August 9th, 2017

Океан лжи

Жизненный опыт — жестокая штука. Когда я в 1988 году случайно наткнулся на ночную прямую трансляцию (на советском телевидении!) 11-часового концерта в поддержку Нельсона Манделы на стадионе Уэмбли, я понятия не имел, кто такой Нельсон Мандела. Но я сразу же понял, что он — голова, раз в поддержку его поют столь разнообразные люди, включая, между прочим, Бориса Борисовича Гребенщикова.

Но жизненный опыт неумолим, и однажды мне пришлось узнать, что Нельсон Мандела был террористом, убивавшим в том числе и мирных жителей, что арестован он был по наводке ЦРУ и что вся его заслуга перед народом ЮАР была только в том, что он просидел 27 лет в тюрьме. А потом вышел, стал президентом и превратил цветущую страну в грязную клоаку, где страшно выйти на улицу.

Кто виноват? — зададите вы мне главный русский вопрос. А я вам отвечу: виноваты те самые люди, которые устроили на стадионе Уэмбли 11-часовой концерт в поддержку террориста. Включая Бориса Борисовича Гребенщикова.

И если Нельсоны Манделы появляются и исчезают, то такие вот люди остаются с нами навечно. Не такие, как Гребенщиков, конечно. А такие, как те, которые выводили его на сцену огромного стадиона петь в поддержку какого-то совершенно неизвестного ему человека.

Ведь и теперь какой-нибудь такой же 17-летний дурак, каким я был в 1988 году, наткнётся в YouTube на заголовок: «Критик Путина Алексей Навальный думает, что с вероятностью 50/50 он будет убит». И нажмёт на ссылку. И посмотрит трейлер фильма CBS (солидная фирма!), а там ему сразу же скажут: «Главный оппозиционный деятель России полагает, что с 50-процентной вероятностью погибнет за свои высказывания против Путина — судьба, которая в последние годы постигла многих врагов Кремля». И 17-летний дурак сразу же поймёт, что Алексей Навальный — это голова, раз его хочет убить сам Путин, и поэтому в поддержку его снимает целый фильм CBS.

Быть может, однажды этот дурак вырастет и узнает, что Навальный никогда не был «главным оппозиционным деятелем России», что ни один «враг Кремля» в России не погиб за свои высказывания «против Путина», а может быть, даже поймёт, что Навальный просто отмахнулся от бестактного вопроса корреспондента CBS известным русским анекдотом про блондинку и динозавра (вероятность встретить динозавра на улице 50 на 50 — либо встречу, либо не встречу). Но всё это будет потом (если вообще будет), а вот прямо сейчас, в эту секунду, пусть он поверит во всю эту чушь про русских хакеров, вмешательство в американские выборы, а также про несгибаемого трибуна, в одиночку противостоящего Темнейшему, который хочет поработить мир.

Впрочем, в этой ситуации, как и в ситуации с ЮАР, интересен не вот этот вот конкретный момент лжи, а интересны последствия. Не знаю, задумывались ли впоследствии люди, накачавшие западное общественное мнение образом мудрого (27 лет в тюрьме!) Нельсона Манделы, о том, во что они (именно они!) превратили Южно-Африканскую Республику. Но что-то подсказывает мне, что не задумывались.

Точно так же эти вот люди из CBS наверняка не задумываются о том, что они подвергают жизнь Алексея Навального неиллюзорной опасности. Потому что если всё время рассказывать, что с вероятностью в 50% какого-то человека убьют за то, что он против Путина, рано или поздно найдётся безумный фанатик, который воспримет это как руководство.

Можно, конечно, предположить и более изощрённый план (хотя вера в существование изощрённых планов и называется конспирологией) — они ждут, что 50-процентный шанс реализуется. Потому что если (не дай бог!) с Алексеем Навальным что-то случится — хайпа на этом поднять получится столько, что любая ложь оправдается.

Мы видели это уже тысячу раз. Как вдруг рассасывались, подобно внезапно исчезающему торнадо, огромные информационные кампании и как вместо них немедленно начинались другие, столь же огромные. Как эти волны целенаправленной лжи, художественных домыслов и изящных передёргиваний (радио «Свобода», например, пишет: «Навальный намерен баллотироваться в президенты на выборах 2018 года, хотя лишён такой возможности из-за особенностей российского законодательства» — понимаете? Из-за особенностей! А не из-за того, что он осуждён!) — как всё это перекатывается, сталкивается, разбивается и составляет целый океан полной фигни, на поверхности которой гордо стоит атомный авианосец, и капитан в белоснежном кителе рассказывает выстроившейся в парадном порядке команде про вред и злонамеренность фейковых новостей.

А команда, конечно, внимает — ведь авианосец абсолютен, и этот океан ничего не сможет ему сделать, потому что со времён «Титаника» прошло уже сто лет и мы многому научились.

И плевать, что рейтинг доверия к Навальному в России не поднимается выше процента, что борец с коррупцией отбывает условное заключение по делу о коррупции, что осуждающий чиновников и депутатов за приверженность к западному образованию человек учит своих детей в США — всё это частности, о которых, во-первых, ни в одном иностранном фильме про Навального не говорится, а во-вторых, как следствие, никто там об этом не знает. Как не знал я, например, в свои 17 лет, что Нельсон Мандела был террористом.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Власть корпораций

Идеология — это описание невидимой цели, которая оправдывает видимые средства, — писал Виктор Олегович Пелевин и ошибался. Потому что кроме циничных политиков, которые действительно используют идеологию как инструмент, существуют еще и директора транснациональных корпораций. Которые готовы идти себе в убыток ради идеологии, в которую искренне верят. И это, поверьте, гораздо страшнее.

Вот только за последние две недели примеры. Сотрудника Google уволили за то, что позволил себе утверждать о существовании биологических причин гендерного неравенства в технологической отрасли. Руководство корпорации добра заявило, что своим заявлением сотрудник, цитирую: «увековечивает гендерные стереотипы». И хотя примерно в это же время в научном журнале, посвященном болезни Альгецмера, вышло исследование о том, что интенсивность кровообращения в различных участках мозга мужчины и женщины действительно различается — это совершенно никак не может повлиять на святую веру в абсолютное гендерное равенство.

Или, скажем, Facebook сообщил о намерении сопровождать ссылки на сомнительные статьи ссылками на статьи, цитирую «гарантированно достоверными на ту же тему». Кто же будет определять сомнительность и достоверность статей? Это будут делать агентство  Associated Press, а также фактчекинговый сайт PolitiFact, существующий на деньги Фонда Демократии, созданного для поддержки Конституции США. Но позвольте, в Первой поправке к Конституции США говорится, что Конгресс не может ограничивать свободу слова и печати! Ах да, то же Конгресс… А не Facebook.

И не сервис по сдаче и найму недвижимости AirBnb, который на прошлой неделе, внимание, безвозвратно удалил аккаунты людей, пытавшихся снять жильё в городе Шарлотсвилль, штат Вирджиния. А знаете, почему? Потому что в этом городе должен был состояться митинг партии «Объединение правых».

Когда AirBnb прямо спросили, в чем дело, они ответили так, цитирую: «Мы принимаем людей вне зависимости от их расы, религии, национальной принадлежности, этничности, сексуальной ориентации или пола. Некоторые придерживаются политики, которая прямо противоположна нашей, и мы закрыли им доступ к сервису». Ну что же, Валерия Ильинична Новодворская формулировала это несколько проще: «демократия только для демократов».

Нет, неправ, неправ оказался Виктор Пелевин. Идеология — это все таки не только описание невидимой цели.

Это еще и диагноз.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.