October 26th, 2017

Ксюша и танк

Ну кто бы мог подумать, что недельной давности шутка журналиста Романа Могучего про то, что штаб Ксении Собчак возглавят Валентин Юмашев и Полина Дерипаска, окажется настолько пророческой? Впрочем, как оказалось, пророчествовать в случае с Ксенией Собчак довольно несложно. Вот уже и Олег Кашин нашёл свой четырёхлетней давности пост, где он намекает, что Ксения — это будущий президент. После чего и мне пришлось искать в закромах рассказ аж 2004 года под названием «Ксюша Глобализация». Ну а как не следить пристально за дочерью наставника президента, к тому же столь активной и популярной?

И вот, наконец, дождались. Ксения Анатольевна не только объявила о своём желании участвовать в кампании, но и озвучила предварительные тезисы этой кампании, а также назвала первых участников штаба.

Тезисы кампании вопиют нам о том, что Ксения в политике не только новичок, но и вообще ничего не понимает. Впрочем, она, как мы видели это уже не один раз, очень быстро учится, так что вопрос с политикой поправим.

Гораздо интереснее штаб. Нет, Валентин Юмашев и Полина Дерипаска в него пока не вошли, но, поверьте, если даже и не войдут — то рядом обязательно будут. Потому что штаб Ксении Собчак олицетворяет собой неиллюзорное, масштабное возвращение самых махровых девяностых в лице своих ярчайших представителей. Начальник штаба — Игорь Малашенко. Тот самый Игорь Малашенко, который сооснователь НТВ и работал ещё в штабе Ельцина в 1996 году. Тот самый, придумавший знаменитую газету «Не дай бог!». Среди участников штаба уже сейчас названы Авдотья Смирнова (жена Анатолия Чубайса, на минуточку), Елена Лукьянова (дочь Анатолия Лукьянова, председателя Верховного Совета СССР), Сергей Кальварский (режиссёр самых адских клипов 90-х), Марина Литвинович (главная звезда того, исторического Фонда эффективной политики Глеба Павловского после самого Глеба Павловского). А также политтехнолог Алексей Ситников, который в том же 1996 году предложил выдвинуть генерала Лебедя, чтобы смутить электорат коммунистов. О поддержке Собчак заявил даже Михаил Ходорковский.

Как справедливо заметила модный политолог Екатерина Шульман, в этом списке не хватает только покойных Михаила Лесина и Бориса Березовского, да будет им уютно на небесах.

Нет, конечно, есть в этом штабе и современные люди. Но эта статья не про них, а про неизбежный конфликт вот этого вот тяжёлого груза 90-х с самой Ксенией Собчак. Которая, с одной стороны, является по рождению плоть от плоти (извините) этих самых 90-х, будучи дочерью Анатолия Собчака, но с другой стороны — является ярчайшей фигурой новейшего времени и предлагает нам кампанию нового типа. О том, сколь острым может быть этот конфликт, все наблюдатели увидели ещё в то время, когда шла первая пресс-конференция Ксении. Объявление о том, что штаб возглавит Игорь Малашенко, стало настоящим ударом для его подруги, светской журналистки Божены Рынски, которая ещё несколько дней назад называла Собчак подлюкой и гадиной за то, что та смеет заявлять о своих президентских амбициях в то время, когда надо всячески поддерживать Алексея Навального. Растерянность Божены, обозначенная ею в Facebook, была столь велика, что наблюдатели испугались за женское счастье и стали всячески уговаривать журналистку не принимать поспешных решений. «Собчак пройдёт, а муж останется», — мудро заметила какая-то дама, в результате чего любовь победила. Божена объявила, что в качестве компенсации за участие Малашенко в кампании она заведёт себе алабая. Видимо, раньше Игорь Евгеньевич не разрешал.

Но не всегда конфликт удастся разрешить с помощью алабая. Полагаю, что уже вчера к вечеру телефон господина Малашенко раскалился от звонков теней прошлого: «Привет, старик, я слышал, ты снова в деле. Может, и нам тоже тряхнуть стариной?»

И знаете, что во всём этом самое странное? Самое странное в этом вот что. Если Ксения Собчак не собирается победить, если она хочет карнавала, хайпа и весёлого хоровода счастливого избирателя — то зачем тогда для всего этого такой серьёзный технологический штаб? Малашенко и Ситников ведь настроены побеждать, причём побеждать угрюмо и прямолинейно. Малашенко и Ситников — это политтехнологический танк. А для карнавала можно было поискать кого-нибудь повеселее. Достаточно одного звонка Эммануила Гедеоновича (папа мужа Ксении Собчак), чтобы из-под земли в одно мгновение выросли какие-нибудь задорные клоуны.

Если же мы имеем дело с настоящей, серьёзной кампанией, в ходе которой будет выкована новая, политическая Ксения Собчак, — то после этой кампании для Ксении Собчак дороги назад больше не будет. И система, скорее всего, захочет встроить её в свой контекст. И если Ксения о чём-то и договаривалась с Путиным во время их таинственного разговора — то наверняка именно о своём месте в системе четвёртого срока. И попытаться определить это место — вот главная задача для каждого пытливого пикейного жилета на ближайшие полгода. Кто угадает — будет зарабатывать больше.

Но, повторюсь, эти полгода ещё надо прожить. Прожить, не перессорившись, потому что штаб Ксении Собчак в существующем виде — это бомба замедленного действия. В нём изначально заложен серьёзный конфликт поколений, и мы обязательно увидим, как этот конфликт реализуется.

Причём наверняка даже не один раз.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

И забудем об этом

Довольно трудно объяснить иностранному человеку, почему празднование очередной годовщины октябрьской революции называется ноябрьскими праздниками. Между тем, разгадка здесь предельно проста: собственно, праздник годовщины революции впервые отмечался ровно через год после нее, и это было уже 7 ноября, а не 25 октября. Потому что переход России на григорианский календарь произошел именно прошедшей зимой 1918 года. Так и сложилось, что революция — октябрьская, потому что произошла в октябре. А праздники — ноябрьские, потому что появились как раз в ноябре.

Тем не менее, вот это вот сакральное отношение большевиков к дате захвата власти, было одной из основ советской идентичности. Ради того, чтобы отмечать событие день в день, а не по календарю, можно было потерпеть и парадокс годовщины октябрьской революции в ноябре. Точно так же весь христианский мир отмечает теперь Рождество, которое ни у одной из христианских конфессий не совпадает с, собственно, днем начала эры, начинающейся именно от рождества. Абсолютное время, в некоторых случаях, важнее календаря.

Оно важнее, например, когда мы празднуем день рождения Пушкина 6 июня по новому стилю, а не 26 мая по старому, когда он на самом деле родился. Зато оно совершенно не важно, скажем, для памяти о Кровавом воскресеньи, которое мы поминаем именно 9 января по старому стилю, когда оно и произошло. Эта изменчивость времени и календаря лукава и, порой, может ввести нас во смущение. Две неприкаянные недели между юлианским и григорианским календарями еще долго будут путать нас, хотя с момента смены календаря в России прошел почти век. А представьте себе, каково было русским этот век назад. Когда Россия столетиями жила с Европой с 13-дневной разницей во времени.

Впрочем, сакральность события за последние четверть века как-то потускла, и мы вполне можем вспоминать его по существующему календарю. Именно 25 октября 1917 года, ровно 100 лет назад, Военно-Революционный комитет при Петроградском Совете Рабочих и Солдатских Депутатов объявил: «Временное правительство низложено». Произошло то, что потом стали называть Октябрьской революцией. И вся история человечества пошла по другому, неведомому раньше пути.

Будучи школьником, я с волнением думал, что однажды доживу до столетия революции. Сейчас же я, честно говоря, не испытываю ни малейших эмоций.

Те же, для кого это событие до сих пор остается сакральным, могут, по традиции, дождаться своего 7 ноября.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.