May 24th, 2017

Хоть трава не расти

На Украине озвучена идея ввести визовый режим с Россией. Ну то есть озвучивалась такая идея и раньше, но какими-то совсем уж отмороженными людьми. Теперь же заявления исходят от неких «источников в Блоке Петра Порошенко и Народном фронте». И хотя, по заявлению заместителя руководителя фракции Блока Порошенко Алексея Гончарова, «большинство высказывалось против такой инициативы коллег», что там будет спустя некоторое время, предсказать невозможно. Потому что Украина сейчас напоминает несущийся под гору поезд без тормозов.

Кто бы мог подумать ещё три года назад, что Украина будет запрещать русские сериалы, не пускать русских артистов и закрывать русские интернет-сервисы. То есть гражданскую войну можно было предположить… Можно было предположить все эти заказные убийства, снесённые памятники и даже (вообще несложно!) поворот скульптуры Богдана Хмельницкого задом к Москве. Это обычные эксцессы постреволюции.

Но вот чтобы украинец отрывал от себя — такого никак нельзя было предположить. Это что же получается, теперь и посмотреть нечего, и бывшую одноклассницу из России, с которой когда-то не сложилось, найти в «Одноклассниках» не удастся… И такси не везет без «Яндекс.Навигатора», и во «ВКонтакте» вечером не посидишь… А что же тогда делать-то?

— Поезжайте в Европу, — как бы отвечают украинские власти. — У вас же безвиз.

И действительно, безвиз — это главное (и, честно говоря, единственное) достижение «Революции Достоинства». За этот безвиз с Европой было заплачено бегством Крыма, войной с Донбассом, катастрофическим падением уровня жизни. Дорого было заплачено. И граждане Украины должны пользоваться этим безвизом, а если они не хотят, то их надо заставить.

Заставить их можно только одним способом: закрыть границу с Россией. Это желание совершенно логично с точки зрения украинских властей.

Но, разумеется, пока страшновато.

Потому что четыре миллиона украинцев каждый год ездят в Россию. Причём это количество практически не изменилось с дореволюционных времен. Хотя надежда была.

Ездят украинцы в Россию, конечно, по разным причинам, но большинство — чтобы работать. Четыре миллиона — это десятая часть жителей Украины. И это ещё не считая членов их семей, которых едущие на заработки в Россию украинцы кормят на заработанные в России деньги. То есть в общей сложности получается примерно около 20% населения, по которым введение визового режима с Россией ударит мощно и непосредственно.

И вот возникает желание рискнуть — и додавить эти 20%. Часть сбежит в Россию уже окончательно, часть уедет в Донбасс, часть промолчит. Конечно, кто-то выйдет на улицы, но ведь все попытки выхода на улицы за последние три года заканчивались ничем. Революционный угар сошёл на нет. И кто его знает — а вдруг получится додавить?

Потому что следующий шаг украинским властям совершенно необходим. Поддержка Порошенко равна нулю, эффект от безвиза с ЕС продлится недолго, а скоро осень, а следом за ней — зима со всеми её коммунально-энергетическими проблемами. Спровоцировать обострение с Донбассом не получается, а так хочется сплотить патриотическую часть нации вокруг какой-то проблемы!

И в этой логике закрытие границы с Россией вполне может показаться подходящей проблемой. Коллаборационисты будут возмущаться, а нация европейского выбора укажет им на их место. А там и Европа познакомится с выехавшими по безвизу миллионами западенцев. И позвонит Порошенко с одним-единственным вопросом: «Петр Алексеевич, чего вы хотите, чтобы все эти люди вернулись домой?» И Петр Алексеевич, конечно, ответит, чего он хочет от этой Европы. Он хочет от неё денег. Очень, очень много денег. Собственно, в этом и состоял весь украинский проект. А там хоть трава не расти!

Из всех этих рассуждений следует неутешительный вывод: визовый режим с Украиной теперь, исходя из парадигмы несущегося без тормозов поезда, уже не выглядит абсолютным безумием. Каковым он выглядел ещё год назад — до того, как Америка оставила Украину без всякой надежды.

А чем же потенциальный визовый режим с Украиной грозит России, то есть нам с вами? Да вроде ничем. В отличие от едущих в Россию украинцев, количество которых за последние три года не изменилось, русские стали ездить на Украину как минимум в два раза реже. Сейчас их уже меньше миллиона в год. Во-первых, это неудобно: уж сколько русских было завёрнуто назад, сколько из них имели длинные беседы с СБУ — лучше уж честные визы. Во-вторых, это опасно: на Украине и застрелить могут. В-третьих, там совершенно нечего делать. А в-четвёртых, там совершенно нет денег. Введение визового режима с Украиной, конечно, вызовет у нас неприятные ощущения, но вряд ли затронет хоть сколь-нибудь серьёзно (разумеется, это «нас» тут условность и не касается разделённых семей, для которых все эти визы обернутся большими проблемами).

Впрочем, любой несущийся без тормозов поезд однажды остановится или сойдет с рельсов. Судя по «Повести временных лет», славяне и раньше, бывало, имели друг с другом немало проблем. Причём куда более кровавых и непримиримых, чем ныне. А потом, по прошествии лет, всё забывалось. Забудется и этот досадный эпизод в тысячелетней истории русского народа — момент, когда часть народа, ведомая несколькими десятками жуликов и идиотов, решила вдруг пожить отдельно и самостоятельно.

Пусть поживут, конечно. А назад мы всегда милости просим.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Уже не как прежде

Когда-то давным давно, кажется, уже в другой жизни, существовали страны повышенной террористической опасности. А в этих странах выделялись районы террористической опасности. И в каждом из таких районов опасность исходила от какой-то одной организации. В Риме — от Красных бригад. В Ольстере — от Ирландской республиканской армии. в Испании – от баскских экстремистов.

Теперь повышенная террористическая опасность распространяется на всю нашу планету. Ни страны, ни районы не имеют значения. Это могут быть Париж, Петербург или Осло. А могут быть Тимбукту, Антигуа или Манчестер. А не выдумал эти названия, каждый из этих городов перенес теракты за последнее время. Ни размеры, ни статус места тоже больше не важны. Теракт может настигнуть вас где угодно. И в каждом случае мы предполагаем, кто и по каким соображениям его мог совершить. И практически никогда не ошибаемся.

Редакторы Википедии ведут список всех известных терактов. Список этот разбит на множество отдельных страниц. До 2010 года одной страницы хватало на один год. Потом, до конца 2014, одна страница вмещала полгода. Сейчас на одну страницу помещается только один месяц, причем в списке за май уже 120 пунктов. 120 терактов по всему миру за 23 дня. Мы узнаем из новостей только о некоторых, но на самом деле мы живем на войне. И в этой войне нет никаких правил и никаких Женевских конвенций.

Американской певице Ариане Гранде, на концерте которой произошел взрыв в Манчестере, 23 года. Ее основная аудитория — дети и подростки, причем преимущественно девочки. Именно этих девочек пришел убивать террорист с бомбой в рюкзаке. Причем он провел весь концерт с этими девочками вместе. Он видел их. Видел, как они радовались. И рука его не дрогнула всё равно.

Британское издание Independent уже утром после теракта вышло с таким заголовком, цитирую: «Есть только один способ, с помощью которого Британия должна реагировать на такие нападения. А именно: продолжая жить точно так же, как прежде».

Не знаю, значит ли это, что надо продолжать, как и прежде, не проверять сумки у двадцати тысяч человек, собирающихся на крытом стадионе. Но даже если не значит, то всё равно: продолжать жить как прежде, когда за 23 дня мая в мире случились 120 терактов, вряд ли получится.

И вместо того, чтобы разделять террористов на правильных и неправильных, хорошо бы уже начать разбираться со всеми.

Пока на этой планете еще есть, кому разбираться.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

19

И Бог открыл глаза ее, и она увидела колодезь с водою, и пошла, наполнила мех водою и напоила отрока.

Originally published at Идiотъ. You can comment here or there.

FACTA CONCLUDENTIA ИЛИ ГАПОНОИД

Микропьеса

По мотивам Алишера Усманова,Эдуарда Багирова и Владимир Владимирович™

Действующие лица:

Алексей Навальный

Леонид Волков

Таинственный человек

На сцене интерьер президентского кабинета. За огромным столом сидит Алексей Навальный и что-то пишет.

Дверь кабинета медленно открывается и в кабинет тихо входит Таинственный человек.

ЧЕЛОВЕК

(оглядывая кабинет)

Ой, это что у вас, кабинет? О, у вас кабинет...

НАВАЛЬНЫЙ

(поднимая глаза от бумаг)

Что вы тут делаете?

ЧЕЛОВЕК

(продолжая оглядывать кабинет)

Вы знаете, то же самое мне хотелось спросить и у вас. Что вы тут делаете?

НАВАЛЬНЫЙ

(кладет ручку на стол и откидывается в кресле)

Я президент!

ЧЕЛОВЕК

(переводя взгляд на Навального)

А почему?

НАВАЛЬНЫЙ

(гордо и достоинством)

Меня народ выбрал!

ЧЕЛОВЕК

(показывая рукой на окно кабинета)

Я вот, кстати, только что с улицы. Так там народ как раз спрашивает: а почему же вам все таки разрешали летать своими дронами над объектами, охраняемыми Федеральной службой охраны? И всё там снимать?

НАВАЛЬНЫЙ

(привставая из-за стола)

А не пойти ли вам...

ЧЕЛОВЕК

(смеясь)

Назад, к народу? Всенепременно, любезнейший Алексей Анатольевич! Только вот еще просили спросить - а почему вас так и не посадили-то?

НАВАЛЬНЫЙ

(разводя руками)

Да откуда я знаю! Боялись!

ЧЕЛОВЕК

(вдруг подскакивая к Навальному)

Боялись? А кто тебе заказал Медведева, а? Игорь Иванович? Игорь Иванович тебе заказал?!

НАВАЛЬНЫЙ

(повышая голос и выходя из-за стола)

Да какой Игорь Иванович! Я с ним боролся! Я его разоблачал!!

ЧЕЛОВЕК

(повышая голос в ответ)

Ах, ты боролся? Ты, значит, боролся?! Ты разоблачал?! Пока настоящие бойцы революции гнили в тюрьме, ты разоблачал его ложки! Ложки!!

НАВАЛЬНЫЙ

Не только!

ЧЕЛОВЕК

И вилки! Ты разоблачал его ложки и вилки! Да он же специально закупал эти ложки и вилки, чтобы ты его так разоблачал! А вокруг тебя при этом все, кто выходил на улицы, садились в тюрьму!

НАВАЛЬНЫЙ

А салфетницы?!

ЧЕЛОВЕК

Салфетницы?! Где расследования про Абрамовича, а? А про Алекперова - где?! Салфетницы!..

НАВАЛЬНЫЙ

(немного теряясь)

Я делал... Я... хотел...

ЧЕЛОВЕК

Ах ты хотел? А зачем ты Вайно написал, а? Хотел спросить - про кого еще захотеть? А сделайте-ка нам, Алексей Анатольевич, что-нибудь такое про Алишера Бурхановича...

НАВАЛЬНЫЙ

Мне нужен был паспорт!

ЧЕЛОВЕК

Да на каждом углу продается твой паспорт! Не говоря уж о том, что при современном развитии печатного дела у них на Западе подделать российский паспорт — это такой пустяк, о котором даже смешно говорить! А? Или нет за тобой никакого Запада?

НАВАЛЬНЫЙ

(странно подергивая уголком рта)

Чего вы хотите?

ЧЕЛОВЕК

Я хочу, чтобы ты сознался.

НАВАЛЬНЫЙ

Но в чем?! Я прозрачен с тринадцати лет!

ЧЕЛОВЕК

Ах, ты прозрачен? Посмотрите-ка на него, он прозрачен! Так, значит, говоришь, ты Анатольевич?

НАВАЛЬНЫЙ

А... Анатольевич я..

ЧЕЛОВЕК

А вот знающие люди говорят, что ты - Полиграфович!

НАВАЛЬНЫЙ

(дрожа и бледнея)

Кк... как вы узнали?! Я...

ЧЕЛОВЕК

Да ты гомункул! Тебя специально вырастили! А? Алексей Полиграфович? Ты гомункул?

НАВАЛЬНЫЙ

(медленно опускаясь в кресло)

Я... я...

ЧЕЛОВЕК

Или ты андроид? Тебя не выращивали, тебя сконструировали? Кто тебя сконструировал? Сурков? Еще в девяносто девятом?

Навальный мелко дрожит, внутри у него что-то жужжит.

ЧЕЛОВЕК

(подходя к Навальному и нависая над ним)

Тебя сделали для того, чтобы ты рос вместе с Путиным. И по мере роста недовольства Путиным, что, конечно, неизбежно при таких сроках у власти, ты должен был всё сильнее оттягивать на себя протестный потенциал. Да?

Из ноздрей Навального появляется легкий белый дымок. Он перестает дрожать, но продолжает жужжать.

ЧЕЛОВЕК

А Волкова к тебе приставили, потому что он инженер. Он должен был следить за твоей работоспособностью и обеспечивать фронт. Так?

Дымок появляется из левого уха Навального. Он перестает жужжать. В кабинет врывается Леонид Волков.

ВОЛКОВ

(бросаясь к Навальному и расстегивая ему рубашку)

Что вы делаете?! Он же сгорит! Я еще когда ему глаз плеснули так испугался... Там же глаз уникальный! Такой только Сурков мог сделать, теперь уже нет специалистов...

ЧЕЛОВЕК

(отходя в сторону и выглядывая в окно)

Да и пусть что сгорит... Я его вообще хотел толпе отдать. Они бы его и так сожгли...

ВОЛКОВ

(открывая на груди Навального дверцу и засовывая туда отвертку)

Да вы что! Сожгли... Это же инженерный шедевр! Таких больше не делают. Его в музей надо... А вы - сжечь...

ЧЕЛОВЕК

(продолжая смотреть в окно)

Первый в мире робот-провокатор... Гапоноид. И чего только не бывает в России.

ВОЛКОВ

(расстроенно)

Не включается... Вот кто теперь ремонт-то оплатит?

ЧЕЛОВЕК

(оборачиваясь к Волкову)

Вот ты и оплатишь! Ты сколько денег получил на кампанию?

ВОЛКОВ

(убирая отвертку и закрывая дверцу в груди Навального)

Че вот вы сразу... Сколько получил, сколько получил.. А, может, Алишер Бурханович заплатит? Он же любит всё такое.. техническое?

ЧЕЛОВЕК

(подходя к Волкову)

Его заинтересовать надо... Вот, скажем, ты можешь сделать так, чтобы он в полночь и в полдень растопыривал руки и кричал: "Я король мира"?

ВОЛКОВ

(удивленно глядя на человека)

Могу, конечно. А зачем?

ЧЕЛОВЕК

(увлеченно)

А мы его тогда Алишеру Бурхановичу на яхту поставим! Будет такая носовая фигура.. И в полночь и в подлень... Символично! Вот он и заплатит.

ВОЛКОВ

(оценивающе рассматривая Навального)

Надо будет только от морской воды защитить.

ЧЕЛОВЕК

(направляясь к выходу из кабинета)

Ладно, пошел я. Ты тут всё прибери. Его заберут.

ВОЛКОВ

(вслед человеку)

Это... Кто же теперь президентом-то будет?

ЧЕЛОВЕК

(не оборачиваясь)

А вот это уже совсем не твое дело. Кто должен был быть - тот и будет...

Человек выходит. Волков смотрит ему вслед, после чего переводит взгляд на неподвижно лежащего в президентском кресле Навального и вздыхает.

ЗАНАВЕС