August 19th, 2016

Гарри Поттер и Русская Пропаганда

Жизнь современного западного человека полна опасностей и тревожна. Накачанный допингом русский спортсмен ворует его медали, русские хакеры вскрывают его электронную почту, а вежливый русский военный все время угрожает вторгнуться и отторгнуть.

Но даже если современный западный человек не спортсмен и у него нет никакой электронной почты, он все равно беззащитен. Потому что везде, на каждом шагу, вокруг, снизу, сверху и даже во сне его постоянно преследует страшная, всепроникающая и неотступная Русская Пропаганда.

О том, что Русская Пропаганда существует, знают на Западе все, даже дети. О том, что Русская Пропаганда хуже героина и крэка, и один глоток ее меняет человека навсегда, превращая его из красавца с благородными генами в ватное мурло с признаками деградации на лице и плохими зубами, тоже известно. Неизвестным доселе оставалось только одно: как Русской Пропаганде противостоять. И возможно ли это вообще. Ну как никто не знал, как противостоять Тому, Кого Нельзя Называть. Пока Гарри Поттер не догадался.

В роли Гарри Поттера на этот раз выступили Центр анализа европейской политики CEPA и Legatum Institute, которые опубликовали совместную работу. В работе утверждаются, что противостоять Русской Пропаганде возможно. Современная западная цивилизация спасена. Рецепты просты, эффективны и демократичны.

Во-первых, надо штрафовать СМИ за плохую журналистику. Определять, какая журналистика плохая, а какая хорошая, будет особая комиссия. Во-вторых, нужны механизмы контрпропаганды, развенчивающие Русскую Ложь. В-третьих, нужны общественные организации, которые будут разоблачать негодные СМИ. И даже приводится пример — Transparency International (ой!). В-четвертых, необходимо создать группу из психологов, историков, социологов и экспертов в области медиа, которые бы разубеждали воевавших на стороне Германии в том, что они воевали на стороне фашистов. В-пятых, предлагается таргетировать информацию в социальных сетях, чтобы разубеждать поддавшихся Русской Пропаганде людей. В-шестых, блогерам Запада предлагается объединиться в борьбе против блогеров Мордора (то есть, России).

Ну а еще предлагается создавать контент на русском языке, переориентировать СМИ в соответствии с интересами аудитории (?!), учить население распознавать в комментариях «российского интернет-тролля на зарплате», а также бойкотировать СМИ, транслирующие Русскую Пропаганду.

Ну что же, комплекс мер разработан внушительный и подробный. И я даже не хочу обсуждать здесь соответствие этих мер декларируемым западной цивилизацией нормам свободы слова и мысли. С нас-то что взять, мы — отрезанный ломоть. А у них там вроде как свободные выборы, ответственность политиков перед избирателями и всё такое. Бог бы с ним, давайте просто возьмем и поверим, что всё это действительно так.

И тогда просто хотелось бы знать — кому именно собираются противостоять авторы этих рекомендаций? Телеканалу Russia Today и агентству Sputnik? Так ведь все западные медиа уже совокупно противостоят этим двум российским СМИ, без всяких советов со стороны. Крупных западных телеканалов сотни, а канал Russia Today один, и если он транслирует Русскую Пропаганду, то тогда совершенно непонятно, отчего же западная публика настолько предпочитает эту Пропаганду чистой демократической правде, что западную публику от этой Пропаганды даже надо спасать.

Нет, наверное, речь идет не о противостоянии RT, а о чем-то еще. Ну вот возьмем, например, блогеров. Тех самых «интернет-троллей на зарплате». Давайте предположим, что таковые таки существуют и, как нам рассказывали, их задачей является сохранение режима Владимира Путина, то есть — противостояние потенциальному гражданскому протесту в социальных сетях. Но это всё… русский язык. Русская блогосфера потому так и развита, что она русская. Западные эксперты предполагают противостоять русским блогерам на их территории? Я бы с удовольствием посмотрел на всё это, честное слово. И сам бы принял участие во всеобщем веселье.

Из той же серии и предложение создавать контент на русском языке. Любой вещающий оттуда русский будет автоматически восприниматься предателем. Любой вещающий оттуда не русский будет сразу же вызывать издевательский встречный вопрос: «Какие ваши доказательства?»

Все эти рекомендации до степени смешения похожи на инициативу какого-нибудь депутата Государственной Думы по созданию отечественного аналога Голливуда для распространения русского миропонимания на всё человечество. Это же можно очень убедительно обосновать: вот смотрите, русские смотрят американское кино, а там везде американские флаги, американский образ жизни и американские правила. Вот надо и нам, во-первых, запретить показывать американское кино у себя, а, во-вторых, снимать такое же кино и показывать его в Америке. Чтобы там были русские флаги, русский образ жизни и русские правила.

Ну логично ведь! Не поспоришь! А — не получается. Существуют же мелочи. Американцы не смотрят иностранное кино, например. И если даже иностранцы снимают какое-нибудь очень хорошее кино, американцы переснимают его для себя и только потом смотрят. Исключения, конечно, бывают, но редко.

А русские, скажем, давно уже почти не снимают хорошего массового кино. Ну просто потому, что в России кино — это в общем случае вовсе не бизнес, а процесс освоения государственных средств. И бизнес в общем случае заканчивается до начала съемок кино, поскольку деньги уже все получены. И если запретить в России кино американское, то кинопрокат просто умрет. Потому что русское кино просто не смотрят. А если умрет кинопрокат — то где тогда показывать даже то редкое русское кино, которое смотрят?

Вот и авторы предложений по борьбе с Русской Пропагандой не видят таких мелочей. Например, не учитывают того простого обстоятельства, что на русском языке говорят от силы 300 миллионов человек на планете. А на английском — половина населения мира. И видеть в Русской Пропаганде (еще раз — давайте предположим, что она существует) угрозу при таком соотношении сил — как-то совсем уже глупо. Ну не такие же они там, в CEPA и Legatum Institute, идиоты, не так ли? И раз они пишут такое, не будучи идиотами, то, вполне возможно, преследуют ту же самую цель, что и наш гипотетический депутат. А именно: освоение средств.

Но когда западный политик спит и видит везде одних только русских хакеров, русских спецагентов с мочой и Русскую Пропаганду, то не развести такого параноидального политика на средства лично мне кажется вполне благородной задачей.

А это значит, что мы должны отнестись к работе CEPA и Legatum Institute с известной симпатией.

Тем более, что она такая смешная.
Russia Today

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Летайте самолетами

Несколько дней назад генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков написал в Министерство транспорта России письмо, в котором предложил отменить перечень из 18 предметов, которые пассажир может взять в салон самолета бесплатно. Вместо этого господин Калмыков предложил разрешить пассажирам брать с собой в салон бесплатно только одну вещь весом не более 5 килограммов.

Озабоченность лоукостера «Победа» существованием чего бы то ни было бесплатного, в общем, известна. В конце июля они призывали сделать платной провоз вообще любого багажа и ручной клади. А еще чуть раньше обещали повысить цены на билеты на треть, если им запретят брать деньги за провоз женских рюкзаков (потому что в перечень Минтранса из 18 предметов входит дамская сумочка, но не рюкзак).

Казалось бы — причем тут Минтранс? Ну хотите повысить цены — повышайте. Это же бизнес, и вы сами определяете ценовые рамки, в которых можете существовать.

Однако спустя некоторое время в СМИ появилась информация, что предложение гендиректора «Победы» поддержали другие российские авиакомпании. Какие, правда, не ясно, потому что никаких документов, выражающих этого желание, пока никто не представил. Но аргументация, о которой рассказывают, как говорится, «источники, близкие к ситуации», примерно такая же, как у «Победы»: трудно выдерживать конкуренцию, уменьшение веса багажа экономит топливо, а пассажиры жульничают, таща багаж в салон самолета и кладя в ручную кладь тяжелые вещи.

Интересно, кстати, что далеко не все пассажиры выступают против подобных желанию авиакомпаний. Около 10% опрошенных в различных эфирах людей говорят, что они согласны, ибо им достаточно взять с собой в деловую поездку смену белья, а все эти тетки и усатые толстяки, забивающие полки салона самолета чемоданами, вызывают у них отвращение. А смысл лоукостера, мол, именно в том, чтобы совершать дешевые деловые поездки, а для перевозки баулов существуют другие авиакомпании.

В общем, эмоции и тех, и других, и третьих, которые кроют жадных перевозчиков последними словами в социальных сетях, понять можно. Но вот что во всем этом интересно: авиакомпании упирают на то, что ограничения в провозе багажа позволят им экономить топливо. Между тем мне нигде не удалось найти зависимости расхода топлива самолета от его массы.

Указывается или расход в час, или удельный расход на одного пассажира за километр. При этом понимающие в вопросе люди пояснили мне, что, во-первых, даже при взлете расход топлива существенно не увеличивается, а во-вторых, авиакомпании при массе самолета, не дотягивающей до максимальной взлетной, имеют обыкновение догрузить самолет почтой, забытым багажом или, например, долить больше топлива, если оно в этом аэропорте дешевле. Ну то есть порожняком не летают — не выгодно.

Осталось понять, какова доля багажа в общей массе самолете при взлете (ведь чем она меньше, тем больше можно догрузить чем-нибудь полезным). Я вот пошел в «Википедию» и посмотрел там на характеристики самого распространенного в мире пассажирского самолета Боинг-737. У него много модификаций, но вот, скажем, для одной из них (737-800, основной парк «Победы») максимальная взлетная масса составляет 79 тонн, а количество пассажиров — 189.

Потом нашел цифры, по которым авиакомпании считают средний вес одного пассажира с багажом. Они таковы: 86 килограммов на человека и 13 килограммов на багаж. Получается 99 килограммов. Ну 100. То есть, 189 человек с багажом будут весить 18,9 тонны. Из которых багаж составляет 2457 килограммов. Всего… 3,1% от полной массы самолета. Ну то есть багаж в общей массе самолета не весит почти ничего.

Так что, получается, авиакомпании врут. Никаких дополнительных топливных трат от увеличения веса дозволенного для провоза багажа они не несут.

Есть, впрочем, и другие траты, зависящие от количества багажа — это, например, услуги аэропорта по его обработке. Что ж, я нашел цены аэропорта Внуково на услуги по обработке багажа. Думаю, у столичных аэропортов они примерно равны. Там очень много разных видов работ, но в среднем стоимость услуг составляет несколько рублей за килограмм. Давайте возьмем 10 рублей. То есть, стоимость обработки багажа весом в 2457 килограммов составит 24570 рублей. В то время, как авиакомпания «Победа» берет за каждое место багажа 1499 рублей. То есть, 283311 рублей за те же 2457 килограммов. То есть, на одном багаже (при условии, что он есть у каждого пассажира) компания «Победа» получает 258741 рублей выручки с каждого своего самолета.

Конечно, я могу не учитывать каких-то тонкостей, но вряд ли тут будут отличия на порядки. А раз так, то, значит, все эти стремления брать с пассажиров деньги за провоз багажа, ручной клади и что там еще — это чистое разводилово, не имеющее никакого отношения к собственно авиационным перевозкам.

Нет, я совершенно не отрицаю права любой бизнесмена брать деньги за всё, за что он захочет. При этом оставляя за собой право не пользоваться услугами такого бизнесмена, если они мне не нужны.

Но когда речь об отмене бесплатной ручной клади ведут все авиакомпании страны (как нам рассказывают «источники»), то я рискую лишиться подобного выбора между жуликами и честными перевозчиками. И оказаться в ситуации, как в том кинофильме, где в ответ на советскую рекламу «Летайте самолетами» герой спрашивал: «А чем еще летать?!»

Получается, нечем.
ИЗВЕСТИЯ

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Судьба катастрофы

Ровно четверть века назад, 19 августа 1991 года, несколько высших должностных лиц СССР предприняли попытку, как они сами говорили, цитирую: «остановить сползание страны к катастрофе». Попытка не удалась. Реальные властные полномочия в Москве были перехвачены победившим в противостоянии с ГКЧП президентом Ельциным, в результате чего распад Советского Союза как единого государства оказался предопределен. Вместо остановки «сползания страны к катастрофе» ГКЧП своей нерешительностью инициировал, по словам президента Путина, «крупнейшую геополитическую катастрофу прошлого века».

Теперь все об этом, конечно, жалеют. В 9 из 11 стран бывших советских республик большинство жителей старше 35 лет считают, что жизнь в СССР была лучше. Об этом говорят результаты опроса ВЦИОМ.

64% в России, 60% на Украине, 71% в Армении и 69% в Азербайджане. А вот молодежь, которая Советский Союз не застала, считает, что теперь стало лучше. В России таковой молодежи 63%.

И только в двух странах проведения опроса граждане в большинстве своем считают, что теперь стало значительно лучше, чем в СССР. Это, внимание, Таджикистан и Узбекистан. Причем в Узбекистане всем довольны, еще раз внимание, 91% населения.

Это, конечно, поразительные результаты. Я сейчас не про Таджикистан и Узбекистан, а вообще. Молодежь, которая знает об СССР только по рассказам о том, как там было прекрасно, голосует против. Те же, кто должен помнить все тяготы и лишения унылой советской жизни, теперь с умилительной ностальгией хотят вернуться назад.

Между тем, 25 лет назад всё было иначе. Когда в Москву въехали танки, десятки тысяч людей собрались вокруг Белого дома с тем, чтобы противостоять декларировавшему возврат назад ГКЧП. И во многом благодаря именно этому массовому протесту не готовые к жесткому противостоянию советские чиновники растерянно отступили.

Когда же спустя три с небольшим месяца Ельцин, ни у кого ничего не спрашивая, объявил об упразднении СССР, на улицы не вышел никто. Ни один человек. В том числе ни один из тех, кто теперь говорит, что в СССР было лучше. И только через 2 месяца после отмены Советского Союза в Москве начались митинги как бы против этого, хотя на самом деле люди вышли на улицы, будучи возмущенными чудовищным ростом цен, возникшим в результате начала гайдаровских реформ.

Какой удивительный исторический парадокс. И уж тем более удивительно, что из всех 11 опрошенных стран хорошая память только у жителей Таджикистана и Узбекистана.

Видимо, это на них горный воздух так действует.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Глядя на катастрофу

Человеческая память избирательна и обычно стирает плохое. По крайней мере у нормальных людей, не у мстительных психов. Быть может именно этим объясняются столь светлые воспоминания об СССР, какие характерны для последних нескольких лет. И, быть может, лично мне стоило бы сходить к психиатру, поскольку я, кажется, мстительный псих. И в моей памяти СССР никак не начинает представать в виде картинки из «Книги о вкусной и здоровой пище», а остается в виде тотального дефицита всего, талонов на еду, переборки гнилой картошки на овощебазе и, главное, безысходного, беспросветного уныния при отчетливом понимании того, что где-то существует другая, более лучшая жизнь.

Быть может это происходит потому, что кто-то мудрый (не помню, кто именно — вы же видите, моя память сохраняет только плохое) еще в юности внушил мне мысль о пагубности худшего из видов лжи — самообмана. А может быть и потому, что я просто не смотрю телевизор.

Но сейчас, в 25-летнюю годовщину событий, связанных с ГКЧП, меня не оставляет одна до сих пор не разрешенная мной логическая проблема. А именно: почему после появления на экранах телевизоров нескольких испуганных советских чиновников к зданию Правительства РСФСР немедленно выдвинулись граждане, считающие своим долгом защитить его от путчистов. Впрочем, это-то как раз и понятно. А вот почему после объявления о Беловежских соглашениях и отставки Горбачева на улицы не вышли граждане, протестующие против неиллюзорного исчезновения СССР — это и есть тот самый до сих пор мною не разрешенный вопрос.

Теперь общепринято понимание распада СССР как «крупнейшей геополитической катастрофы века» (В.В.Путин, Послание Федеральному собранию, 2005). Но вот удивительный парадокс: в ходе этой самой геополитической катастрофы советский народ вышел на улицы чтобы поддержать ее ход (а сопротивление ГКЧП было именно таковой поддержкой), а для того, чтобы возмутиться прямо декларированными решениями об упразднении СССР советский народ на улицы не выходил. Ну то есть выходил, конечно, но… только через три месяца, когда главным фактором политической повестки стал уже не роспуск СССР как таковой, а катастрофическое повышение цен в ходе «шоковой терапии».

И тут можно, конечно, делать разные предположения. Например, о непонимании простыми людьми в регионах процессов, происходивших в Москве. Скажем, мы с сокурсниками летом 1991 года работали на шабашке в районе Загорска (если кто не знает, так при советской власти назывался Сергиев Посад). Вернулись в Москву как раз накануне событий, а непосредственно после событий, числа 26-го, наш бригадир поехал назад в Сергиев Посад, чтобы забрать недоплаченные (ну, как обычно!) нам деньги. Местные жители встретили его обескураживающим вопросом: А что, правду говорят, что у вас там в Москве Горбачева посадили в психушку? Это 50 километров от МКАД! Что же говорить об уровне понимания происходившего в более отдаленных районах.

Еще одно предположение касается, конечно, пассионарности. На защиту Белого дома вышли люди, которым, условно говоря, «больше всех надо». Те самые, кого теперь принято с некоторым пренебрежением называть «активисты». С песнями «Мы ждем перемен» и «Поезд в огне» наперевес. Они действительно хотели перемен, но их и даже в Москве оказалось не так уж и много. А все те, кто после разгрома ГКЧП вывалил на улицы Москвы и первым делом отправился крушить памятники — они, конечно, никакого отношения к защите Белого дома не имели. Но, тем не менее, на улицы вывалили и памятники крушили воодушевленно.

Но все же сколько гипотез ни разрабатывай, а факт, как говорится, на лицо: граждане СССР, на бумаге будучи приверженцами сохранения СССР (см. результаты референдума 17 марта 1991 года) на деле никакого сопротивления распаду СССР не оказали. Просто потому, что на тот момент их память еще не стерла плохое. И не могла — ведь плохое происходило вокруг прямо сейчас.

Пустые полки в магазинах. Кооперативные жулики на рынках. Начинающийся разлад на крупных предприятиях. Инфляция. Талоны уже даже в Москве. Повальное крушение социалистических режимов стран Восточной Европы. Бегство Прибалтики. Парад суверенитетов республик СССР сразу же после путча. На протяжении пяти-шести лет всё вокруг рушилось, а перспектив в рамках общепринятых концепций не виделось никаких. Всё, что бы ни предпринимали советские власти, неизменно ухудшало ситуацию для не предприимчивых, не умеющих бороться за жизнь, выросших в тепличных условиях простых послевоенных советских людей. Потом, зимой 1992 года, после начала гайдаровской реформы, им все же придется научиться бороться за жизнь и выгрызать себе место под солнцем. Но тогда, осенью 1991, глаза видели, что катастрофа уже произошла. И, глядя на все эти Беловежские соглашения и совершенно непонятную возню вокруг Союзного договора, завершившуюся отставкой Горбачева, простой советский человек думал так: Ну и ладно.

Однако, как ни крути, а опорные ориентиры нужны. Никто не знает, можно ли было сохранить СССР, но зато никто не запрещает думать, что можно. И проецировать на современную Россию ту самую картинку из «Книги о вкусной и здоровой пище», на которой изображены продукты, которые 90 процентов населения СССР никогда в жизни не видели вне пределов этой картинки.

Проецировать на нее лучшую в мире систему образования. Бесплатную медицину. Первое в мире место по производству пшеницы, картофеля и молока. Гражданское авиастроение. Миллионы тонн стали и чугуна. Гагарина и Днепрогэс. Атомный ледокол «Ленин» и первую в мире АЭС.

Особенно любят заниматься подобным проецированием люди, которые в силу возраста вообще не помнят СССР. Ну что же, в психотерапевтических целях это, быть может, и полезная практика. Но однажды в тех же самых психотерапевтических целях полезно спросить у своих родителей — а почему, все таки, они не вышли осенью 1991 года на улицы, чтобы защитить СССР?

25-летняя годовщина ГКЧП, кажется, вполне себе удачный момент, чтобы задать своим родителям этот вопрос.

А родителям — задать его самим себе.
РИА Новости

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.