November 2nd, 2017

Простые вопросы

Драматический провал последних гастролей Алексея Навального ставит перед ним и наблюдающей публикой ряд интересных вопросов.

Благоразумно заявившая о своих амбициях в тот момент, когда Навальный отбывал административный арест, Собчак сразу же овладела всеобщим медийным вниманием, и Навальному теперь придется как-то возвращать внимание прессы к себе. Сделать это будет тем более сложно, поскольку сама повестка Навального людям, в общем-то, если и не надоела, то стала понятна. На протяжении лет этот политик говорит совершенно одно и то же, а публика жаждет сенсаций. Если новых сенсаций нет — то нет и резона ходить на митинги заезжего трибуна, потому что и так заранее ясно, что он расскажет. Собчак, как и последовавшая за ней Екатерина Гордон, показывают куда как больший опыт обращения с медиа, постоянно вбрасывая с дискуссионное пространство вопросы, острота которых в России практически постоянна: Крым, Ленин и тому подобное. Навальный же продолжает бубнить про коррупцию, а эта тема в России большой остроты в дискуссионном пространстве никак не имеет. Ну да, вот коррупция. Коррупция — плохо. И что? Видимо, девушки, много лет занятые профессиональной журналистикой, гораздо лучше чувствуют аудиторию, чем человек, который отказывается от общения с прессой, считая, что он сам себе пресса.

А вот вопросы, которые встают перед любопытными наблюдателями, куда как более интересные.

Вот Навальный посетил Астрахань, Иваново, Курск и Тамбов. И везде собрал сильно меньше тысячи человек. Трудно избавиться от ощущения, что это собираются волонтеры региональных штабов Навального — то есть, люди, которым он сам платит деньги.

Кроме этого, Навальный периодически рассказывает нам, какие гигантские миллионы они собирают. В том числе, кстати, в биткойнах. Если сравнить количество людей на его митингах с этими вот гигантскими миллионами, то возникает ощущение глубокого несоответствия. Не может такое ничтожное количество людей собирать такое огромное количество миллионов. А это рождает в наблюдателях подозрения.

Еще, конечно, хотелось бы понимать, на что тогда собираются деньги, если известно, что Навальный не может участвовать в выборах. Ведь на сайте трибуна прямо так и написано: «Поддержите кампанию по выдвижению Алексея Навального в президенты». То есть, люди заведомо обманываются, поскольку выдвигаться он не может. В статье 159 УК РФ это называется: «Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием».

Обман и злоупотребление доверием налицо.

В Твиттере «Навальный Live» недавно появился смешной твит «Алексей Навальный любит отвечать на вопросы, даже на самые неожиданные». Как Алексей Навальный любит отвечать на вопросы, мы видели буквально недавно, в Астрахани, где он повернулся спиной к корреспонденту телеканала «Дождь» Владимиру Роменскому и упорно молчал в ответ на всё, что тот хотел узнать у трибуна. А узнать Роменский хотел именно об отношении Навального к участию в выборах Ксении Собчак. Видимо, ответить ему пока нечего.

Между тем, время стремительно уходит — до объявления предвыборной кампании остается месяц, а уже сейчас индекс недоверия к Навальному больше, чем к Собчак, при сравнимо исчезающе малых уровнях индекса доверия. Ответы на вопросы нужны, и если они не будут даны в ближайшие несколько недель — то даже если предположить то самое «чудо», о котором говорила Элла Памфилова, Навальному оно уже не поможет.

Хотя в чудеса я, признаться, не верю.
GAZETA.RU

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Нас и здесь неплохо кормят

110 лет назад Марк Твен приписал премьер-министру Великобритании Бенджамину Дизраэли такие слова, цитирую: «Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Наверное, зачастую так оно и бывает. Но иногда сопоставление нескольких статистических исследований открывает то, что каждое из них и не предполалаго вскрывать.

Вот, например, Росстат утверждает, что 2 миллиона работающих россиян, то есть — 7,3%, получают зарплату меньше прожиточного минимума. Они считаются бедными. При этом количество бедных работников госсектора в 4 раза больше, чем бедных частников. То есть, бедных бюджетников в стране — 6%.

Холдинг «Ромир» одновременно с этим утверждает, что 77% работающих своей работой удовлетворены. 80% довольны работой, потому что она им нравится. А 61% работающих доволен уровнем оплаты труда.
А согласно результатам исследования компании Boston Consulting Group, 80% трудоспособного населения России не имеют, цитирую: «навыков и компетенций для работы на современных рынках». 35% населения заняты работами, для которых нужно только умение — это водители, продавцы и охранники. А вот тех, кто работает на работах, для которых нужно не только умение, но и знание, всего 17%.

В госсекторе, конечно, тоже бывают водители, продавцы и охранники, но все таки люди этих профессий работают по большей части в частном секторе. В госсекторе все же важнее знания, а не умения.

И знаете, что из всего этого получается? Из всего этого получается, что большинство неквалифицированных работников в России своей работой, в общем, довольны. Как удовлетворены и уровнем оплаты труда. Что подтверждается обозначенной компанией Boston Consulting Group тенденцией — на протяжении последних 15 лет доля водителей, продавцов и охранников в нашей стране все время растет.

Вот вам, собственно, и весь образ будущего. Вот вам и цифровая экономика. И зачем, спрашивается, начальство всё это выдумывает, когда, оказывается, большинству населения России всё это не надо.
Мой преподаватель по математической статистике в институте говорил мне: главное, чтобы результаты исследования не вызывали у вас внутреннего протеста.

Вот это как раз тот случай, когда внутренний протест налицо. Вроде и исследования друг с другом вполне коррелируют.

Но в результате получается такое, чего, наверное, не хотелось бы знать.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Безупречная юридическая позиция

Какой интересный материал публикует «Новая газета». Мол, грядет апелляционный арбитражный суд по спору «Роснефти» и АФК «Система», и поэтому надо написать, какая плохая «Роснефть» и какая хорошая «Система». 

««Новая газета» разбиралась в самом громком споре года вместе с экспертами» - и эксперты такие в один голос: Плохая, плохая «Роснефть»!

Да из любого нормального СМИ за такой материал, без точки зрения другой стороны, выгнали бы в семь секунд. Но «Новая газета» же у нас особенная, че уж там.

Ладно, черт с ними, со стандартами журналистики. Мне вот интересно по сути, хотя суть этой статьи понять трудно. Но вроде бы как там говорится про то, что надо заключить мировое соглашение. И что АФК «Система» хочет его заключить.

Но, насколько я понимаю, мировое соглашение заключается, когда одна из сторон признает свою вину и пытается минимизировать ущерб. «Система» же во время суда постоянно говорила о безупречности своей юридической позиции (вы помните, я следил). С этой самой «безупречной юридической позицией» суд она суд проиграла и теперь надо выполнять его решение. Ну или подавать апелляцию. Теперь-то какое еще может быть мировое соглашение?

Но в статье вот так вот прямо и говорится: «АФК «Система» подала апелляцию, которая, по заявлению компании, в первую очередь направлена на заключение мирового соглашения».

Collapse )