой победы не получилось. Россию от Олимпиады отстранить не удалось, хотя, конечно, русская команда совершенно деморализована, а многим спортсменам ради уязвления Путина сломали карьеры. Но, тем не менее, WADA свою роль выполнила и теперь она больше… не нужна.
О том, что именно WADA станет в этой истории разменной монетой, дальновидным людям было понятно с самого начала скандала, вот прямо с мельдония. Менее дальновидные поняли это, когда МОК отказался дисквалифицировать Россию, свалив ответственность принятия решения на федерации. Теперь сомнений не осталось уже, кажется, ни у кого.

WADA трусливо отказалось проводить объявленную предолимпийскую пресс-конференцию. Представитель агентства вот прямо так и сказал: «Учитывая текущие события, мы считаем, что наша пресс-конференция … будет испорчена другими вопросами». Международный олимпийский комитет заявляет, что репутация WADA после всего произошедшего больше не отвечает заявленным требованиям и его надо заменить на другую организацию. WADA сразу же после этого пытается хоть как-то оправдаться, заявляя, что их комиссия не нашла никаких доказательств тому, что российское государство вмешивалось в деятельность Всероссийской федерации легкой атлетики. Тем самым подтверждая, что всё, на основании чего они давили на организации с полномочиями, вынуждая их отстранять русских спортсменов — это чистая ложь.

Всё это уже мало похоже на разговор солидных организаций друг с другом. Нет, это больше похоже на панику помощника, которого выбросили, потому что он больше не нужен. А политики в лице функционеров МОК продолжат свое спокойное плавание, сбросив предательский и, что гораздо важнее, идиотский балласт.

Впрочем, нам с вами от этого вовсе не легче — многие наши спортсмены от Олимпийских игр уже отстранены, и исправить это возможности нет.
РИА Новости

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Ни зачем

Существует много концепций природы законодательства. Одни считают, что законы лишь цементируют уже сложившиеся общественные отношения. Другие считают, что законы призваны улучшать условия для складывающихся общественных отношений. Третьи считают, что законы нужны для порядка. Чтобы, значит, не было бардака.

Но какой бы концепции мы с вами ни придерживались, мы все равно понимаем, что законы — совершенно необходимая часть государственного устройства. Законы нужны.

Как вдруг Министерство экономического развития публикует на портале Государственных правовых актов документ, называющийся так, цитирую: «План оценки фактического воздействия». В котором сообщает о необходимости проверки фактического воздействия на экономику 46 действующих законов, 42 постановлений правительства и 41 подведомственного акте. А также заявляет, что подобная оценка будет проводиться в нашей стране, внимание, впервые. «Это будет способствовать существенному улучшению качества государственного регулирования экономической деятельности» — говорят в министерстве, где подозревают, что потери экономики от перечисленного в плане проверки законодательства составляют, внимание, 2,6 триллиона рублей. Это, на минуточку, больше дефицита бюджета.

Но ладно там экономические потери. Тут проблема серьезнее. Ведь если оценка воздействия действующих законов на экономику будет проводиться впервые — то это значит, что раньше она вообще никогда не проводилась!? То есть, наш парламент пишет и принимает законы, воздействие которых на экономику страны вообще не просчитывалось!?!

Ну хорошо, один депутат Государственной Думы однажды рассказывал мне, что идеальный закон написать невозможно. Поэтому надо написать не идеальный, а потом посмотреть, как он работает. И, если понадобится, через годик внести поправки, делающие его, как говорится, более лучшим.

Но тут-то речь идет не о качестве законодательства. Тут речь идет о нарушении его фундаментального свойства — необходимости. Ведь если последствия принятия этих законов никем не просчитывались, то, значит, они никого не интересовали. А если вас не интересует, каковы будут последствия принятия того или иного закона — то каковы тогда могут быть причины для написания и принятия такого закона? Ну просто — зачем он тогда нужен вообще?

Не знаю, как вы, а лично я этого совершенно не понимаю.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.