November 9th, 2016

Постиндустриальные политтехнологии

Несколько десятилетий назад ученые люди провозгласили наступление постиндустриальной экономики. Экономики услуг, в которой нет больших предприятий, все конкурируют со всеми, а двигателем прогресса являются одни инновации.

Интересно было бы спросить у этих ученых людей теперь: ну и как, то, что вы видите — похоже на то, что вы представляли? И, я полагаю, эти ученые люди развели бы руками. В самых смелых своих фантазиях они и предположить не моли, что экономика услуг может быть вполне себе индустриальной. И ладно там Amazon с его грандиозным логистическим аппаратом или даже Google с его устройствами и сервисами, оказывающими влияние на повседневную жизнь человечества. Но покажите ученому человеку Facebook и попробуйте объяснить, что это.

А ведь это — сайт. Просто интернет-сайт. Который ничего не производит и не оказывает никакого неиллюзорного влияния на повседневную жизнь человечества. Никаких складов, никакой логистики, никаких устройств или сервисов. Разве что работу этого сайта обеспечивают несколько дата-центров мощностью под сто мегаватт каждый, разбросанных по всему миру. Вполне себе индустриальный масштаб.

А еще на этом интернет-сайте почти постоянно сидят полтора миллиарда жителей планеты.

Объяснить это не смогла бы никакая футурология. Это противоречит всей истории развития интернета, где лидеры неизменно низвергались последователями, не совершавшими ошибок лидеров. Само существование Facebook не согласуется с логикой — социальная сеть для всего человечества, вне зависимости от языка, культуры и интересов. Мир не видывал еще столь эклектичной рекламной площадки.

Но эта рекламная площадка работает. Facebook зарабатывает больше 20 миллиардов (!) долларов в год. С таким финансовым ресурсом у него нет конкурентов. Стоимость выхода на этот рынок теперь практически недостижима.

А кроме финансового ресурса у Facebook есть еще и медийный. Полтора миллиарда человек — такой аудитории нет ни у одного медиа в мире. И распоряжается этой аудиторией скромный улыбчивый парень, который может одним движением пальца сделать из никому не известного человека суперзвезду или, наоборот, уничтожить карьеру политика, которую тот строил десятилетиями.

Надо ли говорить, что политиков, строивших карьеру десятилетиями, это не может не волновать. Тем более, что из опубликованных WikiLeaks писем стало известно, что между руководством крупнейших американских интернет-компаний и администрацией президента США существуют достаточно тесные взаимосвязи. Глава Google Эрик Шмидт прямо помогал предвыборному штабу Хиллари Клинтон. Придумавший использовать интернет-сервисы для решения внешнеполитических задач сотрудник Госдепартамента Джаред Коэн теперь работает в Google. А владелец Facebook Марк Цукерберг искал встречи с главой штаба Клинтон Джоном Подестой.

И это всё не говоря о том, что сама администрация США в лице Агентства по национальной безопасности и вовсе прослушивала мобильные телефоны европейских политиков, о чем мы знаем из откровений бывшего сотрудника американских спецслужб Эдварда Сноудена.

И если в России или Китае существуют как собственные популярные социальные сети, так и законы, позволяющие, в случае чего, надавить на заморские социальные сети, то в демократической Европе ситуация хуже. А нервозность европейских политиков по-поводу этого неконтролируемого ими иностранного ресурса термоядерной мощности более всего видна по поведению канцлера Германии Ангелы Меркель, политическая судьба которой будет решаться в следующем году на очень непростых выборах.

Google все время висит на крючке антимонопольного расследования Еврокомиссии. Кроме этого, в Европе принят «закон о забвении», позволяющий убрать из поисковой выдачи практически любую неугодную информацию. Борьба за хотя бы какой-то контроль над Facebook тоже ведется последовательно. Еще несколько месяцев назад Facebook заставили делегировать контроль над немецким контентом дочерней компании Bertelsmann Arvato, находящейся в Берлине. Претензии были традиционные: якобы Facebook не торопится удалять незаконный в Германии контент, например — посты и комментарии, содержащие отрицание Холокоста. Сравнивая эту неторопливость Facebook с той фантастической скоростью, с которой он удаляет из русскоязычных аккаунтов всё, что могло бы обидеть революционных жителей Украины (например, совершенно лишенное отрицательных коннотаций в русском языке слово «хохол»), трудно отделаться от ощущения, что это — совсем неспроста.

Предполагалось, что компания Bertelsmann Arvato будет контролироваться немецким правительством. Но, видимо, что-то по прежнему как-то не так. И прокуратура Мюнхена объявила о начале предварительного расследования в отношении самого Марка Цукерберга и трех его топ-менеджеров. По все тому же обвинению: неисполнение немецких законов в части удаления экстремистского контента.

И что уже самое удивительное — на состоявшейся в том же Мюнхене пару недель назад медиа-конференции Ангела Меркель призвала поисковые системы раскрыть алгоритмы формирования своей выдачи. «Алгоритмы, когда они не являются прозрачными, могут привести к искажению нашего восприятия, они могут сжать наше пространство информации» — сказала Ангела Меркель. Вдумайтесь: федеральный канцлер Германии выступает на отраслевой конференции и говорит о раскрытии алгоритмов — то есть, на тему, далекую от нее бесконечно.

Если так и дальше пойдет, то в ближайшие месяцы мы вполне можем увидеть какой-нибудь немецкий закон о хранении персональных данных немцев на территории Германии.

Но виноваты во всем, конечно, будут оставаться русские хакеры.
Russia Today

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Национальное достояние

Не далее как в январе сего года глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев заявил, что это именно по его предложению компания «Газпром» перестала использовать в своей рекламе слоган «национальное достояние».
«Достоянием могут быть люди, газ и так далее, а не компания» — сказал Игорь Юрьевич, и теперь я вынужден его немного поправить. Отныне в нашей стране национальным достоянием могут быть не только люди, но и то, что эти люди делают. Как и чем они живут. Вся, абсолютно вся их личная жизнь.

Это прямо следует из слов главы Роскомнадзора Александра Жарова, сказанных им в рамках конференции «Защита персональных данных».

«Я считаю, что государственный оператор больших пользовательских данных должен быть, — сказал Александр Александрович, — Я поддерживаю позицию, которую озвучили эксперты. О том, что это национальное достояние, а не собственность компаний, которые обрабатывают данные. Это очевидно является собственностью гражданина. Но понять, до какой глубины должна структурироваться информация о личности, каждый человек не может. Это должно быть национальным достоянием».

Поскольку это прямая речь в ответ на вопрос журналиста, я позволю себе несколько прояснить сказанное. Речь идет о создании государственной компании, которая (и только которая) имела бы право на хранение и обработку так называемых «больших данных» (Big Data). Этот модный ныне термин обозначает совокупность всех следов, которые мы с вами все вместе оставляем, пользуясь интернетом. Скажем, по росту запросов, связанных с гриппом, можно определить, как развивается эпидемия. А по данным, которые передает сервису наш телефон с навигатором в машине, можно определить, где развиваются пробки.

Глава Роскомнадзора говорит, что все эти данные — это национальное достояние, а не собственность тех компаний, которые эти данные собрали и обрабатывают. Несмотря на то, что этим компаниям мы разрешаем собирать и обрабатывать эти данные (путем согласия с пользовательским соглашением), а Роскомнадзору или гипотетическому государственному оператору больших данных мы этого пока не разрешали. Но, поскольку гражданин России сам не в состоянии определить, что разрешать, а что нет (цитирую: «Но понять, до какой глубины должна структурироваться информация о личности, каждый человек не может»), то государство возьмет эту функцию на себя (цитирую снова: «Это должно быть национальным достоянием»).

О каких же именно данных идет речь? Не буду фантазировать, а снова предоставлю слово чиновнику: это «практически вся информация — геолокация, биометрия, пользовательское поведение на различных сайтах, — все это оставляет следы в интернете, является предметом анализа транснациональных интернет-компаний и, очевидно, требует также регулирования».

Поясню, что это значит. Ваши маршруты, записанные навигатором — это национальное достояние. Ваш вес — это национальное достояние. Ваше артериальное давление — это национальное достояние. Количество алкоголя, которое вы выпили, калорийность пищи, которую вы потребляете, время, когда вы ложитесь спать и встаете, предпочитаемые вами жанры книг, сериалов и видео для взрослых — всё это национальное достояние.

Вы купили фитнесс-браслет, чтобы знать, сколько шагов вы проходите? Вы не можете понять, «до какой глубины должна структурироваться информация о личности». Поэтому то, что этот фитнесс-браслет насчитает — это национальное достояние. И только государственный оператор больших данных должен иметь право это анализировать.

Существование такого единого государственного оператора больших данных позволит государству, при желании, собрать максимально подробную информацию о любом конкретном гражданине не сходя со своего места и не делая лишних движений. Интересы, пристрастия, состояние здоровья, физические возможности, маршруты перемещения. Даже как часто и когда именно вы занимаетесь сексом с женой, ибо стандартное предложение «Здоровье» на iPhone 7 позволяет это записывать, и наверняка существуют люди, которые это записывают. Всё это будет доступно из одной большой кучи. Без всяких ордеров и решений судов. Автоматически. И, безусловно, за деньги тех сервисов, которые эти конкретные данные собрали с вашего персонального согласия.

Нет смысла говорить, что это нарушает действующий закон N152-ФЗ «О защите персональных данных», где прямо сказано так: «Не допускается объединение баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой». Господин Жаров откровенно говорит: «Речь не идет о трансформации существующего закона, речь идет о написании нового закона, которое ведет рабочая группа, которую возглавляет помощник президента России Игорь Щеголев».

Нет смысла говорить и о том, что всё, что в нашей стране доступно для государства — доступно и для любого другого по сносной цене. Это банальность.

Но вот о чем есть смысл поговорить — так это о неуемности аппетитов. Мудрые люди когда-то предупреждали, что святое дело борьбы с педофилией однажды неизбежно приведет к тому, что можно будет заблокировать любой сайт по любой надуманной причине без всяких судов. Механизм-то уже создан и все согласились. Так и случилось.

Мудрые люди также предупреждали, что 282 статья УК РФ «О противодействии «Возбуждение ненависти либо вражды» однажды приведет к тому, что в тюрьму можно будет угодить за что угодно — и пожалуйста, только что Зеленоградский районный суд приговорил к году лишения свободы 20-летнего парня который опубликовал в интернете коллаж. На картинке националист Тесак прижимает к стене человека, похожего на Пушкина, и называет его (это цитата!) «чуркой». То есть — всё так, как и предупреждали мудрые люди.

А также мудрые люди предупреждали, что в высшей степени странная идея хранить персональные данные российских граждан на территории Российской федерации обязательно приведет к чему-то такому, о чем мы пока не знаем, а авторы инициативы наверняка знают. И вот мы с вами видим, к чему она нас приводит. К национализации нашего поведения.

Так что когда вы в следующий раз будете посещать, извините, уборную — помните, что в этот момент вы занимаетесь не абы чем, а создаете национальное достояние.
РИА Новости

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Логика и математика

Самые главные достижения человеческого разума — это не имеющие отношения к окружающему миру абстрактные науки логика и математика. С помощью логики и математики можно объяснить решительно всё. Вот, скажем, Роспотребнадзор предлагает внести изменения в Санитарные правила и нормы по водопроводной воде. И, согласно этим изменениям, предлагается понизить температуру горячей воды в точках водоразбора — то есть, в наших с вами кранах, — до 50 градусов Цельсия. Сейчас по нормативам эта температура должна составлять 60 градусов.

Вот вы спросите: а зачем это делать? А я вам отвечу цитатой из документа: «в целях оптимизации порядка предоставления гражданам коммунальной услуги по горячему водоснабжению и снижению расходов на эти цели».

Теперь давайте применим логику. О снижении чьих расходов пишут авторы документа? Если вода будет холоднее — то мы с вами, чтобы нам было тепло, должны будем потратить бОльше горячей воды, чем раньше. А стОит она примерно в​4 раз​а​ дороже холодной. А вот поставщики горячей воды смогут сэкономить, потому что им придется потратить меньше энергии на нагрев воды. То есть, речь идет о снижении расходов поставщиков и увеличении наших расходов. Как, впрочем, и должно быть при любой оптимизации.

А теперь давайте используем математику. Если принять температуру холодной воды за постоянную, а расход теплой воды одинаковым, то при снижении температуры горячей воды на ​10​ градусов ее раход вырастет на 22% в месяц. То есть, если вы платите за горячую воду, скажем, ​1300 рублей в месяц — то будете платить ​полторы тысячи.

А теперь давайте забудем про логику и математику и обратимся к русской национальной науке — наблюдению за ходом вещей. Оказывается, на протяжении только этого года как минимум три разных жилконторы Москвы проиграли суды по-поводу несоответствия температуры горячей воды нормативам. И были вынуждены провести перерасчет квартирной платы. То есть, горячая вода в Москве во многих местах и сейчас на 10 градусов холоднее положенного. А что из этого следует? А из этого следует, что если положенную температуру понизят, то реальная температура с большой долей вероятности все равно будет ниже нормативной. Ну, просто потому, что такова природа вещей. У одних своя оптимизация, а у других — своя. То есть, при нормативе в 50 градусов температура горячей воды в наших кранах может быть 40 градусов. А если посчитать исходя из этой, более реальной цифры — то оплата за горячую воды вырастет практически вдвое. А у поставщиков — в два раза упадет.

И это еще не считая дополнительного финансирования, которое поставщики потребуют на борьбу с бактерией легионеллой, которая сейчас должна сама по себе погибать при температуре в 60 градусов.

Вот это вот у чиновников и называется — настоящая оптимизация порядка предоставления.

А у всех остальных людей это называется вери гуд бизнес.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

4

Авимелех же не прикасался к ней и сказал: Владыка! неужели ты погубишь и невинный народ?

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

Трамп

Самое веселое шоу этой осени наконец-то закончилось. Сорок пятым президентом Соединенных Штатов Америки избран бизнесмен Дональд Трамп. Кажется, неожиданно для себя самого. Миллиардер и медиамагнат, ни единого дня из своих 70-лет не проработавший ни вице-президентом, ни мэром, ни губернатором, ни конгрессменом. Он не был военачальником, не был министром, не служил в разведке. И знаете, сколько раз такое было в истории США? Ноль. Никогда еще президентом не становился человек, не имеющий к политике или государственной службе ни малейшего отношения. А имеющий отношение только к строительствам небоскребов, казино, красивым моделям, риалити-шоу и конкурсам красоты.

И вот теперь этому человеку, жизнь которого, согласитесь, и так удалась, еще и выдадут коды запуска межконтинентальных баллистических ракет.

Сторонники демократов рыдают. Сайт иммиграционной службы Канады упал под натиском пакующих чемоданы. Калифорния собирается выходить из состава США.

И есть в этом всём какое-то фундаментальное противоречие. Соединенные Штаты Америки — страна людей, которые делают себя сами. С нуля. Это страна Мадонны, Илона Маска и Билла Гейтса. То есть — таких же, как сам Трамп. И все эти такие же как Трамп выступили единым фронтом категорически против него. Вместо этого они призывали голосовать за женщину, попавшую в политику только потому, что ей повезло быть женой президента. Женщину, собственные заслуги которой перед Америкой совершенно ничтожны. А за выскочку Трампа голосовали, наоборот — те, кто сидят в унылых штатах без работы, дуют пиво и категорически не хотят никаких перемен. И теперь они эти перемены непременно получат.

И вот в результате этого фундаментального противоречия во главе страны становится олицетворение ее главной национальной идеи. А идея эта состоит в том, что абсолютно любой американец может достичь всего. Если захочет. Захочет — станет миллиардером. Захочет — станет президентом. А захочет — на Марс улетит.

Кажется, диалектика никогда еще не знала такого блестящего эмпирического подтверждения своих теоретических постулатов.

А самое веселое на этом закончилось. Теперь начинается самое интересное.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.