May 3rd, 2017

Куда велят большевики

Логика перманентной революции не терпит никаких компромиссов. Вот уже три года прошло с тех пор, как жители Крыма проголосовали за возвращение на Родину — а революционное украинское государство продолжает борьбу с регионом, который оно до сих пор считает своим. На днях было объявлено о том, что в Херсонской области закончено возведение бетонной дамбы, окончательно перекрывающей Северо-Крымский канал.

Впрочем, окончательно, но не бесповоротно. Главный инженер украинского управления Северо-Крымского канала Владимир Оберемок пояснил, что в бетонной дамбе предусмотрена специальная задвижка. Это особенно интересно, потому что никакой воды по Северо-Крымскому каналу не течет вот уже три года. И вот теперь новая дамба — но с задвижкой. В следующий раз, надо полагать, эту задвижку заварят, и сделают в ней заслонку. А потом заварят и заслонку, и приделают кран. Потому что революция неостановима. И канал надо перекрывать до тех пор, пока революция продолжается. Надо же что-то делать! А если ничего другого не получается — то, значит, надо снова и снова перекрывать давно перекрытый канал. Все время оставляя себе возможность для нового перекрытия. Ну помните, как там в бессмертной поэме «Москва-Петушки»? Окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее даже так: целиком и полностью, но не окончательно.

А ведь каждое очередное перекрытие канала — это деньги украинских налогоплательщиков. Вот только на эту дамбу ушло 35 миллионов гривен. И не знаю, как вы, а лично я — гуманист, и лично мне жалко украинских налогоплательщиков. Пока их руководство занимается бессмысленными перекрытиями уже давно перекрытого канала, ограничивая поступление к Крым воды из Днепра, мы могли бы решить эту проблему раз и навсегда.

Ведь если на Украине в силу ее новой революционной истории и географии кто-то, может, и позабыл — то мы-то помним, что Днепр — это вовсе не украинская река. Это русская река, которая начинается в болоте возле села Бочарово Сычёвского района Смоленской области. И почти 500 километров течет по территории России.

Так и что нам мешает перекрыть Днепр? Крыму хуже не станет, а украинцам станет полегче. Кроме того, они увидят, что украинские власти ничего не делают, потому что им больше нечего будет перекрывать. Да и с недостроенными и разрушающимися мостами в Киеве больше не будет проблемы, потому что мосты через Днепр больше не будут нужны. Потому что в Киеве больше не будет Днепра.

Недовольными останется, разве что, Белоруссия, по территории которой Днепр течет еще 600 километров.

Ну да для них мы, конечно, предусмотрим задвижку.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Как ни садитесь

Когда-то давным-давно, ещё в прошлом веке, компания считалась перспективной и потенциально дорогой только потому, что у неё был интернет-сайт. А уж если у компании ничего, кроме этого интернет-сайта, не было, так венчурные инвесторы и вовсе выстраивались в очередь с чемоданами денег. После того как всё это великолепие, названное пузырём доткомов, накрылось медным тазом, в обиход вошло модное слово «монетизация». Инвесторы второй волны были осторожнее и просили показать, где же тут прибыль. Наличие сайта как такового перестало быть важным, да и миллионы посетителей уже не имели самостоятельной ценности. Надо было придумать, как заработать на этих посетителях деньги.

Можно было показывать посетителям рекламу. Можно было продавать посетителям какой-то товар. А можно было просто брать с посетителей деньги за то, что они используют сервис. У некоторых даже получалось получать на этом серьёзную прибыль. У Facebook, например, получилось. А вот у Twitter не получилось. Одна из крупнейших в мире социальных сетей до сих пор глубоко убыточна. Ну, то есть она, конечно, зарабатывает около полутора миллиардов долларов в год. Но тратит при этом всё равно больше. Не спрашивайте у меня, на что можно потратить больше полутора миллиардов долларов в год — я не знаю. Но владельцы Twitter знают, как их потратить, и поэтому всё время думают, как зарабатывать больше.

И вот их последнее изобретение: Twitter совместно с Bloomberg Media задумали создать круглосуточный канал новостей. Причём не Twitter-канал, а телевизионный. Хоть и работающий на платформе социальной сети.

Наполняться этот телеканал будет сюжетами Bloomberg со всего мира, а также специально отобранными и проверенными роликами, размещёнными простыми пользователями Twitter.

Исполнительный директор Blomberg Media Джастин Смит говорит, что целью совместного проекта является конвергенция, которая кажется ему естественной. По мнению господина Смита, многие люди смотрят новости по телевизору и потом немедленно комментируют увиденное в социальной сети. И если объединить одно с другим, то может получиться какое-то новое качество.

Представитель же Twitter Энтони Ното честно отмечает, что они просто хотят бесплатно показывать платный контент Bloomberg. И заработать на этом ещё больше долларов, чтобы потом потратить их неизвестно куда. Потому что господин Ното знает, что новостной контент составляет меньше 4% всего контента Twitter. А самое главное, что он знает (в отличие от представителей сугубо делового телевидения Bloomberg), что не люди смотрят новости по телевизору, а потом комментируют их в социальной сети, а наоборот — телевидение читает социальные сети и берёт оттуда все свои новости.

Разве это телевидение узнаёт с помощью своих корреспондентов о том, что русский самолёт над Таиландом попал в воздушную яму? Нет, это пользователи Twitter, летевшие в том самолёте, пишут об инциденте в своих аккаунтах. Разве это телевидение узнаёт с помощью своих корреспондентов, что в очередного политика плеснули зелёнкой? Нет, это политик самолично сообщает об этом в Twitter, прилагая к твиту собственную зелёную фотографию. Президент США своими президентскими руками пишет по десять твитов в день — зачем на этой планете вообще теперь телевидение?

Ну хорошо, бывает аудитория, которая не сидит с утра до ночи в интернете, а которой удобно, чтобы в углу бормотал телевизор. Бывают новости, для получения которых нужна журналистская работа. Бывают военные корреспонденты, инсайд в крупных корпорациях и крикливые ток-шоу, во время которых так хорошо идёт реклама Procter&Gamble.

Но показывать априори более инерционный телевизионный контент на площадке самого оперативного средства массовой информации на земле, коим ныне является Twitter — это надо иметь какое-то совершенно особенное представление о своей роли в медиасфере.

Конечно, вряд ли это безнадёжное начинание как-то повредит Bloomberg — их царствование в довольно узком мире поставщиков финансовой информации безраздельно. Но уж точно оно ничего не добавит Twitter, а это очередной печальный симптом. Сервис, имеющий глобальную социальную значимость, которую трудно переоценить, по-прежнему пребывает в состоянии полной неопределённости. И вместо того чтобы предпринимать какие-нибудь реальные шаги по сокращению своих чудовищных издержек, руководство компании продолжает кормить инвесторов обещаниями прекрасного будущего, в котором всё будет иначе. Иван Андреевич Крылов описывал подобную тактику словами «А вы, друзья, как ни садитесь».

И теперь, когда ООН признаёт интернет в качестве неотъемлемой базовой человеческой ценности, самое время признавать таковой базовой человеческой ценностью отдельные интернет-сервисы. Если США национализировали ипотечные агентства, то почему они не могут национализировать Twitter? Раз уж владельцы этой компании столь безответственны, что проедают полтора миллиарда долларов в год.

Сейчас само предположение о том, что однажды такое может случиться, выглядит диким. Но когда-то диким выглядело и предположение о том, что вы сможете переписываться со своего телефона с президентом США. А теперь вы можете это делать, и как-то никто не удивляется.

Пока же этот революционный день не наступил, пожелаем Twitter не обанкротиться прямо завтра. И предадимся зависти к людям, которые тратят в своё удовольствие.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.