October 6th, 2016

Психоанализ детской кроватки

У каждого ребенка есть невидимый друг. Невидимого друга моего шестилетнего сына зовут Сергей Пианинов и он живет на Сатурне. Сатурн — это невидимая страна моего шестилетнего сына. Он мечтает так же, как Сергей Пианинов, кататься на кольцах Сатурна. И, кто его знает — быть может он и катается на них вместе с этим Сергеем. Ну, по ночам. Когда спит.

Потому что каждый ребенок, когда засыпает, перемещается в невидимую страну своих снов. И основное транспортное средство для такого перемещения — это кровать.

Кровать выбирается в зависимости от направления перемещения. Девочка, мечтающая о прекрасном принце, выбирает себе кровать в виде кареты Золушки. Девочка по рациональнее, минуя в мечтах цветочную стадию, сразу выбирает кровать в виде замка принцессы. Мальчик, по ночам перемещающийся в Галактическую империю, ложится спать в кровать подобающей формы. Тот же, кто просто хочет полететь в космос (скажем, на Сатурн к Пианинову) выбирает простую ракету. Ну или такую. Ракет очень много.

Бывают детские кровати в виде подводных лодок, пиратских кораблей и даже дворцов в Монако. И уж, разумеется, многие мальчики по ночам отправляются воевать.

Для них существуют кровати в виде танка, в виде истребителя F-15 и в виде армейского грузовика. На странице, где продается кровать в виде армейского грузовика, специально указано: This item does not ship to Moscow, Russian Federation. Но нам и не надо. Потому что у нас есть детская кровать в виде ракетного комплекса «Бук». Вернее, сейчас эта кровать уже не называется «Бук». Теперь она называется просто: «Ракетная установка «Защитник»». И отдельно указано, почему: «По многочисленным просьбам название кровати сменили на более нейтральное».

Я не знаю, откуда поступили эти многочисленные просьбы — из Фейсбука или от газеты The Guardian, которая возмутилась, что детская кроватка с таким названием появилась как раз через несколько дней после публикации очередной версии голландского доклада о том, как над Украиной был сбит «Боинг» рейса MH17 Малайзийских авиалиний.

Хотя я совершенно точно знаю, что эта кровать в виде установки «Бук» «появилась» через несколько дней после публикации доклада просто потому, что кто-то искал в интернете что-нибудь по запросу «Buk», да и наткнулся. Хотя сам производитель кроватей говорит, что модель выпускается уже 10 лет.

Но вот сама природа этого иррационального страха перед русской детской кроваткой в виде ракетной установки — она ведь, на самом деле, ничем не отличается от нашего столь же иррационального страха перед «их» детскими передачами, где ведущие изображают человеческие экскременты или еще какими-нибудь школьными уроками толерантности по отношению к гомосексуалистам.

Речь ведь не о кроватке в виде военного объекта как таковой. Такие кроватки бывают везде. И не о странностях детских фантазий речь. Нет, мы живем на планете, где дети попадают в волшебные страны через шкафы и кроличьи норы, где деревянные солдаты оживают, будучи посыпанными волшебным порошком, а по Сахаре гуляет маленький принц с астероида. Ну совсем как наш Сергей Пианинов.

И надо понимать, что взрослые писатели, написавшие все эти вышеперечисленные истории, их вовсе не выдумали. Нет, они жили с ними с детства. Кто-то прятался в шкафу, кто-то посыпал песком дрова в надежде, что те оживут. А кто-то пару тысяч лет назад представлял себе, что ковер, на котором он спит, может летать.

То есть, наши детские мечты, в общем, схожи. А вот наши взрослые страхи различны.

Они боятся нашего оружия — даже на уровне детской кроватки! Они придумывают нашим подводным лодкам и ракетам поэтические названия. Они пристально отслеживают, куда и какой C-300 поедет.

При этом они практически равнодушны к нашей культуре. Знают только «Толстой» и «Достоевский», хотя если даже и читали, то исключительно из интереса разузнать про быт диких людей.

Мы же как губка впитываем их культуру, мы нее ориентированы. Мы смотрим их фильмы, читаем их книги, слушаем их музыку. Мы используем их технику и их программы. Ездим на их автомобилях. И мы всего этого боимся. Везде ищем подвох. И пытаемся от всего этого защититься. Придумываем «планы Даллесса», а потом тщательно выискиваем в окружающем культурном пространстве признаки их выполнения.

И при всем при этом совершенно — то есть, абсолютно — равнодушны к их вооружениям. Мы плевать хотели на ударные авианосные группы, на бомбардировщики «Стелс» и боевые лазеры с ядерной накачкой. И даже на их детские кроватки в виде истребителя F-15 нам наплевать.

Надо понимать, что я тут несколько обобщаю — конечно, и Достоевского там кто-то читает, и ударные авианосные группы тут кто-то подсчитывает.

Но на общесоциальном, бытовом уровне, всё обстоит именно так. Они боятся нашего оружия, но не боятся нашей культуры. Мы боимся их культуры, но не боимся их оружия.

Вывод из этого уравнения, увы, невеселый. Своей культурой нам их не напугать, потому что наша культура, что бы мы о ней не думали, маленькая, локальная и, что самое главное — русскоязычная. А поскольку купировать собственные страхи как-то необходимо, то единственное, чем мы можем ответить — это постоянным наращиванием всё более страшных средств вооружений. В том числе и в виде детских кроваток.

С обязательной пометкой о том, что эта техника, разумеется, всего лишь оборонительная.
Russia Today

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Золото скифов в облаке мифов

В Окружном суде Амстердаме начинается суд по делу о возвращении коллекции археологических находок из золота, известной под общим названием «Золото скифов». Оспариваемые предметы были вывезены из Крыма в голландский музей Алларда Пирсона в феврале 2014 года. Когда выставка закончилась, власти Нидерландов отказались возвращать экспонаты в крымские музеи, потому что Крым перестал быть украинским и вернулся в Россию.

Вообще сам по себе такой отказ уже противоречит общепринятой мировой практике межмузейного взаимодействия. Экспонаты предоставлялись голландскому музею музеями Крыма, а вовсе не правительству Нидерландов правительством Украины. И раз экспонаты взяты из конкретного музея — они должны быть возвращены в конкретный музей, вне зависимости от того, в какой национальной юрисдикции этот музей теперь находится.

Однако этот факт — расхожая банальность, которая в нынешнюю эпоху спортивных судов высшей справедливости, наказывающих русских спортсменов за мельдоний и позволяющих американским чемпионам сидеть на амфетаминах, вызывает одну лишь улыбку. У нас сейчас очень непростые взаимоотношения с Нидерландами, вызванные известным докладом по-поводу судьбы самолета Малайзийских авиалиний, сбитого над Украиной. И ожидать в таких условиях непредвзятости от голландского суда (а судья — тоже человек и испытывает эмоции) никак не приходится.

Но есть во всей этой истории один интересный аспект, на который мало кто обращает внимание. А вообще стоило бы.

Дело в том, что суд в Амстердаме решает судьбу никакого не скифского золота. В оспариваемой коллекции — готские, позднесарматские, боспорские предметы. Находки из Херсонеса. Всего около 2 тысяч предметов. А вот скифского золота там нет. Потому что скифское золото… в Киеве. В Музее исторических драгоценностей Украины, расположенном на территории Киево-Печерской лавры. Вся скифская часть экспозиции была взята в Нидерланды именно из этого музея, и после окончании выставки благополучно вернулась обратно. Не вернулось лишь то, что было взято из крымских музеев.

И самый интересный вопрос во всей этой истории — это вопрос о том, откуда в Музее исторических драгоценностей Украины взялось вот это вот скифское золото.

Впервые оно было найдено в 1830 году в кургане Куль-Оба возле Керчи. Ну то есть грабили курганы, конечно, и раньше, но в октябре 1830 года находки впервые были описаны археологами. Узнав о найденных драгоценностях, Николай I приказал привезти всё к нему в Петербург. В Керчи осталась лишь малая часть, которая и стала основой пополнявшегося впоследствии из других крымских курганов Керченского музея древностей. Остальное теперь в Эрмитаже и в Историческом музее.

Итак, зафиксируем: скифское золото было найдено на территории России. Керченский музей древностей был основан на территории России. Когда же золото попало из этого музея в киевский Музей исторических драгоценностей Украины? В 1960х годах. Украинское руководство решило создать в Киеве сокровищницу, подобную сокровищницам Москвы и Ленинграда. Экспонаты во вновь созданный музей свозились со всей территории Украины, включая территорию Крыма, который тогда был включен в ее состав. Из Керченского музея (основанного, повторюсь, в России русским градоначальником Иваном Стемпковским) вывезли практически всё. Сотни предметов из золота.

При распаде СССР мы решали с Украиной много вопросов. Вывозили ядерное оружие, делили самолеты и танки, обсуждали статус Черноморского флота. Но, отчего-то, никто не задался вопросом: а как быть русскими культурными ценностями, оказавшимися в результате идиотских решений советского руководства на территории другого государства. Вернее, может быть кто-то таким вопросом и задавался, но результата не вышло. И ладно там построенные русскими крымские дворцы — недвижимость она на то и недвижимость, чтобы ее нельзя было двигать. Но вот музейные экспонаты — с ними-то можно было как-то разобраться.

Но даже если этого не было сделано тогда — никогда не поздно вернуться к вопросу. Реституция — модное слово, предполагающее восстановление состояния чего-либо, существовавшее до принятия неправомерных решений. Передача Крыма в состав Украины в 1954 году было, разумеется, незаконной (изменение территории РСФСР не было утверждено Верховным Советом РСФСР). Поэтому все решения о переносе археологических древностей с территории Крыма в Киев, принятые украинским руководством после этой «передачи», тоже были, разумеется, незаконными. И всё надо вернуть к состоянию «до 1954 года».

А это значит, что хорошо бы России заявить свои права на скифское золото, хранящееся на территории Украины. Тем более, что его судьба вызывает серьезные опасения. Древние украшения видели и на жене Виктора Ющенко, и на певице Софии Ротару. И ладно бы только это!

Самое дикое во всей этой ситуации состоит в том, что ровно год назад, в ноябре 2015 года, Министерство культуры свободной и евроориентированной Украины своим приказом N884… ликвидировало Музей исторических драгоценностей Украины. Его больше нет! Несмотря на все протесты музейщиков, причем не только украинских, но и со всего мира.

И где теперь окажется та коллекция скифского золота можно только догадываться.
РИА Новости

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Зеленое и красное

Первый министр Российской Империи по военным, гражданским и дипломатическим делам генерал-фельдмаршал Христофор Миних еще в 18 веке говорил о нашей стране так, цитирую: «Русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется непосредственно самим Богом, иначе невозможно понять, как оно существует».

Святые слова! Ведь действительно — ничего совершенно невозможно понять. Вот, например, известно, что русскому хорошо — то немцу смерть. И вот Роспотребнадзор решил показать русскому, что хорошо. И предложил ввести цветовую дифференциацию… нет, не штанов, а продуктов питания. «Мы предлагаем новый подход к маркировке продуктов питания, — говорит глава ведомства Анна Попова, — Цветовая индикация. Полезные продукты — зеленым, промежуточные — желтым, красным — когда у продукта высокое содержание сахара, соли или содержит только заменители.»

Вроде бы всё логично. Но только не всё. Здесь совершенно не сказано, каким цветом будет отмечено то, что не содержит ни соли, ни сахара, ни заменителей. А содержит только воду и спирт.

- Да ладно там! — скажете вы, — Че ее отмечать-то, родимую, про нее и так все всё знают. Что вредная.

Ну хорошо, давайте тогда отметим ее, соответственно, красным. Но вы забываете, что в России ничего совершенно невозможно понять. И вот, например, что говорит известный алкогольный эксперт Вадим Дробиз, только уже не про водку, а про настойку боярышника, цитирую: «Настойки не вредны для здоровья. Всё, что о них рассказывают, — это миф. Эту продукцию выпускают специально для употребления. Этих настоек выпивается около 600 миллионов литров. Если бы это была дрянь, то у нас миллионы трупов бы валялись».

И ведь не поспоришь! Во-первых, миллионы трупов действительно не валяются. Во-вторых, настойку боярышника продают в аптеках, значит она не вредная, а полезная! Ведь в аптеках продают только полезное. Да ладно там в аптеках — вон, в Калуге на улицах установили автоматы по продаже этой настойки прямо в пузырьках. И люди берут! Потому что полезно. Значит, придется отмечать настойку зеленым.

И вот вам классический русский парадокс. В водке, отмеченной красным — 40 объемных частей спирта. А в настойке боярышника, отмеченной зеленым — 75 объемных частей спирта. То есть, получается, что чем больше спирта — тем русскому лучше. И тем немцу смерть.

Нет, прав, прав был фельдмаршал Христофор Миних — совершенно невозможно понять, как оно всё существует.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.