May 8th, 2018

Как здорово, что все мы здесь

Вот две картинки рядом: 160 тысяч человек в Париже протестуют против Макрона. Слезоточивый газ, резиновые пули, кровь, кишки. А вот 1,5 тысячи человек в Москве протестуют против Путина. Дубинками некоторым, разумеется, попадает, но в основном людей просто разводят по автобусам, развозят по ОВД и потом отпускают (или передают родителям).

Почему такая удивительная разница? Ну, во-первых, мы живем в свободной стране. А не в таком полицейском государстве, как Франция. А во-вторых, для любого протеста нужны основания. Повод нужен. Французы протестуют против конкретных действий правительства, которое отбирает у французов халяву. А против чего протестовали люди вчера на Пушкинской? Все эти вот хорошо одетые молодые люди с дорогими телефонами, с которых они вели прямую трансляцию по широкополосному и высокоскоростному московскому мобильному интернету. Что у них плохо? Ах да… они задыхаются от несвободы.

Вот, вспомним, к примеру, Майдан. Люди на Майдане стояли понятно за что — за ассоциацию с Евросоюзом. Под которой люди подразумевали немедленное вхождение в Евросоюз, немецкий уровень жизни, введение евро и безвиз со всем миром. Ну, так им обещали. Людей обманули, в результате они потеряли страну, но цель была хотя бы какая-то определенная.

Что же предлагает людям Навальный? Навальный предлагает людям… ничего. Ни Евросоюза, ни безвиза, ни даже печенек. Он только говорит, что посадить надо всех. Ну, так себе повесточка для России, с ее особым отношениям к любым посадкам вообще.

На митинг против реновации много людей выходит потому, что это конкретная проблема, касающаяся лично их.

На митинг в защиту Телеграма много людей выходит потому, что это конкретная проблема, касающаяся лично их.

На митинг Навального выходит мало людей, потому что люди не понимают, за что именно они выходят. И почему они должны выходить в несогласованное место под полицейские дубинки вместо того, чтобы выйти на согласованное место (а мэрия, напомню еще раз, согласовала Навальноому Сахарова).

Но Навальный ведь не дурак. Он понимает, что у него нет повестки. И что просто так, за него, такого прекрасного, никто особо не выйдет. И на Сахарова это будет очевидно, потому что проспект большой и широкий, а людей мало. Поэтому надо позвать людей на маленькую Пушкинскую площадь, к тому же заполненную простыми прохожими. И явка визуально повысится, и провал виден не будет.

Но беспристрастные счетчики всё считают. Полторы тысячи человек. Даже если три тысячи человек — это все равно меньше, чем выходило за Телеграм. А если учесть, что одним из поводов для своего мероприятия в последнюю неделю Навальный называл защиту интернета — то, получается, что за Дуровым в защиту интернета идут в 10 раз больше людей, чем за Навальным. А еще получается, что 30 апреля на Сахарова люди пришли вовсе не на Навального. Как бы он потом не хвастался нам своим грандиозным выступлением. Плевать людям на Навального. Им просто Роскомнадзор надоел.

То есть, получается, что никакого Навального нет. А есть только надоевший всем человек с огромным ЧСВ, плюющий в мозги школоте и выгоняющий школоту под полицию ради телевизионной картинки. Знаете, что вчера сказал политолог Галямов?

Он сказал так: «Отдельно стоит отметить сегодняшние фотографии задержанных детей. Их появление в Сети — большая удача оппозиции».

Понимаете? ВОТ ЗАЧЕМ ВСЁ. Чтобы сделать фотографии задержанных детей. В этом цель Навального. И никакой другой цели у него нет.

Провал явки буквально по всем городам. Нигде не набралось заявленного количества (напомню, что на согласованный митинг на Сахарова Навальный заявлял 15 тысяч человек). В Магнитогорске вообще вышел ОДИН человек. В Питере — в два раза меньше, в Нижнем — в два раза меньше, в Казани и Новосибирске — в три раза меньше, в Кургане — в 4 раза меньше, в Иваново — вообще В СЕМЬ. В Мурманске, о пассионарности которого вчера в эфире так восторженно рассказывал Волков, вышли 50 человек вместо заявленной тысячи. В ДВАДЦАТЬ РАЗ МЕНЬШЕ. Так под собой чувствуют страну люди, которые продолжают идти за Навальным.

И если бы они сняли шоры, которые на них надели Волков с Навальным, чтобы они послушно шли куда скажут, они бы увидели: протестная активность в России в последние два года неуклонно снижается. Потому что меняется модель диалога власти и общества. Люди давно поняли, что протест ради протеста, «за всё хорошее против всего плохого» и «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались» — это пустое сотрясение воздуха. Если есть конкретная проблема (реновация, интернет, свалки) — надо решать конкретную проблему. И когда власти задаются конкретные вопросы — власть вынуждена отвечать на эти конкретные вопросы. Проводить слушания, осаживать криворуких сисадминов, выкручиваться с переработкой мусора. А когда властям кричат: «Эй, власть, лалала!», власть смотрит на кричащих как на идиотов и идет себе мимо.

Так что у меня для Навального нехорошие новости. Он больше не нужен. Люди научились решать свои проблемы без него (вспомним, как он приехал на митинг в Волоколамске, посидел в машине и поехал обратно). Быть может, они бы и пользовались Навальным для решения своих проблем. Но вот незадача — Навальный с 2005 года НИ ОДНОЙ проблемы для этих людей не решил. Зато создал им проблем — тысячи. И еще не ответил перед этими людьми ничем. За Болотную даже не ответил. После которой, благодаря Навальному, люди сидели. Подолгу.

И напоследок еще одна цитата.

«Я не иду на акцию Навального и вам не советую.
Было бы глупым сесть за интересы дельца-политикана, которому всегда было наплевать даже на политзеков со своих митингов, от 6 мая до «НеДимонов». Сесть за интересы обманщика и манипулятора, который не только не способствует приближению чего-то более справедливого, чем путинский режим, — но и всячески помогает режиму воспроизводить это новейшее самодержавие».

Это Владимир Акименков сказал. Один из тех, кто благодаря Навальному попал после Болотной под уголовку.

Собственно, всё.
RT

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.

Утюг и паяльник

Человеческая мысль чрезвычайно затейлива и спонтанна. Вряд ли создатели паяльника и утюга могли даже предположить, каким образом их изобретения будут использоваться на одной шестой части суши однажды во времена становления дикого капитализма. Компания Microsoft, выпускавшая в девяностые годы популярнейший авиасимулятор, вряди предполагала, что на нем будут учиться управлять самолетом террористы, уничтожившие Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. А авторы популярных мессенджеров со сквозным шифрованием сообщений вряд ли предполагали, что их программы будут использоваться злоумышленниками любых мастей для сокрытия своей переписки от правоохранительных органов.

Причем заметьте — речь идет не о каких-то малоизвестных возможностях всего вышеперечисленного, а о его базовой, основной функциональности. И пока, например, Марк Цукерберг пытается бороться с фейковыми новостями, утечками персональных данных через приложения и выдуманным русским политическим троллингом, как бы подразумевается, что основная, базовая функциональность крупнейшей в мире социальной сети совершенно надежна и безопасна. Величайший в мире социальный механизм исправно делает то, для чего он изначально был предназначен: создает социальные связи.

В том, что социальные связи действительно создаются, убедились исследователи проекта Counter Extremism, изучающие интернет на предмет распространения информации экстремистского содержания. Один из участников проекта внезапно обнаружил, что после посещения нескольких исламистских сайтов он стал исправно получать от Facebook предложения почитать и другие подобные сайты. А когда вопрос изучили несколько глубже, оказалось, что Facebook не только помогает интересующимся найти экстремистскую информацию. Но еще и предлагает подписчикам с террористическими интересами добавить к себе в друзья других подписчиков с террористическими интересами.

Это одна из основных, фундаментальных возможностей Facebook, развивающаяся с самых первых дней его существования — механизм рекомендации друзей. Facebook анализирует интересы пользователя и предлагает ему пользователей с похожими интересами. Да, вы всё поняли правильно — социальная сеть Facebook в автоматическом режиме создает террористические сети, объединяя вместе террористов, которые без Facebook никогда бы друг о друге ничего не узнали. А всего на Facebook, на минуточку, полтора миллиарда аккаунтов.

Ну что же, теперь осталось только узнать, что с этим неожиданным знанием будут делать спецслужбы. Или использовать его для агентурной работы. Или же требовать взять всё и запретить.

Впрочем, успокаивает тот факт, что паяльники с утюгами все таки не запретили.

Originally published at <KONONENKO.ME/>. You can comment here or there.