October 26th, 2016

20 человек на сундук мертвеца

Несколько месяцев назад, как только Дональд Трамп выдвинул свою кандидатуру на выборах президента США, эксперты в один голос смеялись над самой идеей такого выдвижения. Перед голосованием по выходу Великобритании из Европейского союза не только эксперты, но и сам устроивший референдум премьер-министр Дэвид Кэмерон были абсолютно уверены, что граждане страны проголосуют против. А когда в Исландии была создана Пиратская партия, на это вообще никто не обратил никакого внимания.

Однако Дональд Трамп обошел всех своих опытных политических конкурентов и был выдвинут кандидатом от Республиканской партии. Поданные британской короны проголосовали за выход из ЕС и где теперь тот Дэвид Кэмерон никто и не знает. А Пиратская партия Исландии, судя по опросам, близка к тому, чтобы выиграть парламентские выборы, которые пройдут 29 октября.

Пиратской партии Исландии, между тем, всего 4 года. И это именно такая Пиратская партия, какой вы ее себе представляете — с бородатыми интернет-активистами в составе и похожей на гота поэтессой во главе. С черепом и костями на черном флаге. А также с тезисами об отмене авторского права в интернете, с полной свободой слова, легализацией наркотиков и порнографии, а также с введением прямой демократии. То есть, конституцию страны предлагается изменить так, чтобы решения принимались не парламентом и правительством, а самим населением путем интернет-голосований. Таким же образом населением сможет вносить свои законопроекты.

Речь идет, ни много, ни мало, о реализации идей Бакунина и Кропоткина об отмирании государства. Надо ли говорить, что крупный бизнес и банки смотрят на всё это с мало скрываемым страхом. Тем более, что уже сейчас заявляется о необходимости национализации рыбного промысла — основы экономики Исландии.

Здесь, конечно, важно осознавать масштабы. Население Исландии — 320 тысяч человек. Избирателей из них около 190 тысяч. На выборах 2014 года партия получила 5,1% голосов. То есть, за нее проголосовали 9647 человек по всей стране. Для сравнения — чтобы получить подобный результат у нас в стране на последних парламентских выборах, Пиратской партии надо было бы получить больше 2,5 миллионов голосов. В 273 раза больше. Как вы понимаете, работать с избирателем в таких условиях проще. Когда Пиратская партия попала в парламент, в ней было 372 члена. Сейчас в ней состоит около полутора тысяч человек. Если каждый из них хотя бы поговорит со своими знакомыми — партия уже проходит 5%-барьер. Впрочем, сейчас, конечно, речь идет не об этом, а о большинстве. Традиционное большинство в парламенте Исландии — это около 20 человек. Около 30% голосов. 56-57 тысяч избирателей. Тут знакомыми уже, конечно, не отделаешься — но задача вполне посильная, тем более, что подавляющее большинство населения страны живет в столице.

Соответственно подобным масштабам и цена ошибки несоизмеримо ниже, чем в более крупной стране. Если Пиратская партия своими смелыми экспериментами сможет обрушить экономику Исландии, то как-нибудь прокормить три сотни тысяч человек на отдаленном острове у Европы получится. Если же подобные радикалы (подобные не в смысле идеологии, а относительно своего места в политике) приходят к власти, например, в Германии — это, как мы знаем, заканчивается значительно хуже.

А в том, что население Исландии готово к смелым экспериментам, нет ни малейших сомнений. Это именно население Исландии 93% голосов на референдуме отказалось выплачивать внешние долги банков в 2010 году. И тем самым спасло экономику своей страны, наплевав на интересы иностранных кредиторов. Это именно население Исландии прогнало собственного премьер-министра, узнав из «панамского досье», что у него есть офшор. И в замене решений министров на решения референдумов для исландцев тоже ничего нового нет — именно так была устроена их страна еще в X веке. Все региональные вопросы решались на местных вече, называемых тинг, а для решения общенациональных вопросов представители каждого из региональных вече собирались на общее собрание — альтинг. Именно так и называется нынешний исландский парламент.

Но если жители Исландии готовы к экспериментам — то еще неизвестно, готова ли к ним сама Пиратская партия. Никакой экономической программы, кроме передачи рыболовства народу, у нее пока нет. Исландия только что выбралась из тяжелейшего экономического кризиса — и в этом нет заслуги пиратов, в этом заслуга тех, кого пираты сейчас побеждают. И представители правившей Партии независимости справедливо опасаются за установившуюся стабильность. В этих классических условиях (когда верхи не могут, а низы не хотят) Пиратская партия оказывается перед выбором — сломать всё к чертовой матери или же самой стать такой же, как существующая уже почти ста лет Партия независимости. Практически весь исторический политический опыт подсказывает нам, что гораздо вероятнее второй вариант — 20 прошедших в парламент пиратов наденут костюмы и вольются в истеблишмент. И Пиратская партия станет такой же бюрократической структурой, как и все остальные правящие (или около того) европейские партии.

Но публика, разумеется, хочет другого. Ведь все эти политические катаклизмы (Трамп, Брекзит, Пираты) имеют совершенно одинаковую природу. И эта природа — усталость. Усталость людей от традиционных, надоевших, опостылевших политиков, которые врут тебе в глаза и не морщатся. Которые боятся принимать решения и брать на себя ответственность. Которые ничем не отличаются друг от друга. И каждое слово которых ты знаешь заранее, но все равно не можешь понять ничего из того, что они говорят.

Но, увы, человек слаб и опаслив. Политики — такие же люди, как и избиратели, и избиратель тоже в последний момент передумывает. Как бы чего не вышло. Ну этих, странных. И поэтому Трамп не станет президентом. Великобритания тянет с выходом из Евросоюза. Шотландия не выходит из Великобритании.

А Пиратская партия Исландии, если и выиграет выборы — не станет отменять в Исландии государство.

Впрочем, вполне может быть, что это не увы, а, наоборот, к счастью.
Russia Today

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Встать, суд включен

Человечество автоматизирует многое. Роботы ловят преступников по фоттографии, пишут новости, торгуют на биржах. Говорят, скоро искусственный интеллект автоматически будет ставить диагноз на основе всех тех биомедицинских датчиков, которыми мы с вами сегодня обвешаны.

А вот программисты Университетского колледже Лондона создали алгоритм, способный с высокой точностью предсказывать решения Европейского суда по правам человека.

Дело в том, что человеков с нарушенными правами много, а суд — один. Поэтому до самого суда доходят только 15% от поданных в него обращений. Остальные 85% отсеиваются по формальным критериям. А раз существует набор формальных критериев — то алгоритмизировать их применение к тексту обращения задача, в общем, техническая.

Созданной программе скормили 584 обращений в ЕСПЧ и — о чудо! — вердикт, вынесенный программой, в 79% случаев совпал с вердиктом, вынесенным по этому обращению Страсбургским судом.

Напомню, что речь идет лишь о решениях суда по-поводу рассмотрения обращений, а не по существу самих обращений. Разработчики программы скромны и говорят так, цитирую: «Мы не думаем, что искусственный интеллект заменит адвокатов и судей, но надеемся, что они найдут это полезным для быстрой оценки картины в тех случаях, которые заслуживают рассмотрения».

Но позвольте? А где же амбициозность? Ведь автоматизация работы суда — вот то, что действительно и насущно нужно всему человечеству. Робот-судья всегда будет судить по закону. Робота-судью нельзя коррумпировать. Роботу-судью нельзя позвонить сверху, на него нельзя надавить и его нельзя испугать. А самое главное — робот-судья не может иметь репутацию, потому что каждый робот-судья будет судить точно так же, как все остальные роботы-судьи. А роль адвоката и прокурора сведется к тщательной подготовке правильных данных, которые будут загружены в робота, и по результатам анализа которых робот вынесет свой вердикт.

И не надо думать, что можно будет подправить программу. Наш робот-судья будет стоять в запертой комнате и не будет подключен ни к каким сетям, включая электрическую. Будет работать от батареек. А полноту данных, предоставляемых ему адвокатом и прокурором, обеспечат сами адвокат и прокурор, контролирующие данные друг друга. Всё это давно уже придумано до нас.

Впрочем, вот как только подобная технология будет создана, и распространена по всему миру, отпадет сама необходимость в Европейском суде по правам человека. Просто потому, что права человека перестанут нарушаться национальными судами.

И что-то подсказывает мне, что, осознавая это, судьи ЕСПЧ постараются сделать так, чтобы их решения перестали быть столь предсказуемыми.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.