May 12th, 2017

Изыскание внутренних резервов

23 февраля 1981 года, выступая с отчётным докладом ЦК перед XXVI съездом КПСС, Леонид Ильич Брежнев произнёс хрестоматийный тезис: «Экономика должна быть экономной». Хотя справедливости ради надо сказать, что ещё за несколько лет до этого выступления тот же тезис более развёрнуто изложил Михаил Михайлович Жванецкий в своём не менее хрестоматийном произведении «Заседание на ликёро-водочном заводе». Изыскание внутренних резервов — вот то, что теперь принято называть «эффективность». Водители Илларионов и Кутько у Жванецкого использовали один двигатель на две бортовые автомашины и вытирали машины ветошью из своих одежд.

Современный русский эффективный менеджер поступает приблизительно так же, то есть решает бизнес-проблемы не с помощью повышения производительности труда, улучшения качества продукции и конкурентной борьбы, а тупо понижая зарплаты и отправляя сотрудников, выпускающих никому не нужный хлам, в неоплачиваемые отпуска. То есть обеспечивает себе доход не за счёт клиентов, а за счёт сотрудников. Потому что клиентов ещё надо привлечь, а сотрудники уже есть.

Примерно так же ведёт себя и правительство — вместо того, чтобы стимулировать развитие производства, повышать конкуренцию и создавать условия для развития малого бизнеса, оно думает, как бы так повысить налоги, чтобы большинство это не очень заметило. Ну или не сразу заметило. Как с той же самой таргетированной инфляцией, которая вроде бы самая низкая с 1991 года, но квартплата всё равно растёт каждый месяц и не останавливается.

Вот какой-то человек, имя которого в контексте этой статьи не имеет никакого значения (да и вообще никакого значения не имеет), предложил обложить налогом малодетные семьи. То есть семьи, где всего один ребёнок. В СССР был налог на бездетность, а когда с начала 2000-х стало модно вспоминать СССР с теплотой, то и предложения вернуть этот самый советский налог возникали периодически — в 2003, 2005, 2006, 2013, 2016 годах. В последний раз такой налог предлагался всего две недели назад, 24 апреля. И вот теперь — новое дело. Расширение налогооблагаемой базы. Бездетных много, но если прибавить к ним тех, у кого всего один ребёнок, то получится значительно больше. И хотя перспективы введения такого налога выглядят призрачными (буквально все выступили резко против — и сенаторы, и депутаты, и правительство, и отдельные партии), хорошо бы задуматься над природой зарождения подобных идей в головах тех или иных предлагающих.

Базовая логика, в принципе, ясна: нас катастрофически мало. И более-менее дальновидный человек понимает, что Россия не может жить «как маленькая европейская страна» просто в силу того обстоятельства, что она — не маленькая европейская страна. Каждая маленькая европейская страна является частью большого конгломерата, частью которого мы стать не можем по причине того, что нас туда не берут. Мы — отдельная цивилизация, и если мы хотим участвовать в диалоге цивилизаций, мы должны быть сравнимы с ними по базовым параметрам. По территории мы сравнимы. По населению — нет. Условный «запад» — это миллиард человек. Китай — это полтора миллиарда. Нас — 146 миллионов.

Даже если посчитать весь «русский мир», нас не больше 300 миллионов. С нами не о чем разговаривать — нас слишком мало. И мы должны стараться, чтобы нас стало больше.

А дальше возникает вопрос. В СССР был налог на бездетность, а в США его не было. И при этом в США население было больше, чем в СССР. Почему? Наверное, потому, что были использованы какие-то другие методы. Или вот ещё пример из более знакомой мне предметной области. В США разрешён лов осетра, и осётр при этом есть. В России уже много лет как любой лов осетра запрещён, а осетра при этом все равно нет. Как так получается? Может, в консерватории что-то подправить?

Но нет, в консерватории править не хочется. Хочется эффективно перераспределить. Логика надстройки тоже понятна: деньги нужны, доходы падают, значит, надо попробовать взять у тех, кто не очень заметит, и передать тем (за вычетом положенных комиссий, конечно), кто очень даже заметит. То есть вводить новые налоги и сборы надо так, чтобы каждый отдельный из них не затрагивал слишком большую социальную группу, которая могла бы солидарно выступить против. И в этом смысле налог на малодетность, как и налог, скажем, на сбор ягод и грибов, совершенно не технологичны, потому что затрагивают сразу слишком много людей и тем порождают социальное напряжение. Как и, кстати, знаменитая уже московская «реновация», которая отчего-то сразу же затрагивает какие-то многие тысячи домов. Что порождает серьёзное сопротивление, хотя тихий и точечный снос хрущёвок до этого на протяжении 20 лет никакого сопротивления не вызывал.

Ну так вот же простые ответы, которые следуют из сформулированных проблем: не надо делать так, чтобы злить сразу многих. Тогда не выступали бы солидарно сенаторы-депутаты-министры. Тогда не собирался бы большой митинг против скоропалительной «реновации». Надо делать аккуратно и тихо, затрагивая небольшие, не связанные друг с другом группы.

И второй ответ: не надо отнимать последнее. Потому что потом отнять будет нечего. А налог с матерей-одиночек, молодых семей и пенсионеров-грибников — это и есть «отнимать последнее». Вместо этого надо выращивать упитанный средний класс, а потом уже аккуратно стричь с него шерсть. Но так, чтобы каждый раз оставалось и на то, чтобы согреться, и на то, чтобы отросла новая.

Когда же ничего из этого не делается, возникают неприятные ощущения, что никакого будущего вообще не планируется. Не в том смысле, что не сформулирован «образ будущего», а в том смысле, что будущего не будет вообще. Поэтому налоги и сборы надо ковать, пока они горячи.

Это довольно антигосударственное поведение. А где антигосударственное поведение, там государство должно принимать ответные меры. Чтобы сохраниться. Вот у нас есть статья за оскорбление чувств верующих, а за провоцирование народных волнений путём объявления идиотских инициатив у нас статей нет. Так и давайте перераспределим, как это теперь принято — верующих с их чувствами оставим наедине с собой, а идиотов с инициативами будем штрафовать на немалые деньги.

Чтобы они на себе прочувствовали то, чего желают другим.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Воспитание

Несмотря на майские холода за окном, в обычно ледяной российской судебной системе настоящая оттепель. Блогер Руслан Соколовский, прославившийся роликом о ловле покемонов в екатеринбургском Храме-на-Крови, отпущен с условным сроком в зале суда, раздает автографы и интервью, а также собирается сотрудничать с мэром города Евгением Ройзманом.

И пока журналисты, эксперты и блогеры спорят о том, было ли уголовное дело против Соколовского оправданным и законным, хорошо бы задуматься над тем, а зачем вообще российскому государству преследовать подобных людей.

Во-первых, напомню, что судили блогера вовсе не за ловлю покемонов в храме. В обвинительном заключении девять эпизодов, восемь из которых — это видеролики, содержащие грубые оскорбления в адрес совершенно разных социальных групп. В адрес христиан, в адрес мусульман, даже в адрес неизлечимо больных, доживающих последние дни в хосписах. Причем, как признался на суде сам блогер, оскорблял он все эти социальные группы намеренно, добиваясь резонанса и популярности. Которые, в конце концов, и получил.

И вот что во всем этом интересно — ни одна из оскорбленных блогером социальных групп, ни один из представителей этих социальных групп не подавал на блогера в суд в частном порядке. А тут только одно из двух: или никто из них не посчитал себя оскорбленным, во что я, читая комментарии в социальных сетях, никогда не поверю. Или же наше общество в лице представителей оскорбленных социальных групп просто не хочет защищать свою честь, делегируя эту функцию государству.

Такое общество называется инфантильным. И в интересах государства как-то такое общество воспитать. Сделать его более самостоятельным. И поэтому вместо реального срока, как в деле Pussy Riot, мы теперь видим условный срок. Который как бы говорит нам о том, что в следующий раз, если не дай бог кому-то придет в голову эпатировать общество оскорблениями целых социальных групп, то этому самому обществу в лице оскорбленных социальных групп или их представителей хорошо бы решить вопрос самостоятельно. Разумеется, строго в рамках действующего законодательства.

Взрослеть надо обществу потому что. Вот почему.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.